Танки в Ташкентском ботаническом саду вопреки науке. Что победит?

Можно предлагаемую читателям публикацию еще и по другому назвать: «Путеводитель по военным объектам Ботанического сада». 

Все было выкопано, построено и завезено в мае 2018 года ко Дню Победы. День этот для всех  особенный, даже для поколений, которые не знали и не помнят своих воевавших прадедов. И все же здесь военным объектам не место.  Танки и землянки ассоциируются с  тяжелыми испытаниями для народа, смертями, похоронками. Жуткий символ войны — колючая проволока. 

Ташкентский ботанический создавался после войны, чтобы люди об этом забыли, чтобы их жизнь украшали прекрасные деревья. О них, деревьях и кустарниках из разных частей света, узбекистанцы знать-не знали, но  ученые-дендрологи старались. Десятилетия кропотливого труда, чтобы Ташкент имел такую роскошную и  уникальную коллекцию.  Уникальна она потому, что в других городах Узбекистана, увы, никто этот опыт не повторил. Признавалась она и мировыми учеными: Ташкентский ботанический сад входил в тридцатку лучших ботанических садов мира. Имел  статус особо охраняемой природной территории.

Его берегли и охраняли. Но территория была неприкосновенна до поры-до времени. В 1995 году по решению первого лица Узбекистана у Сада отрезали более двадцати гектаров для размещения зоопарка (к сожалению, такого рода решения на самом высоком уровне были предусмотрены Законом «Об особо охраняемых природных территориях»). Сейчас считается, что площадь Ташкентского ботанического сада составляет 66 гектаров. Но на его территории находится здание, строившегося для Ботсада, а занимаемого сначала Институтом ботаники, а сейчас Институтом зоологии. Речь идет о том, что будет построено на территории Сада и новое здание для Института ботаники. В общем, если примут решение в верхах, еще урежут.

Ботанический сад, несмотря на отъем части территории, до 2004 года продолжал быть согласно Закону «Об особо охраняемых природных территориях» особо охраняемым. В 2004 году принимается Закон РУз «Об охраняемых природных территориях». В статье 4 сказано: «Охраняемыми природными территориями являются участки земли и (или) водного пространства (акватории), имеющие приоритетное экологическое, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и санитарно-оздоровительное значение, полностью или частично, постоянно или временно изъятые из хозяйственной эксплуатации. В целях сохранения, воспроизводства и восстановления природных объектов и комплексов на охраняемых природных территориях устанавливается режим охраны и использования (далее — режим)».

Ботанического сада в перечне охраняемых нет.  И вот почему. «В нем представлены дендрофлоры Восточной Азии, Северной Америки, Центральной Азии, Дальнего Востока, Европы, Крыма и Кавказа». Авторы Закона сочли, что Ботанической сад не является природной территорией и не имеет приоритетного экологического, научного, культурного, эстетического, рекреационного и санитарно-оздоровительного значения. Прошло 18 лет как законодатели  исключили Сад из числа охраняемых и экологи бросили его на произвол судьбы. Тем не менее все эти годы для посетителей он продолжал им таковым оставаться, несмотря на… 

Нынешний год особенный. Случились весенние строительные работы в Саду, завоз военной техники, рытье землянок и блиндажей, окопов,  сооружение медсанбата и шалашей, на коллекционном  дереве — пункта наблюдения за противником. На «сухом озере» — в центре Ботанического сада — росла среднеазиатская флора. Тут построена концертная площадка со зрительным залом под навесом. 

Пройдемся по военным объектам, посмотрим, как это выглядит осенью. Площадь, где размещены танки, заасфальтирована. Прежде здесь находился хоздвор. Хоздвор и помещения для сотрудников (их сделали из пластика пару лет назад) перенесли на новое место. Там деревья были срублены. Логично, если бы высвободившуюся землю отдали деревьям.  Нет, танкам.

Детям полазить по танкам и в танки — развлечение. Все забыли,  что Ботанический сад — научное учреждение.

От танков идем мимо оранжереи. Ей повезло этой весной. Много лет растения в ней зимой мерзли, но танки поставили рядом. На праздник ожидались высокие гости, включая послов, и были выделены бюджетные средства на реконструкцию. Внешне красиво получилось. Зима проверит отопление.

Перед оранжереей попадаешь «в ступор» у колючей проволоки. «Прохода нет!» «Achtung minen», «Стой, мины».

Выходим на главную аллею, в партер. Тут тоже неожиданность. Вероятно, для иностранных туристов неожиданность особая. Стрелки указывают на Москву, Киев, Сталинград, Берлин… Идем на Берлин.

Направление «на Берлин» приводит к болотным кипарисам — изумительным деревьям с дышащими на поверхности корнями. Растут они  вокруг озерка.

Что за сооружения среди  болотных кипарисов,  сразу не понять. Это что — виселица? Мешок имитирует повешенного? А дальше что за сооружение? Есть подсказка — полевой медсанбат.

Это землянка. Хочется верить, что древесина не из Ботанического сада.  

Избушка на дереве Ботанического сада — наблюдательный пункт. Кто как думает — заморскому дереву военная нагрузка нравится?

Сколько корней обрубили при выкапывании показательных сооружений? Основателю сада  — академику Федору Николаевичу Русанову — такое в страшном сне не могло присниться. Он привозил семена, саженцы холил и  лелеял, чтобы в чужом засушливом климате выросли из них деревья, которые станут украшением Ботанического сада в Ташкенте, которые, возможно, приживутся и будут интродуцированы в Узбекистане. 

Очевидно, под этими еловыми и сосновыми лапами бивак.

«Ну что сказать — неуместное соседство».

Землянка, окоп, блиндаж. Сверху, над блиндажом, предупреждающая надпись: по крыше не ходить. Да кто же соблюдает…

За окопом высится концертная площадка. Идем к ней. 

Оглянемся. Слева окопы, прямо за оранжерей — танки, ну а направо пойдешь — комплект с «виселицей». 

Под этим шатром деревья летом стали болеть. Вызывают опасения листья, которые падают на шатер. Загниют. Дождь и снег добавят шатру неприятностей. Про дендрофлору мало кто волнуется.

Так — на месте «сухого озера».

Год назад «сухое озеро» выглядело иначе. И в него можно было спуститься.

Конечно, есть нетронутые уголки в Ботаническом саду, доставляющие истинную радость.

Удастся ли сохранить национальное достояние от посягательств на его территорию и его коллекцию — это вопрос к законодательной и исполнительной власти. Сам Сад себя защитить не может. 

Конец экскурсии.

Наталия ШУЛЕПИНА
SREDA.UZ

Начало экскурсии было на позитиве. Много фото см. «Ташкентский ботанический. Осень». http://sreda.uz/rubriki/bio/tashkentskij-botanicheskij-osen/

 

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


3 комментария на «“Танки в Ташкентском ботаническом саду вопреки науке. Что победит?”»

  1. Konst.:

    Снова пробили дно…

  2. Вадим:

    Скажите спасибо, что танки. Могли бы деревообрабатывающие станки поставить… и выставку мебели, сделанной из древесины того сада, в котором стоят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Фото

Партнеры