ЗАРАСТУТ ЛИ «ЛЫСИНЫ» ФАРИША?

ЗАРАСТУТ ЛИ «ЛЫСИНЫ» ФАРИША?Овцы не церемонятся с травами-муравами. Они и раньше не страдали аппетитом. Но заметно выросло поголовье частного скота — и убавилось кормов. Все подъедается и вытаптывается. Как остановить деградацию пастбищ? Ответ на этот вопрос будет получен в рамках проекта \»Устойчивое управление пастбищами с участием местного сообщества в Фаришском районе\».
«Зеркало XXI», 10.11.2010 г.ЗАРАСТУТ ЛИ «ЛЫСИНЫ» ФАРИША?Овцы не церемонятся с травами-муравами. Они и раньше не страдали аппетитом. Но заметно выросло поголовье частного скота — и убавилось кормов. Все подъедается и вытаптывается. Как остановить деградацию пастбищ? Ответ на этот вопрос будет получен в рамках проекта \»Устойчивое управление пастбищами с участием местного сообщества в Фаришском районе\».

Проект подготовлен национальным секретариатом программы \»Инициатива стран Центральной Азии по управлению земельными ресурсами\» (ИСЦАУЗР) и экспертами заинтересованных организаций. Он разработан в контексте выполнения страной обязательств Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием и согласуется с Национальной программой действий по борьбе с опустыниванием. Реализует проект Министерство сельского и водного хозяйства Узбекистана при поддержке Германского общества по техническому сотрудничеству.

Какие нужны конкретные долгосрочные меры по борьбе с деградацией земли? Их при подготовке проекта определить не удалось. Но аналогичные проекты уже выполняются в соседних четырех странах в рамках ИСЦАУЗР, и их находки будут использоваться в ходе проекта. А сейчас партнеры объявили о начале предпроектной фазы. Она продлится год, сам же проект начнется в конце 2011 г. после тщательного изучения всех аспектов проблемы.

То, что она усугубляется, и не только тут, очевидно. Пастбищное животноводство является жизненно важной сельскохозяйственной отраслью для Узбекистана. Базируется оно на 20,6 млн. гектаров. Земли эти далеко не лучшего качества. 93 процента всех пастбищ — пустынные и предгорные. По оценкам Минсельводхоза, свыше 16,4 млн.га, или 73 процента общей площади сенокосов и пастбищ, подвержены деградации почв и опустыниванию. За последние пятнадцать лет продуктивность пастбищ снизилась на 23,3 процента. Особенно заметна деградация вокруг поселков и водопойных колодцев.
Фаришский район Джизакской области — типичный образец деградации земли и опустынивания в результате перевыпаса скота. В качестве пилотных территорий выбраны земли животноводческого ширката \»Богдон\» и лесного хозяйства Фаришского района.

Немало собранной здесь информации указывает на причины перемен. Так, частного скота у богдонцев лет двадцать назад почти не было. И паслось на 51 тысяче гектаров, выделенных государством ширкату \»Богдон\», 24 тысячи овец. Сейчас земли столько же, ширкат увеличил поголовье до 27 тысяч голов, а у населения скота, который пасется на тех же пастбищах, полсотни тысяч голов, и треть его составляет крупный рогатый скот. Теперь одной овечьей голове вместо двух-трех гектаров пастбищ, положенных по норме, достается несколько соток.

ЗАРАСТУТ ЛИ «ЛЫСИНЫ» ФАРИША?Собравшись накануне начала работ в Ташкенте, участники проекта, эксперты, представители заинтересованных ведомств провели своего рода мозговой штурм. Сначала обрисовали ситуацию на пастбищах Фаришского района и прилегающих территориях. \»Выпас стал стихийным и неуправляемым. Исчезли механизмы финансирования колодцев, дорог, разрушилась пастбищная инфраструктура. Местные жители рассматривают скот как сберкнижку и заинтересованы в неограниченном росте частных стад. При этом все привыкли к деградации земли и как проблему этот процесс не воспринимают. Не осознают и роль водопойных колодцев, которые необходимо беречь и использовать устойчиво. Не знают, как определить емкость пастбищ, не рассматривают как альтернативу животноводству садоводство. Хотя могли бы выращивать сады и кормовые культуры…\»

В ходе дебатов специалисты говорили о том, что предстоит сделать на пилотных территориях на предпроектной фазе. \»Нужно определить потенциал пастбищных экосистем, уточнить количество и качество скота, проанализировать существующие технологии по восстановлению пастбищ, оценить водные ресурсы и выявить слабые места в законодательстве\». Кстати, об одном из них заговорили сами фаришские животноводы: \»Частный скот пасется на тех же землях, что закреплены государством за ширкатом. У ширката есть обязательства перед государством, у частников — никаких. Они могли бы платить за эксплуатацию пастбищ ширкату, но законодательством отношения никак не регулируются\».

Речь шла и о воде, необходимой не только для водопойных колодцев, но и для выращивания кормовых, овощей, садов. Гидрогеологи вспомнили об опыте мелкооазисного орошения 80-х годов в соседнем Нуратинском районе. Там пробурили ряд скважин, вода из которых позволяла выращивать фрукты, сорго, люцерну, кукурузу и другие культуры. Они со временем вышли из строя. Новые скважины бурить дорого, а вот провести ревизию старых не мешает. \»По грубым подсчетам, число скважин, используемых в целях орошения, по республике сократилось в два с половиной раза. Что можно восстановить — надо восстановить\», — предлагали гидрогеологи. А ЗАРАСТУТ ЛИ «ЛЫСИНЫ» ФАРИША?
животноводы-ученые настаивали на том, чтобы вплотную заняться улучшением породы скота: \»Отдача вырастет\».

Конечно, в опытах по борьбе с деградацией земли и опустыниванием в Фаришском районе без профессионалов и инвестиций не обойтись. Однако одним из важнейших направлений в проекте станет работа с местным населением. Когда люди поймут, от чего происходит деградация земли и как восстановить объеденные и вытоптанные \»лысины\», когда их действия во благо земли улучшат их благосостояние, тогда можно рассчитывать на развитие проектных идей и действий после подведения черты в эксперименте. И не только в Фарише.

Наталия ШУЛЕПИНА
«Зеркало XXI», 10.11.2010 г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Опустынивание

Партнеры