Снежный барс и другие редкие животные в Гиссарском заповеднике Узбекистана

 

Новенькая «Нива» отправилась в Гиссарский государственный горно-арчовый заповедник. Это приобретение сделано в рамках международного проекта «Устойчивое использование природных ресурсов и лесного хозяйства в ключевых горных регионах, важных для глобально значимых видов биоразнообразия».

 

В проекте участвуют еще две охраняемые природные территории Узбекистана: Чаткальский биосферный заповедник и Угам-Чаткальский национальный парк. Автомашины «Нивы» приобретены и для них в рамках проекта, реализуемого совместно ПРООН и Государственным комитетом Республики Узбекистан по экологии и охране окружающей среды при финансовой поддержке Глобального экологического фонда.

Пятилетний проект с общим бюджетом в 6,5 млн.долларов (запущен в сентябре 2017 года) нацелен на бережное управление горными ресурсами и охрану таких редких видов, как снежный барс, рысь, бурый медведь. Еще одна цель — повышение уровня жизни сельских жителей, проживающих вблизи охраняемых природных территорий,  содействие их переходу к ресурсосберегающим практикам пользования лесными и пастбищными угодьями.

 

 

Такого рода проекты готовятся не один день. На этот раз ключевым объектом стали снежные барсы.

 

 

Мировая популяция по различным источникам составляет от 4,5 тысячи до 7,3 тысячи особей. В 2013 году состоялся первый международный форум по сохранению снежного барса и его экосистем. Участники приняли Глобальную программу по сохранению снежного барса. Почему такое внимание? Большая кошка является хорошим индикатором, молниеносно реагирующим на нарушения своей среды обитания.

 

 

В рамках комплексной широкомасштабной инициативы и рассматривались горные экосистемы Узбекистана. Обитают в них снежные барсы?

По данным Гиссарского заповедника (он самый большой в Узбекистане, площадь – 80 986,1 га) на его территории обитало 19 особей. Сотрудники заповедника исходили из того, где и сколько зафиксировали следов. Но следов недостаточно. «Своими глазами видели?» –  «Был случай, когда не только видели, но и сфотографировали  при объезде территории», –  припомнил начальник госинспекции заповедника Владимир Худяков.

 

 

«Снежного барса увидели неожиданно. Мы выехали из-за скал, а он как раз задрал горного козла. Под рукой у меня был фотоаппарат (тогда еще не цифровой, а пленочный). Им и сделал несколько кадров. Когда потребовались зримые доказательства, покопался в старых пленках и нашел ту самую. Фотографии барса над добычей мы  и представили».

Этот разговор с Владимиром Александровичем Худяковым состоялся на днях, хотя знакомы мы много лет. Читатели, вероятно, уже представили барса над добычей. Я тоже вмиг вообразила картину: горы, скалы, всадники на лошадях и терзающая добычу пятнистая большая кошка. «Покажите фото, это же редчайший случай!» – «Все, что напечатали, отправили зарубежным партнерам».  Автор фото пообещал размножить фотографии для любопытных, тогда покажем и нашим читателям.

 

 

Отправленные за рубеж фото, очевидно, произвели там сильное впечатление. В 2014 году приехали в Гиссарский заповедник иностранные ученые и установили фотоловушки. В ожидании результатов они ознакомились с участками заповедника и прилегающими поселениями.

 

 

Что за местность? Гиссарский хребет Памиро-Алая. Заповедник образован в 1983 году путем слияния Кызысуйского горно-арчового заповедника с Миракинским. Поскольку территория громадная, она поделена на четыре участка.

Гиланский и Миракинский находятся в бассейне реки Аксу на высотах от 1800 до 4300 метров над уровнем моря. В высокогорье находится крупнейший ледник Узбекистана – ледник Северцова. Рельеф – горный, сильно расчлененный труднопроходимыми речными долинами и скальными осыпями, высокогорными лугами и снежниками. 

 

Кызылсуйский и Танхаздарьинский участки расположены в бассейнах рек Кызылдарья  и Танхаздарья на высотах до 4000 м над уровнем моря. Для обоих участков  характерны выходы пестроцветных гипсоносных пород – красных песчаников, глин, сланцев.

 

 

Мне посчастливилось побывать в двух экспедициях в эти края. Далеко вглубь мы не забирались, двигались по краю заповедника. Наблюдали места водопоя диких животных, следы волков и кабанов. Жаль, и у меня поначалу не было цифрового фотоаппарата, все  снималось на пленку, а она экономилась. И все же есть фотографии из той и другой поездок, позволяющие составить представление о заповеднике и буферной зоне.   

 

 

Буферная зона весьма условна. Юридически не оформлена. В ней местные жители занимаются хозяйственной деятельностью, в том числе выпасают скот, собирают лекарственные травы.

 

 

Случается, местные жители браконьерничают, вырубая деревья и охотясь, загоняют отары в заповедник, нарушая охранный режим. Нас, журналистов, инспекторы в рейды по задержанию нарушителей не брали. Опасно. Но рубщиков деревьев на склоне мы «застукали» вместе.

 

 

При выявлении нарушителей инспекторы составляют протоколы, предъявляют штрафы. Так положено. Только вот инспекторам хоть разорвись: на каждого приходятся от трех до пяти тысяч гектаров. Физически невозможно инспектору охватить эти тысячи га и вести контроль на должном уровне. Как сложилась такая система, вряд ли кто припомнит. В природоохранном законодательстве отсутствует норма площади на одного инспектора. В ходе реализации проекта этот вопрос намечено рассмотреть и урегулировать. Если норму установят в полторы тысячи гектаров, контроль – оперативней. 

 

 

Если новый проект, нацеленный на «Устойчивое использование природных ресурсов и лесного хозяйства в ключевых горных регионах», поможет местным жителям увеличить иные источники дохода, не наносящие вреда кормовой базе диких животных, удастся сохранить уникальную природу и снежного барса в ней.

 

 

Население относится к приезжим со всей душой.

 

 

В конце 2014 года научный мониторинг, проведенный при поддержке российского представительства Всемирного фонда дикой природы (WWF), позволил зафиксировать около полусотни особей большой кошки. И по-прежнему она загадочна. Места обитания снежных барсов труднодоступны, жизнедеятельность мало изучена. Это вид или подвид, животные оседлые или мигрирующие?

 

 

На втором Глобальном форуме по сохранению  снежного барса, состоявшемся в 2017 году в Бишкеке, таджикские ученые сообщили о трехстах особях, обитающих в горах Таджикистана. Может быть, в их числе и мигрирующие из Узбекистана или наоборот? Где норки, какой бывает приплод?

Сотрудники Гиссарского заповедника пока не спешат озвучивать свои данные, чтобы не ошибиться. Говоря о численности, придерживаются цифры «девятнадцать»: «Снежного барса еще изучать и изучать!»  Многое прояснится в конце проекта. Пока же самое начало.

В поле зрения фото- и видеоловушек – их установлено свыше трех десятков, а будут установлены еще – попадают и птицы, и звери. Рассмотрим несколько снимков фотоловушек. На них –  белоголовый сип и улар (горный индюк), каменная куница, дикобраз, красный сурок, туркестанская рысь, сова, кабан, горный козел, бурый медведь, белокоготный медведь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Один из планируемых видов наблюдений – облет дронов. Дроны помогут создать видеополотно растительного и животного мира в Гиссарском заповеднике. На видео окажутся и браконьеры со всеми вытекающими последствиями, и, конечно, богатейшее биоразнообразие.

 

НАТАЛИЯ ШУЛЕПИНА

 Фото ландшафтов и буферной зоны Гиссарского заповедника – автора.

Автор выражает признательность Владимиру Худякову за предоставленные снимки с фотоловушек.

Фото снежного барса крупным планом – из материалов второго Глобального форума по сохранению  снежного барса.

 Источник — «Новости Узбекистана»

 

 

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Фото

Партнеры