Cделаем рывок в IT, используя опыт технопарка Беларуси?

Внеочередной стартап-микс состоялся в Ташкенте в будний день. Чрезвычайность связана с тем, что на пару дней в Узбекистан прибыл создатель Парка высоких технологий (технопарка) в Беларуси Валерий Цепкало. Прорыв Беларуси практически с нулевого старта в лидеры разработчиков на мировом рынке IT-продуктов, безусловно, связан с созданием технопарка. «Если и в Узбекистане будет такой, нас тоже ждет прорыв?»

 

Примерно с такими ожиданиями собралась аудитория в зале университета ИНХА в Ташкенте. В воздухе витал слух о вот-вот принятии Указа Президента о создании Мирзо Улугбекского инновационного центра по поддержке разработки и внедрения информационных технологий, что и подогревало интерес к гостю.

 

Гость начал с того, что он уже не руководитель «Администрации Парка высоких технологий», но детище – в его сердце. Вспомнил, что когда впервые предложил на серьезном совещании создать новую отрасль по аналогии с Кремниевой долиной в Штатах, услышал смех в зале: «У нас другие условия. Разве можно сравнивать?!». «Никто не верил. На тот момент три предприятия, продававшие информационные технологии, приносили стране 14 млн.долл. По моим оптимистичным прогнозам через десять лет технопарк мог бы приносить стране 300-350 млн. А вышли в 2016-м на экспорт IT-продуктов в 950 млн.долларов! В стране появились продвинутые IT-компании и мировые бренды».

За несколько лет до этого он работал послом Беларуси в США. Однажды посол приезжает в Кремниевую долину, ее еще называют Силиконовой, и встречает в этом престижнейшем месте земляков с золотыми мозгами. «Здесь могут создавать IT-продукты, почему не могут дома?»

Предложение о создании новой отрасли сделал, будучи советником Президента. Хоть и посмеялись над ним, но в сентябре 2005 года Президент Беларуси подписал Декрет «О Парке высоких технологий». В соответствии с декретом, резиденты Парка освобождаются от уплаты налогов, сборов и иных обязательных платежей в республиканский бюджет, государственные целевые бюджетные и внебюджетные фонды, уплачиваемых с выручки от реализации товаров, налога на прибыль и НДС по оборотам от реализации такой продукции. Положением декрета предусматривались преференции и при уплате подоходного налога. Под технопарк выделяется 55 гектаров земли за кольцевой автодорогой на месте свалки для снега.

На этот момент ни резидентов, ни офисов для них еще нет. Зато законодательно введен специальный режим налогообложения. Без него, по мнению Валерия Цепкало, новая отрасль не могла бы эффективно развиваться. «Для развития технологических отраслей нужны правильные условия. Они – предпосылки к буму. Специальные условия вводились в Сингапуре, Китае, Корее…» Объясняя, для чего, Валерий Цепкало для примера привел конкурирующие текстильные предприятия Пакистана, Бангладеш, Мексики. «Они выигрывают в конкуренции за счет низких зарплат. В IT тоже конкуренция за счет низких зарплат, но здесь конкуренция не с ткачихами развивающихся стран, а с инженерами Германии, Франции, Голландии…».

Резидентами парка могли стать любые предприятия, малые и большие, и даже программисты-одиночки. От них не требовалось в обязательном порядке находиться на территории, обозначенной в декрете. Регистрация позволяла пользоваться всеми указанными преференциями. Когда маленькие компании выходят «из тени», появляется возможность привлечь серьезные заказы. Когда заказчики с серьезными требованиями убедятся, что все серьезно, заказы – на миллионы. Стоит отметить еще один важный стимул выйти «из тени» и легализовать доходы. Программа создания технопарка предусматривала строительство не только офисов, но и жилья для резидентов в Парке высоких технологий. Купить квартиру реально, взяв банковский кредит, для банковского кредита под жилье нужна декларация о доходах.

Вопрос из зала: «Какая средняя зарплата в компаниях-резидентах?» – «Две тысячи долларов». Всем известны белорусские трактора. Зарплата в себестоимости трактора составляет 10 процентов. А при разработке компьютерных продуктов – 70-80 процентов от себестоимости. Разработчику нужны помещение и компьютер. Продукт рождается в голове. Маленькая компания в 5-6 человек может вырасти в мировую корпорацию при небольших материальных затратах.

Вопрос из зала: «С чего начинал технопарк в Беларуси – с аутсорсинга или с разработки готовых продуктов?» – «С аутсорсинга в сфере разработки приложений». Такого рода сервис по выполнению заказов позволил сформировать класс высоких профессионалов. Критическая масса инженеров-разработчиков в сервисных компаниях составила фундамент технопарка».

Игра «танки» стала одним из первых брендовых продуктов технопарка. Как к ней пришли? «Сначала поступил заказ на игру «операция Багратион» по освобождению Минска от фашистов. Но очень скоро стало ясно, что надо уходить от театра военных действий. «Сгребли» кучу людей от Владивостока до Лондона, и сверхкоманда придумала «танки». Игр в цикле – десятки. Популярность их зашкаливала. Когда народ наигрался и популярность упала, двести человек сократили. Из «танков» люди могли вернуться в те же сервисные компании, из которых пришли. В целом индустрия продолжала развиваться. А в Парке высоких технологий на собственном опыте осознали, что нет линейного развития. Надо создавать системы, чтобы взлеты и падения, а они могут быть в любой продуктовой компании, не сказывались на здоровье отрасли.

В кризис 2008-2009 годов рост в отрасли информационных технологий Беларуси снизился до восьми процентов. Затем она снова вернулась к ежегодному росту в 30-40 процентов. Года три назад – кризис в России. В это время на Россию, Казахстан и Азербайджан приходилось 15 процентов экспорта. Стали искать новые рынки. Сейчас из производимого в Парке программного обеспечения 92 процента идет на экспорт. 49 процентов поставляется в страны Европы, 44 процента – в США и Канаду, 4 процента – в Россию и страны СНГ.

Вопрос о роли образования: «Важно? Как с этим у вас?»

Валерий Цепкало напомнил слова Бисмарка при победе Германии над Францией: «Битву выиграл немецкий учитель!». В Беларуси Парк высоких технологий пиарил тему внутри страны, мотивируя талантливую молодежь нажимать на математику и выбирать профессию программиста. «Не юристы и экономисты, а инженеры создают добавленный продукт!». Так вернули престиж техническому образованию. Заинтересовали офисными условиями и высокими зарплатами. Зарплата выпускника вуза в технопарке – около тысячи долларов. «Учите математику!», — говорят родители детям.

Число IT-компаний множится, и всем им нужны светлые головы. Сейчас в Беларуси есть IT-лаборатории на базе всех вузов. А поначалу уговаривали ректоров открывать лаборатории: «Компания берет обязательства по оснащению лаборатории. Компания рекомендует курс. Компания направляет своих сотрудников вести факультативы для студентов старших курсов и приглашает на работу. В свободное от факультативов время лабораториями могут пользоваться кафедры вуза».

Другая возможность: обучение в Образовательном центре по переподготовке кадров – Академии технопарка. Здесь образование платное, оно «для взрослых». К преподаванию привлекаются айтишники, умеющие обучать. Курс длится от 3 до 9 месяцев. На защите присутствуют представители нескольких компаний. Если берут выпускника на работу, то компенсируют стоимость обучения. Крупные компании отрывают и свои учебные центры. Обучают бесплатно тех, кто справился с тестами по математической логике. Каждый год в компании технопарка устраивается около семисот специалистов, которые раньше не были программистами. Образование приобрело рыночную ценность.

«Как считаете, кадровые возможности на старте у Беларуси и Узбекистана сопоставимы?»

Такое сложилось впечатление, что задающий вопрос сильно сомневается. Однако Цепкало ответил утвердительно. «В Узбекистане население больше, соответственно и выбор шире. На нашем старте я убеждал правительство сконцентрироваться на двух-трех направлениях и создать критическую массу специалистов. Чтобы стать лидером, надо в кулак собраться. В 2006-м в технопарке работало 1600 человек, сейчас – 27 тысяч. И еще для ста тысяч это ориентир. Смысл в том, чтобы создать общую площадку, центр притяжения и взаимоусиления. Тогда «бульон» варится. Маленькие компании растут и взаимообучаются».

В Беларуси государство подставило плечо частному сектору. Сфера разрослась больше, чем индустрия. В промышленности, государственном управлении, сельском хозяйстве, здравоохранении, образовании уже нельзя существовать, не внедряя IT-технологии. Когда появляется интеллектуальный продукт, вокруг него вырастает целая экосистема.

«Мошенничество в ней присутствует? Удается пристроиться к особым условиям налогообложения не айтишным компаниям?»

Судя по ответу, с этим строго. Все компании технопарка проходят ежегодный аудит на соответствие. Никто не хочет потерять «лицо». Выявят мошенничество – компания разорится, аудитор потеряет лицензию. Не было случаев, чтобы под зонтиком IT продавали «огурцы». А вот ошибки у госоргана — администрации Парка высоких технологий поначалу были.

Вот что про них рассказал Валерий Цепкало: «Администрация технопарка никого не инвестировала. Выделенные деньги мы направляли на развитие инфраструктуры. При этом не всегда удавалось соблюсти баланс между интересами внешнего застройщика и интересами IT-компании. Часто она не может противостоять застройщику, который жаждет «пощипать». Мы потеряли два года, прежде чем поняли, как распределить силы на этой территории».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Как в технопарке относятся к стартапам?»

«Размещаются в бизнес-инкубаторах технопарка стартапы до полугода. К стартаперам приглашаются внешние менторы. После того, как обучат, приглашаются инвесторы. Много людей с деньгами, которые хотели бы вложить, но не знают куда, не могут оценить компанию. Вот таких «ангелов» Парк ищет для стартаперов, рассчитывая, что и венчурные фонды в скором времени заработают. Тусовки стартаперов очень важны. Мы, как госорган, приглашали специалистов читать лекции даже из Гугла. Проводили тренинги, как начать бизнес, как его зарегистрировать, как получить патент…». Они привлекали и молодежь, и из компаний. Продвижение стартапов через бизнес-инкубаторы, хакатоны, акселераторы имело свои плоды.

Сегодня белорусский Парк – один из ведущих инновационных ИТ-кластеров в Центральной и Восточной Европе. В его составе— около двухсот компаний-резидентов. Они занимаются разработкой программных продуктов и предоставлением ИТ-услуг клиентам из более чем шестидесяти стран мира. Виды деятельности компаний-резидентов Парка высоких технологий расширены новыми наукоемкими направлениями, а технопарки появились и в других городах страны.

* * *

Указ Президента Республики Узбекистан Ш.Мирзиёева «О мерах по коренному улучшению условий для развития отрасли информационных технологий в республике» был принят 30 июня 2017 года. Для резидентов Мирзо Улугбекского инновационного центра по поддержке разработки и внедрения информационных технологий предусмотрено значительное число льгот. До 1 января 2028 года они освобождаются от уплаты всех видов налогов и обязательных отчислений в государственные целевые фонды, единого социального платежа, а также таможенных платежей (за исключением таможенных сборов). Положение о деятельности центра и применении специального валютного режима для его резидентов будет утверждено Кабинетом Министров в месячный срок.

Наталия ШУЛЕПИНА

Источник — «Новости Узбекистана»


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Новации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры