ЖЕЛТАЯ РОЗА С РУБИНОВЫМ ПЯТНОМ — мечта ботаника Николая Русанова

Когда вам говорят, что на выведение нового сорта растения ушло два-три года, не верьте. На самом деле селекция ведется десятилетиями. Ученый-ботаник, изучая генетику растений, их происхождение, скрещивает разные виды и подвиды, чтобы получить новые формы деревьев, кустарников с нужными для человека качествами. Наш собеседник – потомственный селекционер, сын основателя Ташкентского ботанического сада, доктор биологических наук Николай РУСАНОВ.
Экоальманах «Просто пишем о среде» (2-й выпуск), 2004г.ЖЕЛТАЯ РОЗА С РУБИНОВЫМ ПЯТНОМ - мечта ботаника Николая РусановаКогда вам говорят, что на выведение нового сорта растения ушло два-три года, не верьте. На самом деле селекция ведется десятилетиями. Ученый-ботаник, изучая генетику растений, скрещивает разные виды и подвиды, чтобы получить новые формы деревьев, кустарников с нужными для человека качествами. Наш собеседник–потомственный селекционер, сын основателя Ташкентского ботанического сада, доктор биологических наук Николай РУСАНОВ.

— Николай Федорович, вы более тридцати пяти лет работаете в Ташкентском ботаническом. Когда вы поняли, что ваше призвание – стать ботаником?

— Я родился в семье ученых. Отец уже был директором ботанического сада при Среднеазиатском государственном университете. Мать, Зинаида Петровна Бочанцева, тоже работала с растениями. И, конечно, свое детство я провел в Саду, бывал с родителями в многочисленных экспедициях. После окончания школы размышлял, куда пойти учиться. И хотя серьезно увлекался зоологией и техникой, гены ботаников возобладали. Пошел по стопам отца – поступил в cельскохозяйственный институт на лесфак.

Закончив его, проработал около четырех лет в Институте лесного хозяйства, параллельно учась в аспирантуре. Моим руководителем при подготовке кандидатской диссертации был Виктор Михайлович Ровский. А тема – «Культура катальпы в Ташкентском оазисе». Поясню: катальпа – техническое растение. Химики, исследовав масло этого дерева, пришли к выводу, что оно может заменить тунговое масло, служащее основой лакокрасочной промышленности. Вот и появилась идея создать невысокое дерево, чтобы легче собирать плоды.

Поначалу не хватало знаний по цитоэмбриологии растений, да и руководитель только направлял меня. Он говорил: «Если я вам напишу план работы, вы ничего не добьетесь. Работайте самостоятельно». Вот я и скрещивал катальпу с тем, что было под рукой, – лианами, травами… Однако получил гибрид лишь с кустарником хилопсисом линейным, родина которого – юг США и Мексика. Мне удалось вывести семь форм хилокатальпы. Это древесно-кустарниковое растение с раскидистой кроной и чудными трубчатыми цветами белого и розового цветов. Декоративное дерево цветет с июня по октябрь. Выведенную в начале 60-х, хилокатальпу из Сада стали рассылать по всем уголкам Узбекистана. Чудо-дерево украшает бульвары нашего города, высажено у Центрального выставочного зала. Однажды американские садоводы попросили черенки, и хилокатальпа с успехом прижилась в Америке.

— Селекция длится годами. Почему так долго?

— Дело в том, что для выведения нового сорта необходимо собрать генофонд растения. Иными словами, ученому надо знать о растении все. На собирание коллекции необходимых видов порой уходит несколько лет. И только потом специалист занимается скрещиванием. Часто его работу продолжает другой ученый. К примеру, хлопчатник сортов «ташкент-1», «ташкент-2» создавали три поколения ученых.

— Родители часто помогали вам в научном поиске?

— Скажу так, тепличных условий мне не устраивали. «Иначе ничего не будешь знать», – говорил отец. Безусловно, их знания и опыт мне пригодились. Но мама помогала лишь мудрыми советами. К примеру, в Институте лесного хозяйства приходилось перескакивать с одной темы на другую. Мать говорила, что подобные метания не приносят результатов. Советовала выбрать свое направление и идти по нему. В 1965 году я пришел работать в Ташкентский ботанический. Отец был достаточно жестким человеком. Спрашивая что-либо у него, слышал в ответ: «Подыскивай тему для работы сам. Найдешь – молодец, не найдешь – значит, не надо». К тому же у отца и матери была своя научная работа, им катастрофически не хватало времени. Они были фанатами в своем деле.

— С какими растениями вы еще работали?

— В Ботаническом саду занялся гибридизацией ореха. Скрещивал грецкий орех и пекан. Но подобное гибридное дерево не плодоносило. Опыты привели к тупиковой ситуации. Результаты исследований легли в монографию по интродукции ореха, которая вошла в многотомный сборник «Дендрология Узбекистана».

Попытался повысить устойчивость карагача к голландской болезни. Она проявляется в том, что паразитирующий грибок, попадая в сосуды дерева, закупоривает их. Оно на глазах засыхает и падает. Я перепробовал много вариантов, но получил лишь несколько плакучих форм этого дерева, отличающихся большой декоративностью. Карагач все же оказался подвержен болезни. Как видите, результаты опытов не всегда оправдывают ожидания. На один успешный вариант приходится много провальных. А вообще, тупиковый результат – тоже результат. Экспериментируя, можно выявить эволюцию дерева, кустарника. Ботаники заметили, что у гибридных растений проявляются черты предков.

Около шести лет понадобилось, чтобы вывести кельрейтерию – декоративное дерево с ярко-красными плодами. Cейчас в Саду три рощи этого дерева. Кельрейтерия очень понравилась французам, они даже просили выслать им это дерево
.
— Николай Федорович, вы работаете с розами более двадцати лет. Чем они привлекают?

— До меня на опытном участке, где представлена коллекция роз, диких шиповников и их гибридов, работал Ахмед Усманович Усманов. Получив согласие на выполнение данной темы, я стал изучать среднеазиатские виды шиповников. Дело в том, что, если не знаешь географии растения, приходится заново собирать коллекцию. Цветы заинтересовали меня своим многообразием, уникальной витаминностью и другими качествами. Да к тому же среднеазиатские виды мало изучены. Вот и решил селекционировать розы.

Изучал эволюцию и витаминность наших роз на растениях, выращенных из семян, которые были собраны в экспедициях. Участвовал в ежегодных поездках по хребтам Тянь-Шаня, Памиро-Алая и по Копетдагу. Много лет ученые собирали семена и живые растения видов розы, затем высевали или выращивали на экспериментальном участке. Кроме того, было собрано около четырех тысяч листов гербария.
В Средней Азии растет около тридцати шести видов розы. Мною получено 392 межвидовых гибрида из 797 вариантов скрещиваний. Также было изучено содержание аскорбиновой кислоты в этих растениях, что позволило выводить урожайные витаминоносные сорта шиповника. Кстати, в нашем регионе население пользуется шиповником, в котором мало аскорбинки. Зато среднеазиатские сорта обладают высокими вкусовыми качествами.

— А семенами с зарубежными коллегами обмениваетесь?

— Ташкентский ботанический сад участвует в международном обмене семенами и научной литературой. Мы получаем каталоги из сорока стран. По почте семена присылают в Республиканскую карантинную службу. Ее специалисты проверяют семена на наличие вредителей и болезней растений, следят, все ли формальности соблюдены. На это уходит много времени. Если семена не портятся, то черенки – засыхают.

ЖЕЛТАЯ РОЗА С РУБИНОВЫМ ПЯТНОМ - мечта ботаника Николая РусановаЧто мы можем предложить иностранцам? Их интересует местная флора. К сожалению, из-за отсутствия должного ухода, а также из-за нехватки научного и технического персонала в Саду, растения среднеазиатской флоры выпадают. Кроме того, у наших иностранных коллег пользуются большим спросом растения, собранные в дикой природе. К сожалению, в последние годы из-за финансовых затруднений экспедиции собираются редко. Скоро нам нечего будет предложить. Ну а поездки за рубеж сотрудников Ботанического сада – вообще редкое явление. То, что мне довелось съездить во Францию, это, скорее, исключение.

В 1998 году наш Сад посетили французские садоводы. Они интересовались декоративными многолетними растениями. Познакомились с нашими научными сотрудниками. А вскоре пригласили меня на выставку цветов во Францию. Эта страна поразила большим озеленительным ассортиментом, богатыми оранжереями и теплицами, где выращивают сказочные цветы. Удивило, что французы восхищаются дикими травами и кустарниками, на которые у нас не обращается внимания. Обратил внимание на то, что там вкладывают в работу деньги, и люди четко и профессионально относятся к тому, что делают. Многое механизировано, а у нас сейчас нет элементарной техники по уходу за растениями.

— Давайте из Сада «выйдем» в город. Что вы думаете об озеленении столицы, ведь ландшафт меняется на глазах?

— С одной стороны, ландшафт изменился в лучшую сторону. В скверах и парках Ташкента высажено много роз, ромашек, бархатцев и других декоративных растений. С другой – варварски вырубаются здоровые деревья. Безусловно, надо формировать крону деревьев, вовремя обрезать аварийные ветки, но делать это необходимо грамотно. Надо также учитывать условия жаркого климата: вырубают ясени, чинары, дубы с раскидистой кроной. Вместо них высаживают хвойные растения, дающие мало тени. Неважно работает и система полива. Ассортимент высаженных растений небогатый. Так, если раньше Ботанический сад был главным поставщиком редких растений, то теперь он таковым не является.

— У Сада есть проблемы. Но ваша работа продолжается. Чем занимаетесь сейчас?

— Скрещиваю китайские вечнозеленые виды роз с узбекистанскими. Цель – найти генетические и родственные связи между видами, изучаю происхождение растения для того, чтобы создавать декоративные сорта. Моя мечта – вывести розу «Red eyе» («Красный глаз»). Она растет в дикой природе по степям и низкогорьям Ирана и Кавказа, но цветет короткое время. Красива – желтого цвета с крупным рубиновым пятном в середине цветка. Хочу, чтобы эта роза цвела с весны до осени.

Алеся КЛАДОВА
Экоальманах «Просто пишем о среде» (2-й выпуск), 2004г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“ЖЕЛТАЯ РОЗА С РУБИНОВЫМ ПЯТНОМ — мечта ботаника Николая Русанова”»

  1. Ольга Турченкова:

    Уважаемые авторы альманаха, здравствуйте! Большое спасибо вам за очень интересную статью "Желтая роза с рубиновым пятном" о селекционере Николае Федоровиче Русанове.
    Можно ли как-то через вашу редакцию передать Николаю Федоровичу наилучшие пожелания и удачи в достижении своей мечты.
    Можно ли связаться по интернету (или по почте) с автором статьи Алесей Кладовой?

    Заранее благодарю.
    С уважением Ольга Турченкова.

  2. Sh Natalya:

    Николаю Федоровичу позвоню, пожелания передам. wink Ситуация в Ботаническом саду сейчас не очень радужная. Трудно селекционерам. Но они не бросают любимое дело. Алеся после замужества сменила фамилию, и теперь она Воякина. Работает в УЗА. К сожалению, по экологической тематике практически не пишет. Эл.адрес ее вышлю.
    Приятно, что читателей сайта интересуют и давно написанные статьи. love

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры