УЗБЕКИСТАН: БЕГСТВО ОТ ТЕРМИТОВ ИЛИ АТАКА НА НИХ?

УЗБЕКИСТАН: БЕГСТВО ОТ ТЕРМИТОВ ИЛИ АТАКА НА НИХ? Бегство от термитов — удастся ли его остановить? Первый такой эксцесс случился в Узбекистане в 1992 году. Тогда эти насекомые заразили все постройки в кишлаке Окъер Риштанского района и 270 семей бежали от родных очагов. Дома уничтожили. По решению правительства страны взамен зараженного жилья людям были предоставлены новые участки под застройку. По последним данным, в Узбекистане обнаружены термиты в 30 тысячах жилых сооружений, 14 подстанциях «Узэлектросети», 135 исторических объектах, Термезском аэропорту и железной дороге, тысячах телеграфных столбов между Беруни и Нукусом.УЗБЕКИСТАН: БЕГСТВО ОТ ТЕРМИТОВ ИЛИ АТАКА НА НИХ?Бегство от термитов — удастся ли его остановить? Первый такой эксцесс случился в Узбекистане в 1992 году. Тогда эти насекомые заразили все постройки в кишлаке Окъер Риштанского района и 270 семей бежали от родных очагов. Дома уничтожили. По решению правительства страны взамен зараженного жилья людям были предоставлены новые участки под застройку. По последним данным, в Узбекистане обнаружены термиты в 30 тысячах жилых сооружений, 14 подстанциях «Узэлектросети», 135 исторических объектах, Термезском аэропорту и железной дороге, тысячах телеграфных столбов между Беруни и Нукусом.

В Термезском аэропорту

Знакомый журналист, услышав от меня про аэропорт, не преминул покуражиться, мол, нагнетаю: «Что, термиты бетон жрут?». Да нет, они любители целлюлозы, и бетон – не их пища. Но эту территорию несколько раз осматривали энтомологи из Ташкента, и каждый раз вместе с коллегами из родственных служб Сурхандарьи и сотрудниками Термезского аэропорта убеждались, что, цитирую акт осмотра, «территория вокруг летных полос крайне сильно заселена термитами. Нарастает угроза скорого повреждения летной полосы, под которой тоже могут быть многочисленные галереи термитов, разрыхляющих почву». Это из акта, датированного 2007 годом.

Противотермитные меры приняты не были, и в 2010-м после очередной совместной проверки указывается: «Общая площадь поражения составила двести гектаров. Обильное количество глиняных лепок термитов обнаружено вдоль взлетной полосы, рулежных дорожек, мест стоянок, на метеоплощадке, в служебных зданиях».

Когда растет опасность чрезвычайной аварийной ситуации, что делать? «Провести противотермитные истребительные мероприятия, — советовали ученые. — Нужно установить отравленные приманки на территории аэродрома. А учитывая ближайшее соседство с пораженной термитами махаллей Бахористон, требуется обработать и стометровую зону за его забором».

Прошел еще год. В зданиях аэропорта, чтобы избавиться от целлюлозы-древесины, поменяли окна и двери на пластиковые. Что касается противотермитных истребительных действий, то на них денег не нашлось, и термиты продолжили свое черное дело. Это не образ, а факт. Они страшно не любят дневной свет. Отправляясь за пищей, лепят туннели, по которым пищу транспортируют вглубь земли в гнездо к царю и царице. Белесые, противные, но поразительно организованные. Потому и дожили они до наших дней аж с палеозоя.

Несколько лет изучали их виды, структуру и повадки в Институте зоологии Академии наук Узбекистана. Определили, что в Узбекистане опасны два вида – закаспийский и туркестанский. Физически с ними расправиться невозможно. Можно содрать со стен и потолка всю лепку с этими самыми белесыми, противными, а завтра точно такие же налепят точно такую же лепку. Захочешь раскопать гнездо, так рабочие и солдаты перенесут по подземным галереям царя с царицей в безопасное место.

Царица производит за минуту 30 яиц, за сутки – 42 тысячи. Кормят ее рабочие, а еще берегут царицын покой солдаты и нимфы. Касты делятся по восьми возрастам и у каждого возраста – своя задача. Пища передается по цепочке и идет до царицы месяца два. За это время еду прожуют по всей цепочке, и будет она жидкая и надежная. Ничего впопыхах — вот секрет живучести этого древнего существа.

Поднялось оно из недр. В Туркестане впервые обнаружили термитов в начале прошлого века на глубине 16 метров. Когда люди стали активно осваивать земли под пашню, тогда глубинные обитатели, спасаясь от поднимающихся грунтовых вод, поднялись на поверхность. Тут и начались проблемы у человека.

По протоколу

УЗБЕКИСТАН: БЕГСТВО ОТ ТЕРМИТОВ ИЛИ АТАКА НА НИХ? В 1992-м правительство приняло первый протокол по термитам. Тогда пал кишлак Окъер. Каждый новый этап наступления насекомых сопровождался новым протоколом. Так было в 2001-м, когда они заразили древние сооружения Ичан-Калы в Хиве, так же и в 2007-м, когда заметно выросло число зараженных построек по стране. Если прежде обнаруживали насекомых-разрушителей только в Сурхандарье и Кашкадарье, то теперь они осваивали область за областью. Если в 1992 году было выявлено 3200 зараженных домохозяйств, то через пятнадцать лет уже 20 тысяч. Покусились термиты и на промышленные объекты. На Караулбазарской электроподстанции «Турон», снабжающей энергией Бухарский нефтеперерабатывающий завод, они грызли окна-двери и изоляционные покровы телефонных кабелей.

Ученым-энтомологам предлагалось принять действенные меры. В Хиве они впервые опробовали свое изобретение — противотермитные приманки. Привлекали насекомых перемолотыми стеблями подсолнечника, упакованными в пластмассовые трубки. Хитрость состояла в том, что любимая пища пропитывалась медленно действующим ядом. Только в этом случае «рабочие» и «солдаты» не догадаются, откуда погибель. Не догадываясь, гибнуть начали через два-три месяца. Через полгода мечеть Джума, где проводился эксперимент, полностью очистилась. С помощью приманок ученые-энтомологи очистили и Караулбазарскую электроподстанцию, что убедительно, но эксклюзивно. Немного оказалось желающих тратить деньги на насекомых.

В 2010 году выявлено 26 тысяч зараженных домохозяйств. Новый протокол правительства обязывал хокимов не выделять зараженные территории под застройку. Мера, предложенная учеными, зафиксирована в протоколе. Еще одно их предложение, касавшееся конкретных шагов, интерпретировано в документе иначе.

Энтомологи предлагали создать 42 противотермитных отряда – районных, межрайонных, межгородских. Но протокол ответственность за борьбу с термитами возложил на Центр защиты растений. По этому же протоколу Госкомархитектура выделила в областях в противотермитные службы по одному сотруднику. Но деятельность этих противотермитных служб не была финансирована Минфином, как не имеющая отношения к сельскохозяйственному производству. Нулевой результат. С точки зрения Минфина, Центр защиты растений должен заниматься своим делом. И, наверное, это правильно.

К этому времени в Институте зоологии уже создали установку «Антитермит», позволявшую выпускать за час 450 приманок. Пластмассу заменили на картонные трубки. Стоимость приманки снизили до тысячи сумов. Могли бы наращивать объемы. Тем более, что на организацию производства причиталась часть средств из общей запланированной суммы в 908 млн сумов. Но, увы, и на приманки ни тийина.

Установка, изготовленная в рамках инновационного проекта «Технология получения отравляющих приманок против термитов», в основном, простаивала. Ученые из Института зоологии трудились над завершением фундаментального проекта, начатого в 2007-м, «Разработка научных основ управления численностью популяции термитов».

Жизнь шла своим чередом. Хокимы, не очень-то прислушиваясь к рекомендациям протокола Кабмина (а может быть, они о нем и не знали), продолжали раздавать под застройку зараженную термитами землю. Термиты наступали. Ученые, откликаясь на крики «караул», выезжали на места их разбоя.

В Сурхандарье в 137 домах приманки установили за счет проекта. За счет него же командировали сотрудников. Но в марте 2011 проект завершен. Среди его достижений – выявление устойчивой к термитам древесины, средне- и мало устойчивой, неустойчивой, разработка препаратов для обработки древесины, чтобы повысить ее устойчивость, разработка методов для подавления гнезд.

Эта работа выставлялась на Республиканской инновационной ярмарке, что само по себе уже высокая оценка. Публика радовалась. Число обращений увеличилось. Так, из Ханка Хивинского района Хорезмской области поступило слезное письмо на имя директора института: «В нашей махалле заражено термитами более ста домов!». С просьбой о помощи обратились и жители Нурабадского района Самаркандской области. Выехали ученые, как «скорая помощь». И там, и тут выявили крупные очаги, а дальше-то что?

В кишлаке «Байкишлак», прилегающем к Термезу, когда настали зимние холода, появилось немало желающих продать собственность. В это время термиты в анабиозе. Свежих лепок нет, старые вычищаются. О них покупателям – молчок, ведь узнают – не купят. Если термиты «гуляют» по дому три года, то затраты на ремонт выльются в 2,5-3 миллиона сумов. Если термиты в доме обитают десять лет, то, считай, съеден, и из него надо бежать, пока не рухнул. Построить новый обойдется в 90-100 миллионов сумов.

Я допытывалась у ученых, во что обойдется обработка одного домохозяйства приманками. «450-500 тысяч. В эту цифру входят и приманки, которые устанавливаются дважды с разрывом примерно в полгода, и работа». — «Так пусть люди сами ставят, обойдется дешевле, бежать не придется!» Если бы. Даже в отделе энтомологии Института зоологии, где все – ученые, приманки умеет размещать не каждый. Для этого надо знать повадки и образ жизни умных противников. Местные жители, получая приманки на руки, непременно устраивают один и тот же опыт. Запихивают в приманку термитов и ждут, когда подохнут. А те наружу лезут: дохнуть срок не подошел.

Затянувшийся эксперимент

Наверное, он и впрямь затянулся. Прошлой осенью тревожные сигналы (за полтора года – более восьми тысяч обращений поступили в разные ведомства) снова заставили заинтересоваться темой высокие инстанции. Создали межведомственную рабочую группу из представителей МЧС, Минсельводхоза, Главного управления охраны памятников Министерства по делам культуры и спорта, Института зоологии. Установили: заражены 30 тысяч домохозяйств, 135 памятников культурного наследия, территории и помещения электросетей, Термезский аэропорт…

УЗБЕКИСТАН: БЕГСТВО ОТ ТЕРМИТОВ ИЛИ АТАКА НА НИХ?То, что бороться с термитами необходимо, ни у кого не вызывало сомнений. Как организовать борьбу? Вроде об этом не раз думали. За несколько лет по этому вопросу принято Кабмином четыре протокольных решения. Может быть, вес у них не тот?

На этот раз готовится постановление. Второго февраля 2012 года Постановление Кабинета Министров Узбекистана «Об ускорении работ по борьбе против термитов и ликвидации их вреда в республике» утверждено. Первая реакция: вот радость-то!

По постановлению бороться с термитами в домах будут дезинфекционные отряды, которые есть в каждом районе. Антитермитные приманки для них должно выпускать государственное унитарное предприятие, которое необходимо создать при Институте зоологии. Указан адрес с улицей и домом. Прописаны хоздоговорные отношения между заказчиками – дезинфекционными отрядами — и производителем. Очевидно, что дезинфекционным отрядам будут платить их заказчики – юридические и физические лица. Но не указано, откуда брать финансы центрам защиты растений, которым предписано заниматься подавлением термитов в естественных условиях.

На этот пункте постановления невольно тормозишь и начинаешь въедливо вчитываться по новой. А умеют ли бороться с термитами районные дезинфекционные отряды? Из каких запасов зоологам изыскивать средства на запуск унитарного предприятия по выпуску приманок? Где оно будет территориально находиться, ведь спустя пять дней после постановления по термитам Кабмин принял другое, касающееся реорганизации системы Академии наук. Согласно постановлению от седьмого февраля Институт зоологии ликвидируется, сливается с Научно-производственным центром «Ботаника», место дислокации которого — Ташкентский ботанический сад. Где теперь расположится государственное унитарное предприятие по производству антитермитных приманок — в Саду?

По идее, сюда перенесут и термитное гнездо, находившееся на территории Института зоологии и служившее экспериментальной площадкой для изучения насекомых. Оно – гордость отдела энтомологии. Здесь впервые в международной практике удалось получить в лабораторных условиях яйца термитов. Вероятно, при переезде рядом с ним разместится Центр по борьбе с термитами, предусмотренный правительственным постановлением от второго февраля? Бедный Ташкентский ботанический! Будет что погрызть термитам, если разбегутся.

Но сейчас речь не о Саде. Главная тема дня: удастся ли атаковать термитов и отогнать их подальше от жилья, промышленных и других важных объектов?

Наталия ШУЛЕПИНА
«Новости Узбекистана», 2.3.2012г.

Для иллюстрации текста на sreda.uz использованы фото из Интернета.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“УЗБЕКИСТАН: БЕГСТВО ОТ ТЕРМИТОВ ИЛИ АТАКА НА НИХ?”»

  1. Мамлакат:

    Удивляюсь, как можно так затягивать решение проблемы. Ведь термиты размножаются с такой скоростью! А потом- дома рухнут, земля провалится, подстанции загорятся, и это уже будет катастрофа!!!

  2. Gtrald:

    С "термитной поблемой" пришлось встретиться в конце 50х — начале 70х годов в Южном Таджикистане, где наша геологическая партия проводила поиски и разведку месторождений в предгорьях Памира. В горных поднятиях Хасан-Баги изучение недр производилось с помощью горизонтальных горных выработок -штолен. Выработки проходились в рыхлых отложениях, поэтому с самого начала стенки и кровлю крепили древесными бревнами. Через примерно года полтора было замечено, что бревна покрылись термитниками. Такие же термитники покрывали столбы электролиний. В те времена термиты были бичом для телеграфных деревянных опор Таджикистана и Сурхандарьинской области. Термиты, как и многие другие насекомые и некоторые животные, паразитирующие на теле человека или отходах его жизнедеятельности, являются эндемиками ареалов его обитания. Так, в поселках полевых партий жилые домики быстро осваиваются мышами (полевками), около мусорных свалок поселяются колонии крыс. С похолоданием к жилищам тянутся теплолюбивые змеи. Приходилось сожительствовать и с этими неприятными существами…

    Ареалы расселения людей расширяются, растет плотность населения На этом поле улучшаются условия обитания и для эндемиков-спутников человека. Появляются новые эндемики. Это случилось, например, с афганским скворцом, или майной. Он приспособился к пищевой цепочке в отбросах человека в городской агломерации и выигрывает в экологической борьбе за жизненное пространство у многих давних спутников человека, например, воробьев, ворон и других пташек. А с термитами один из способов борьбы: защитные экраны в фундаменте сооружений, отделяющие транзит грунтовых вод этими существами к местам обитания. Для воды они проделывают ходы на глубину до 30 м. Поливное земледелие улучшает среду обитания этих существ. Есть способы химического травления термитов. Запускать проблему нельзя, это — эндемия, и бороться с ней нужно соответственно.

  3. Gembel:

    Exrtemely helpful article, please write more.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры