ДЫРЫ В ЗАБОРЕ БОТАНИЧЕСКОГО САДА…

Вход одиночным посетителям в Ташкентский ботанический сад с недавних пор запрещен. Разрешен вход экскурсантам в составе небольших групп и в сопровождении квалифицированных экскурсоводов. Первое движение души на эту новость: нас ограничивают в свободе. Ну а второе движение души чисто профессиональное, узнать: если вводятся запреты, значит, это кому-нибудь нужно?\»Правда Востока\», 28.11.2002г.ДЫРЫ В ЗАБОРЕ БОТАНИЧЕСКОГО САДА...
Вход одиночным посетителям в Ташкентский ботанический сад с недавних пор запрещен. Разрешен вход экскурсантам в составе небольших групп и в сопровождении квалифицированных экскурсоводов. Первое движение души на эту новость: нас ограничивают в свободе. Ну а второе движение души чисто профессиональное, узнать: если вводятся запреты, значит, это кому-нибудь нужно? Как выяснилось, это нужно Ботаническому. Впрочем, по порядку. Мы входим в сад.

По сути, этот запрет вовсе не нововведение. Территория относится к заповедным, особо охраняемым. Больше полувека с момента создания сада посетителям разрешалось прогуливаться в экскурсионных группах, в сопровождении опытных гидов, помогающих разобраться в его богатствах. Свободный доступ был открыт в середине девяностых, чтобы пополнить скудный бюджет. Помогли ли эти деньги? Да, копилка пополнилась, но \»свободный доступ\» поставил под угрозу сохранение коллекции.

Она уникальна. Скажем, вот один из первых и самых старых участков — североамериканский. Он представлен мощными гибридными чинарами, различными видами жасмина-чубушника, коллекцией боярышников и кленов, кентуккскими кофейными деревьями, пеканами и болотными кипарисами, расположенными по берегам водоема. Где в наших краях еще такое встретишь!.. Для ученого — это объект исследований, для экскурсанта — предмет любования, для тех, кто проник в сад через дыры в заборе, — источник наживы. Осматривая сад, на одной из дорожек мы встретили мужчину и девочку-подростка с сумкой, полной орехов, немного погодя столкнулись с компанией мальчишек, которые с сумками только направлялись на промысел. Им невдомек, что действуют противозаконно. Семена и плоды необходимы не только для селекционной работы в Узбекистане, но и для участия в безвалютном международном обмене семенами и научной литературой.

— Сегодня на участке, где представлены хвойные растения, нет ни одной здоровой пихты, а ведь в коллекции их было 19 видов,- с горечью поделилась моя спутница — куратор коллекции хвойных растений Т.Есипова. Несколько лет подряд одна рукодельница срезала ветки пихты для оформления букетов. Жители города собирают гербарии из экспозиционных растений, семена, рвут цветы, разжигают костры. Некоторые не просто собирают орехи с земли, а спиливают ветки, усыпанные плодами. Мешками выносят из сада боярку, желуди, обдирают кору у дубов и берез. Многочисленные самовольно протоптанные дорожки — результат свободного посещения людей — тоже большая беда. То, что земля уплотняется вокруг деревьев, приводит к нарушению воздухообмена и их гибели.

Сотрудники сада пытаются бороться с варварством. Дыры в заборе много раз латали. Но они появляются вновь. А вместе с ними надписи на стволах типа \»здесь был Ойбек\». Те \»богатыри\», кому силу некуда девать, содрали железные таблички с информацией о растениях. О чем это говорит — о любви к природе, о высокой культуре или об их полном отсутствии? Становится не по себе от таких вопросов. Что мы, горожане, творим с садом!

Подходим к экспозиции центральноазиатской дендрофлоры, богатой древесными растениями Узбекистана. Тут произрастает и одно из интереснейших ксероморфных деревьев Средней Азии — фисташка, чьи плоды содержат ценные дубильные вещества. Ветки дерева перевязаны разноцветными лентами посетителей. Это \»дерево желаний\» теперь умирает, ведь тесемки на ветках нарушили обмен питательных веществ.
).ДЫРЫ В ЗАБОРЕ БОТАНИЧЕСКОГО САДА...
Ботанический сад для города и республики сейчас стал вроде пасынка. А ведь в нем насчитывается более 4500 видов, разновидностей и сортов деревьев, кустарников, полукустарников, травянистых и водных растений. Более полувека он был главным поставщиком высокодекоративных растений не только для Ташкента, но и для всего Узбекистана. Как рассказали сотрудники сада, на 98 процентов столица озеленена интродуцированными растениями. Скверы и аллеи Ташкента украшены гибридными гибискусами — в народе их еще называют \»пахтагули\», цветущими все лето. В парках высажены березы, виргинские можжевельники,

обладающие высокой фитонцидностью, они тоже интродуцированные. Вдоль дорог растут дубы и клены, маклюры оранжевые с интересными шарообразными плодами и гледичии. Привлекателен своей высокой декоративностью дикорастущий виноград. Сначала все они нашли свою вторую родину в Ташкентском ботаническом. Тут им помогали акклиматизироваться. Чем еще он порадует нас?

Легко сказать саду: \»Дай!\» А нет бы сначала помочь. Ботанический стоит перед рядом больших проблем, и \»дыры\» с \»варварами\» лишь одна из них. Финансовые затруднения не позволяют наладить его охрану. Те же финансовые затруднения не позволяют сохранить штат технических сотрудников. По нормативным документам на один гектар положено как минимум два человека по уходу за растениями. Но сейчас работают всего несколько рабочих на сорока гектарах земли. Отсюда заброшенность, неухоженность, смешивание участков дендрофлор и агрессивное расселение растений.

Декоративные вьющиеся и лазящие растения, такие, как дикий виноград, хмель и лианы, завиваются до вершин деревьев и обвивают своими опасными объятиями их стволы и ветви. Ботанический сад нуждается в систематическом и своевременном уходе. Растения в условиях местного климата быстро идут в рост, рано созревают, но и быстро старятся. Потому многие деревья и кустарники необходимо \»омолодить\». Коллективу с каждым годом все труднее ухаживать за растениями.

Деревья, высаженные плотно, поднимаются все выше и выше, и в подлеске из-за низкой освещенности многие кустарники и травы стали выпадать. Заросли некоторых растений-агрессоров, захватывая чужую территорию, вытесняют наиболее ценных представителей древесно-культурной флоры. Конечно, научные специалисты наравне с техническим персоналом по мере своих сил вычищают участки, устраняют самосевы.

Но и тут свои проблемы. Из-за все той же нехватки финансовых средств не идет сюда молодежь. Научные сотрудники — в основном преклонного возраста. Смены нет. Если и есть молодежь — так это та, что бродит по дорожкам с сумками и авоськами. С ней — конфликты. Впрочем, бывает непонимание и с инспекторами городского комитета по охране природы, не позволяющими вырубать здоровые сорные деревья ради сохранения пусть хилых, но ценных, которым необходимо помочь \»найти свое место под солнцем\». В этих случаях не только жители, но и инспекторы забывают, что Ботанический сад — научно-исследовательская организация, где ведется кропотливая селекционная работа и проводятся научные исследования.

\»А как обстоят дела в ботанических садах других государств?\» — поинтересовалась я. Их создают и содержат не только в столицах. К примеру, они есть и в небольших городах Австралии. Зачастую управление ими осуществляется самими жителями, проживающими в данной местности. Любят и берегут. Любят и берегут Центральный ботанический сад Беларуси. Он получил статус памятника природы республиканского значения. Что это дает? Более активное участие государственных органов в решении актуальных для сада проблем по сохранению и содержанию коллекционных фондов растений. Принята правительственная программа, предусматривающая выполнение большого объема строительных и реставрационных работ. \»Вот бы нам такую поддержку\».

Это мечта всех тех, кто любит наш сад. Коллектив его небольшой, но какие удивительные люди в нем работают: Н. Штонда, Н. Русанов, Т. Есипова, А. Холмурзаева, Х. Ахмедова… Это ученые. На участке инорайонных травянистых растений трудятся М. Юнусова и К. Абдуллаева. У них нет научных степеней, но Мукарам-апа работает в саду аж с 1958 года. \»Я за своих детей так не переживаю, как за экспозиционные растения\»,- говорит она. Кумри Абдуллаева, вырастив девятерых детей, также решила посвятить свою оставшуюся жизнь растениям. Энтузиазм — хорошо. Но, к сожалению, одним энтузиастам сад без искренней заинтересованности в нем лиц, принимающих решения, не спасти.

Алеся Кладова.
\»Правда Востока\», 28.11. 2002г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры