ЧАШИ ВЫСОКОГОРЬЯ В ЧАС «ИКС»

ЧАШИ ВЫСОКОГОРЬЯ В ЧАС «ИКС»Две тарелки в руках вместо весел, ледяные осколки вокруг резиновой лодки, легкий снежок над головой, а под дном – толща молочно-зеленой воды. Исследователь, время от времени выпуская из рук тарелки, опускает в серую шугу бечеву с грузом, определяя глубину. Эти кадры отсняли в высокогорье сотрудники Главгидромета и САНИГМИ и включили их в фильм «Холодное лето 2003 года». Для кого-то отчет об исследовании прорывоопасных озер и восемь с половиной минут фильма – экзотика, для кого-то – большая наука…
«Правда Востока»,7.11.2003г.«Просто пишем о среде» (2-й выпуск), 2004г.Две тарелки в руках вместо весел, ледяные осколки вокруг резиновой лодки, легкий снежок над головой, а под дном – толща молочно-зеленой воды. Исследователь, время от времени выпуская из рук тарелки, опускает в серую шугу бечеву с грузом, определяя глубину. Эти кадры отсняли в высокогорье сотрудники Главгидромета и САНИГМИ и включили их в фильм «Холодное лето 2003 года». Для кого-то отчет об исследовании прорывоопасных озер и восемь с половиной минут фильма – экзотика, для кого-то – большая наука, а для тех, кто живет в долинах, – ответ на вопрос «смогут ли исследователи предсказать беду?»

В списке – 315

Про прорывоопасные озера высокогорий все узбекистанцы наслышаны. Шахимарданская трагедия 1998 года – ужасный образец того, как вода из небольшого ледникового «блюдца» прорвалась во второе и следом – в третье. А затем, подхватывая на своем пути все, что плохо лежит, натворила столько бед, что и по сей день многие в недоумении: неужто ситуацию никто не контролировал и не предугадывал?

После шахимарданского селя сотрудники Главгидромета в 1998-99 годах провели инвентаризацию всех озер в бассейнах рек, стекающих на территорию Узбекистана. Находятся они в основном в кыргызских горах, окаймляющих Ферганскую долину. В списке прорывоопасных сейчас насчитывается 315. Тут и те, что на сопредельных территориях. Но немало объектов в список не попали, так как не было возможности определить угрозу.

Через год-другой ужасы трагедии на соседних территориях Кыргызстана и Узбекистана подзабылись. Вопрос об облетах высокогорий, что сразу за событием решался на уровне национальных гидрометов, перешел в компетенцию министерств иностранных дел. Что еще стоит отметить? Перестала поступать в службу мониторинга за опасными гидрометеорологическими явлениями узбекистанского Главгидромета информация по озерам из сопредельных стран. Исключением стало чрезвычайное происшествие на Исфайрамсае в 2002 году. Там произошел обвал, образовалось озеро, о чем и проинформировали коллеги из Кыргызстана. Побывав на месте, специалисты Главгидромета и МЧС Узбекистана заключили, что вода сама размоет завал, оснований для экстренных мер нет, и на этом контакты с ближним зарубежьем снова прервались.

ЧАШИ ВЫСОКОГОРЬЯ В ЧАС «ИКС»Но те объекты — на чужих территориях, изучать которые у наших специалистов нет прав. Есть и свои, например, в верховьях реки Пскем. Во время вертолетной инвентаризации их здесь выявили немало. Четырнадцать включили в список, еще семь остались вне списка c невыясненными характеристиками, требующие детальных исследований.

Что значит «детальные»? Такие, что проводились на озере Кугала, что в верховьях реки Гавасай, текущей в Ферганскую долину. Пусть и давняя история, но памятная. В конце шестидесятых была сформирована команда из десяти специалистов разных организаций, включая геологов, определявших геологическое строение. Собранный ими материал хранится в САНИГМИ – Среднеазиатском научно-исследовательском гидрометеорологическом институте, когда-то обслуживавшем весь регион, по сей день являющимся научным подразделением Главгидромета.

Результатом детальных исследований стал аргументированный доклад и вывод: «Озеро – прорывоопасное». На его основании Кугала и включено в список как одно из 315. Возможно, за десятилетия здесь произошли изменения. Но никто их не отслеживал. И тут нужны наблюдения. Может быть, их проведут кыргызы, озеро ведь на их земле…

Трудно говорить сегодня о возможностях гидрометслужб сопредельных государств. Что касается узбекистанского Главгидромета, то здесь такая хронология. Ежегодные экспедиции, в которых велись наблюдения за семнадцатью ледниками, Главгидромет вынужден был свернуть из-за финансовых трудностей еще в 1993-м. В 1998-м после захвата и поджога террористами метеостанции на леднике Абрамова прервал гляциологические работы САНИГМИ. В связи со злополучным селем на Шахимардане с 1999 года стали поступать дополнительные средства. Гидрологи организовали посты наблюдения за угрозой прорыва на четырех озерах (два из них на кыргызской территории) в период максимального наполнения. Следующим летом работы на сопредельных территориях были свернуты и велись только в Узбекистане – на Большом и Малом Ихначе. Здесь был отмечен переток через верх завала и размыв оврага. Велика ли угроза прорыва? В 2002 году на самых крупных озерах в верховьях Пскема – Ихнач и Шавуркуль – создаются временные гидрологические посты, отслеживающие уровень воды.
Несмотря на недостаток информации, а может, именно потому, что ее недостаточно, в начале марта 2003 года впервые в прессе публикуется постановление правительства «О неотложных мерах по предупреждению и ликвидации последствий, связанных с пропуском паводковых и селевых потоков, оползневыми явлениями».

Что делать?

Как сказано в документе, «в целях предупреждения тяжелых последствий чрезвычайных ситуаций, снижения материального ущерба и расходов на ликвидацию их последствий правительство постановило образовать правительственную комиссию по обеспечению безопасного пропуска паводков, селевых потоков…»

В постановлении указываются министерства и ведомства, кому что делать при паводках, селях и оползнях. Главгидромету предписано «совместно с Министерством по чрезвычайным ситуациям, Министерством сельского и водного хозяйства Республики Узбекистан и Госкомгеологией до 1 апреля провести аэровизуальную рекогносцировку горных и предгорных районов, в том числе трансграничных территорий сопредельных государств, с целью уточнения снегозапасов, селе- и оползневых зон. Министерству финансов Республики Узбекистан выделить Главгидромету из резервного фонда Кабинета Министров 60 млн сумов целевых средств для проведения указанных работ». Что еще было намечено: проводить систематические контрольные облеты опасных зон, включая проверку состояния прорывоопасных высокогорных озер.

Для выполнения этого пункта Министерству иностранных дел Республики Узбекистан до 15 мая предлагалось «проработать в установленном порядке вопрос о получении разрешений правительств Кыргызской Республики и Республики Таджикистан на проведение авиаработ по наблюдению за прорывоопасными озерами и селеформирующими участками на территории сопредельных государств, представляющими угрозу для республики».

Наверное, все читатели вздохнули с облегчением, изучив постановление. Если перевести шестьдесят миллионов в вертолетное время, то это десять-двенадцать дополнительных вылетов. В 2003 году над территорией Узбекистана было совершено пять вылетов для оценки снегозапасов и пятнадцать облетов озер.

Много это или мало? Специалисты считают, что за лето двадцати облетов Узбекистана должно хватить, если летать над прорывоопасными озерами. Но реальность такова, что значительная часть времени ушла на заброску вахтовиков МЧС и МВД, сменявшихся через десять дней, на посты наблюдения Шавуркуля и Ихнача. Что касается облетов верховий рек на сопредельных территориях, то МИДы Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана договориться не смогли. Правительства ожидаемых разрешений не дали, и отследить ситуацию в высокогорье сопредельных стран в 2003 году узбекистанцев не допустили. Повезло, что обошлось без ЧП.

Экспедиция

Фильм «Холодное лето 2003 года» ее участники сделали не потому, что их обязали, а потому, что, к счастью, и сегодня многое делается из энтузиазма. Как в пушкинских стихах: «Отчизне посвятим душы прекрасные порывы!» Автору этих строк довелось увидеть фильм – с яркими красками высокогорья и мягким юмором участников – на ученом совете в САНИГМИ. Там подводились первые итоги экспедиции.

Экспедицию удалось организовать после ряда лет перерыва. Планировалась она в начале лета и входила в программу сезонных гидрометрических наблюдений на прорывоопасных озерах. Но вскрылись они ото льда только в августе.

ЧАШИ ВЫСОКОГОРЬЯ В ЧАС «ИКС»Экспедиция была короткой: по четыре-пять дней на Большом и Малом Ихначе, на ледниковых озерах в бассейне сая Озерный и леднике Баркрак. С одного пункта в другой перебрасывал вертолет. Четыре участника с нехитрым багажом, палатка, лодка, которую купили перед экспедицией, «забракованные» весла (тарелками оказалось грести сподручней), видеокамера, позволившая зафиксировать рабочий процесс.

К сожалению, по составу это не та экспедиция, которая могла бы вести комплексные исследования, – отмечали ученые на совете. На Ихначе и Шавуркуле лагерь они разбивали рядом с постами наблюдений. Но объединить усилия с вахтовиками не могли: в группе вахтовиков оказалось два радиста, два сотрудника МЧС, два милиционера, причем один из госавтоинспекции. Милиционеры – хорошие ребята, к ученым относились с уважением, но лучше бы они были аспирантами или кандидатами наук. «Если бы специалистов в экспедиции было больше, да имей они современную аппаратуру…»

Основная задача экспедиции – определение возможности прорыва озер, – объясняли докладчики. Замеряли температуру воздуха и воды, уровень воды, таяние снежного покрова и приток. В бассейне сая Озерный собрали первичные данные об имеющихся там озерах – где находятся, координаты, размеры. До этого опирались лишь на аэровизуальные наблюдения. Но экспедиции не хватило времени определить происхождение: они подпруженные, моренные или гляциальные? Собрать бы дополнительные данные, тогда можно думать о создании математических моделей поведения.

Исследователи говорили о своем желании наблюдать другие озера – как списочные, так и те, что в очереди в список. Наверное, не надо долго объяснять, как это важно. На Ихначе были замечены следы селевой деятельности. Сколько воды может излиться в случае прорыва? Надо знать объем, нужно исследовать химический состав воды в разных местах озер, определить, есть ли химическое выветривание, насколько агрессивны воды, какие породы размывают. Очевидно, что за четыре дня даже при огромном энтузиазме объемных исследований на горном озере не сделать. Измерена глубина в разных точках, но и эта работа требует продолжения.

Считается, что самые большие озера по Пскему – завального происхождения: в Шавуркуле содержится около четырех миллионов кубометров, в Ихначе Большом – около пяти миллионов, в Ихначе Малом – около миллиона, полтора миллиона – в Урумгаче, более четырех – в Бодакуле. Озера находятся над Чарвакским водохранилищем, водохранилище – выше многих поселений в долине Чирчика, включая и столицу. Посчитать бы поточнее.

Служба службой…

Вопрос о расширении службы на ученом совете не рассматривался. «Сколько вас?» – поинтересовалась я после заседания.

Прежде в Главгидромете были снегомерно-снеголавинная, озерная, селевая и гидрографическая партии, в каждой из которых работали 15-25 человек. С 1993 объем финансирования сократился раз в десять. Теперь одна служба, и в ней тринадцать человек, которые занимаются всем, включая озера. Оборудование – старое, еще советских времен.

В ходе экспедиции одной из задач было посмотреть, как работают японские приборы. Удалось опробовать метеостанцию, работающую с установленным интервалом в автоматическом режиме, записывая в память до 250 измерений по восьми параметрам, прибор для измерения расхода воды. С удовольствием поработали с GPS – прибором, определяющим координаты (его за рубежом используют в повседневной жизни как навигационный при автомобильных путешествиях, во время рыбалки, охоты).

Эти приборы – чужие. «Купить ведомству – не по карману?» Понятно, что их приобретение требует определенных финансовых затрат. С другой стороны, они необходимы не только для отслеживания ситуации в высокогорье, но и при составлении прогнозов водности. А их точность крайне важна для экономик стран Центральной Азии. Спасибо японцам, которые сделали щедрый подарок своему коллеге, одному из участников экспедиции. Если будут еще экспедиции и он будет их участником, – обязательно возьмет подарки с собой в горы. Для дела, из энтузиазма, чтобы знать час «икс».

Наталия ШУЛЕПИНА
«Правда Востока», 7.11.2003г.
Экоальманах «Просто пишем о среде» (2-й выпуск), 2004г.

Прим. Новые названия Главгидромета и САНИГМИ — Узгидромет и НИГМИ.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры