Cегодня рубят деревья на Анхоре и Чиланзаре. Завтра дровосеки придут к вам

Законодательством Узбекистана рубка деревьев и кустарников в городах допустима в нескольких случаях. Если деревья признаются сухими и гнилыми. В этом случае в разрешении указывается, что рубка без оплаты в фонд охраны природы. Если рубка связана со строительством, то оплата предусмотрена. Производится без оплаты,  если деревья признаются сухими и гнилыми. Так  согласно Закону РУз «Об охране и использовании растительного мира» и Постановлению Кабинета Министров № 290 от 2014г., в котором прописаны порядок выдачи разрешений, расценки и штрафы.

 

 

Рубка на Анхоре

 

Рубка в Ташкенте на набережной канала Анхор в ноябре 2017-го  – это тот случай, когда плата взимается. Так мне объяснил представитель компании «Узбекистон темир йуллари» на месте событий. «Здесь строим навесной мост к парку аттракционов «Анхор-Локомотив». Деревья мешают. Представители Госкомэкологии подсчитали их стоимость, в фонд этой структуры компания заплатит 22 миллиона сумов за рубку деревьев на одном берегу и 27 миллионов – на другом».

Работа кипит и днем, и ночью. Сдача объекта предусмотрена к концу года. Кран, самосвалы, сваи в канале… В сотне метров мост есть.  Так ли необходим новый?

 

 

По Закону «Об экологической экспертизе» при возведении объектов экспертиза Госкомэкологии рассматривает все «за» и «против». Объектами экспертизы являются «материалы выбора земельных участков под все виды строительства, предпроектная и проектная документация» и так далее. Ясно, что в случае с «мостом» ей положено быть. Закон запрещает реализацию без положительного заключения государственной экологической экспертизы. Закон запрещает, но не факт, что выполняется, если родилось спонтанное решение.

Когда уже падали деревья,  на берегу канала собралась группа чиновников, включая экологов. 

 

 

Парадокс, но главное природоохранное ведомство Узбекистана заинтересовано в рубке деревьев. Оно их не сажало и не выращивало. При строительстве моста к парку аттракционов оно, шутя, получило подарок в полсотни миллионов.

Мне довелось однажды в составе парламентской делегации поучаствовать в поездке в Германию для ознакомления, как там охраняют природу. Стоя в Кельне на набережной, памятуя, как любят у нас на родине захватывать куски  земли у воды под разные объекты, спросила у немки-переводчицы: «Почему здесь ничего не строят?» Она чуть в обморок не упала: «Зачем, это же набережная, тут деревья растут, люди гуляют!» Строго соблюдается порядок согласования: «Депутаты в мэрии не позволят. Я даже в своем дворе не имею права без разрешения дерево срубить».

По законодательству Республики Узбекистан депутаты не причем. Главное природоохранное ведомство после недавней реорганизации подчиняется не депутатам, а правительству. Оно же назначает председателя комитета и его заместителей. Руководители территориальных подразделений назначаются по представлению хокимиятов.

 

  

«Подарки» и «подарочки»

 

Именно местные власти являются заказчиками при строительстве дорог и других объектов, где изымаются из природы деревья в больших количествах.

В приватных разговорах экологи объясняют, что для бюджета  органов власти накладно платить за деревья. По Постановлению Кабинета Министров № 290 именно хокимият выдает разрешение на рубку. Согласует подразделение Госкомэкологии, для которого хокимият — структура вышестоящая.

Составляется разрешительный документ со ссылкой на пункт постановления про «гнилые и сухие». Значит, без оплаты в фонд охраны природы. Для хокимията это подарок. Рубит управление благоустройства хокимията. Оно и продает древесину. Поскольку деревья и кустарники не учтены, никто не знает, сколько их растет на улице, во дворе, в парке, на набережной, сколько срубили, сколько продали.

 

 

Часто используется практика, когда сначала рубят, а потом «согласуют». Так рубили деревья и кустарники в ташкентском Сквере. Какие чинары и дубы вырубались, весь Ташкент видел. Потребовалось согласование, «чтобы по закону». Экологи согласовали: «Гнилые и сухие».

Рубка в Ташкентском ботаническом саду в феврале 2017-го могла пройти незамеченной. Но ее заметили: администрация рубила деревья Сада на дровишки. И опять чиновники от экологии отписались про «гнилые и сухие», хотя порядок выдачи разрешения на рубку нарушен от «а» до «я». Даже попытки не было оформить.

 

 

Этой осенью в Ботаническом саду снова рубили, о чем cообщали «Новости Узбекистана». После публикации по инициативе журналистов и общественности состоялся совместный с сотрудниками Госкомэкологии осмотр территории.

 

 

На осмотренном участке насчитали около тридцати свежих пней. Администрация разрешения на рубку не представила.  Отмечались и другие нарушения природоохранного законодательства. Но когда пришло время составить, как требовалось, Акт совместного осмотра, сотрудники Госкомэкологии просто исчезли!

 

Открытая ниша для дровосеков

 

Дворы Чиланзара – жилого массива Ташкента, построенного в 60-70 годы прошлого века, – озеленяли сами жители. Вырастили городской лес. Дровосеки рубят и здесь. В начале ноября 2017-го планомерно косили на 11 квартале.

 

 

Мы с коллегой обошли несколько дворов. Удручающе зрелище. Рубщики сослались на «микрохокима». Должность непонятная. Но сказали, что он главный.

Мы обратились в Региональную инспекцию по контролю за охраной и использованием биоразнообразия и охраняемых природных территорий по Ташкентской и Сырдарьинской областям. Эта новая структура Госкомэкологии согласует  рубку не только в этих двух областях, но и в столице. «Микрохоким обращался за разрешением?» – «Нет». «Тогда примите меры».

 

 

Для реагирования в Региональной инспекции создано подразделение по охране растительного мира. Работают в нем семь человек. Обращений в день бывает до полусотни. Через неделю дошла очередь и до Чиланзара. Инспекторы приехали. И даже бригадира рубщиков нашли, но личность не установили. Свои документы не показал, разрешения на рубку не представил. Возможно, акт о незаконной рубке будет составлен, и дело будет передано в прокуратуру, но спустя две недели – нет документа.  Мы следим за развитием событий и сильно сомневаемся в том, что система охраны растительного мира в городах работает.

Ниша для дровосеков открыта. Помочь закрыть ее могут участковые сотрудники органов внутренних дел (милиционеры). Все, что происходит на участке, происходит на их глазах. Они и разрешение могут попросить, и личность дровосеков установить.  Пока не так.

Много вопросов возникает. Почему бы не учесть все городские деревья и кустарники? На Западе это делают. Современные технические возможности позволяют. Почему охрану растительного мира в Ташкенте возложили на семь человек?  Похоже, что ради смеха браконьеров. Готовы ли инспекторы бороться за природу?..

 

 

Последний вопрос по законодательству. В Постановлении Кабинета Министров № 290 «Об урегулировании использования биологических ресурсов и о порядке прохождения разрешительных процедур в сфере природопользования» говорится о ведении реестров разрешений на рубку с открытым доступом к ним в Интернете. Принято Постановление в 2014 году. Почему не исполняется? Неисполнение подрывает доверие к власти.

 

Наталия ШУЛЕПИНА

Источник — «Новости Узбекистана», 21.11.2017г.

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Фото

Один комментарий на «“Cегодня рубят деревья на Анхоре и Чиланзаре. Завтра дровосеки придут к вам”»

  1. Автор:

    В социальных сетях много откликов. Много криков «караул». Мне так кажется, что в статье не просто констатация фактов. Ссылки на законодательство вооружают тех, кто его не знает. Как остановить рубку? Правительству — требовать исполнения своих решений. Прокуратуре, как положено, осуществлять надзор за исполнением законодательства. Беспомощной в силу ряда причин Госкомэкологии — договориться с органами МВД о контроле за рубкой (требование участковыми копий разрешений на бланках от хокимиятов, согласованных с органами охраны природы). Госкомэкологии — не принимать на работу кого попало (взяточников, некомпетентных, не болеющих за природу). Госкомэкологии (уполномоченный орган) — вести реестры разрешений на рубку, чтобы каждый человек в интернете мог проконтролировать, что рубят у его дома. Жителям — не проходить мимо. Много древесины «заготавливается» в городах на дрова. Поэтому рубят стволовые (скелетные) ветки и стволы не до пня. Люди в соцсетях возмущаются, а реально останавливают рубщиков единицы. Что касается депутатов, избиратели могут требовать от каждого реального контроля в своих округах и отчета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры