Лошади Пржевальского и другие открытия в дикой природе  экоцентра «Джейран»

Открываем дикую природу мы, волонтеры, приехавшие в начале марта на остеологический учет. Участвуем в нем вместе с сотрудниками экоцентра.

 

 

Экологический центр «Джейран» расположен в пустыне Кызылкум недалеко от Бухары. В мае 1977 сюда привезли первых джейранов.

 

 

К их приезду готовились. 5145 гектаров были огорожены 40-километровым забором. Затем сюда, в дикую природу, привезли куланов и лошадей Пржевальского.

 

 

Деградированное пастбище, вытоптанное овцами, в естественных условиях возродилось. Здесь появились саксаульники, заросли тамарикса, фиолетовой и красной солянки и других пустынных растений.

 

 

Благодаря протекающему в ближайшем соседстве  Аму-Бухарcкому каналу животные имеют питьевую воду. Она дренирует из канала, выклинивает и пополняет озера.

 

 

Пополняют озера и сезонные дожди. Зима 2018-го оказалась сухой. Но к нашему приезду небеса разверзлись и пустыню основательно залило. И при нас прошли ночные ливни.

 

 

Сейчас у экоцентра две территории. Они разделены автомобильной трассой.

 

 

Вторая по площади больше. По решению Кабинета Министров от 2008 года Бухарскому областному хокимияту предписывалось дополнительно выделить 24 тыс. га. Решение было принято, но до сих пор не исполнено. По кадастру площадь второй территории – 11377 га. По статусу – вторая территория – охраняемая, по факту – нет. Там процветает браконьерство. Пустыня, предназначенная для обитания диких животных, испещрена автомобильными колеями. В этом мы, волонтеры, убедились во время осеннего учета животных. По данным осеннего учета животных там обитало 26 джейрана (в 1997-м – пятьсот). Лошадей Пржевальского и куланов с той территории вернули назад от греха подальше. И какое удовольствие наблюдать за ними.

 

 

Число лошадей Пржевальского  более чем вполовину уменьшилось после отправки части лошадиной семьи в зоопарки. Для лошадей важна любовь. Приплод есть, но родится теперь жеребят меньше, чем прежде.

 

 

Что такое остеологический учет? Поиск останков погибших за зиму животных. Хотя среди волонтеров есть участники и осенних, и весенних учетов, но есть и такие, кому искать кости впервой. Для чего? Все останки изучаются, анализируются и хранятся, как научная ценность. Осенние учеты животных и весенние  остеологические – часть научной деятельности экологического центра «Джейран».

 

 

Осенний учет 2017 года позволил определить, сколько здесь джейранов – 956. Куланов насчитали 125, лошадей Пржевальского – 16.

 

 

Теперь предстоит прочесать по возможности всю территорию. По возможности, потому что значительная часть территории залита дождями, да и болота и соленые озера «вспухли».  Для начала – инструктаж о направлении движения. После чего расходимся. «Цепь» весьма условна на пересеченной местности. На пути преодолеваем то бугры и саксаульники, то спуски и болота.   

 

 

Смотреть приходится и вправо и влево и, конечно, под ноги. Ого, черепаха проснулась и выползает из укрытия после зимней спячки.

 

 

На правом фланге волонтеры пакуют в мешок остеологическую находку.

 

 

Находку, предупредили во время инструктажа, можно оставить у пронумерованных столбов. По прямой за день одолеть надо километров четырнадцать. По кривой и того больше.

 

 

Снова смотрим под ноги. «Ой, цветок в пустыне!» 

 

 

Дальше пути нет. Еще несколько шагов вперед — и начинаются топи.

 

Держим курс на вышку. Их в экоцентре несколько. В течение двух дней, столько длился учет, ориентиром служит то одна вышка, то вторая, то третья.

 

 

У этой вышки общий сбор.

 

 

Как раз поспели к обеду.

 

 

Мимо промчались куланы.

 

 

Снова расходимся. И снова инструктаж про ориентиры. Пока обзор хорош. Мы на высотке.  Но стоит спуститься в саксаульники, как ощущаешь себя в полном отрыве от времени и цивилизации.

 

 

 Вокруг – пустыня Кызылкум.

 

 

Что видно с вышки?

 

 

Охотники в небе.

 

 

Лебеди на водной глади.

 

 

Вышки – прекрасное место для наблюдения за животным миром пустыни. Но у остеоучета другая задача.

 

 

Если прислушаться, то и шум ветра не помеха. Там, где линия электропередачи,  пролегает железнодорожная колея. По ней время от времени бегут железнодорожные составы. Стук колес, гудки не пугают привычных к ним животных. А волонтерам они сигналят о направлении движения.

 

 

Откуда волонтеры? Обычно приезжают из Ташкента и Самарканда. На этот раз нас собралось не так уж много. Но есть волонтерша из Москвы.  Людмила следила за информацией об учетах в экоцентре «Джейран» в интернете, списывалась с организаторами. Наконец, приехала и вполне довольна своим вкладом  в остеоучет.

 

 

«А это наши косточки».

 

 

Фотолюбители вполне довольны охотой на просыпающихся жучков и паучков.

 

 

Выезд на тракторе и тракторных тележках на дальние маршруты – среди незабываемых впечатлений волонтеров-горожан.

 

 

Солнце и облака сменяются тучами. Но дождя во время учета нет. Сбор у трактора, чтобы снова отправиться по новым маршрутам.

 

 

После весенних дождей Кызылкумы мало соответствуют традиционным представлениям о выжженных солнцем такырах и песках.

 

 

Все знает о Кызылкумах Наталья Васильевна Солдатова. Сорок лет жизни в пустыни, сорок лет верного служения экоцентру «Джейран». За эти годы его не раз переименовывали.  Но все эти годы Наталья Васильевна – ведущий научный сотрудник экоцентра, замдиректора по науке – изучала поведение диких животных и делала все для того, чтобы им здесь было безопасно и комфортно. Сотрудники называют ее мамой. Если бы могли говорить джейраны, куланы, лошади Пржевальского, что обитают на просторах экоцентра,  и другие виды диких животных, что содержатся в вольерах, они бы тоже называли ее мамой.

 

 

И напоследок засмотримся на Луну. Чтобы увидеть такую огромную и оранжевую, надо приехать сюда, в удивительное место в Кызылкумах, в экоцентр «Джейран».

 

Фоторепортаж Наталии  ШУЛЕПИНОЙ

Источник — «Новости Узбекистана»

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Фото

Партнеры