В Ботаническом саду выращивают лучок-чесночок и продолжают тихой сапой вырубать деревья

 

 Мы рассказывали о незаконной рубке деревьев в феврале 2017-го в Ботаническом саду в Ташкенте (ссылки в конце статьи). Ниже вернемся к вопросу о расследовании инцидента. А начнем с того, что увидели в теплые осенние дни. Суммируем впечатления нескольких посещений, отбросив восторги о красотах.

 

 

На воротах исчезли таблички на узбекском и английском с названием. Ботанический сад носил имя академика Федора Николаевича Русанова – основателя, собравшего и вырастившего вместе с соратниками уникальные коллекции. Сад являлся структурой Академии наук Узбекистана.  И это тоже было указано. Теперь что за воротами, неизвестно. Похоже,  коммерческое заведение.

 

 

На входе табличка с расценками, сколько стоит заехать на территорию на автомашине. Если покататься с фотоаппаратом или видеокамерой — 80 тысяч, если с той же целью заезжают две автомашины – 105 тысяч, если три – 130 тысяч. Если заезжает больше десятка машин на съемку, а заезжают и больше, сколько платят, никак не оговорено.  Если заезжают не на час, а на день, а то и на сутки, какая оплата — коммерческая тайна и с кем расчет, тоже. Схемы наживы за счет открытого доступа автотранспорта настолько просты, что и комментировать нечего.

 

 

Деревья в ботаническом саду большей частью «заморские». Выхлопы автомобилей укорачивают их жизнь. Никому нет до их здоровья. Для клипов в куртинах (куртина —  группа из нескольких десятков деревьев и кустарников одно породы) строят дома и хижины, устраивают свадебные застолья, гоняют лошадей.

 

 

Те съемки видеоклипа, которые мы наблюдали в компании зевак, это и кран, и генератор, и  рояль в кустах в прямом смысле этого слова.

 

 

В Саду практически не осталось ученых-дендрологов. У ученого секретаря – за плечами магистратура, у директора – географак. Замдиректора – совсем еще молодой человек с сельскохозяйственным образованием. С ним мы познакомились, изучая посадки чеснока на месте бывшего розария.

 

С розария Сад начинался. В других ботанических садах мира тоже принято встречать посетителей цветами. Мы остолбенели, увидев вспаханное поле. На выцветшем баннере указано, что здесь демонстрационный участок диких сородичей лука — совместный проект ЮНЕП (структура ООН по охране окружающей среды) и НПЦ «Ботаника». Древний баннер и упоминание давно не существующего научно-производственного центра подогрели наше любопытство: что выращивается вместо роз? Прошли по краю поля туда, где всходы поднялись.  Одну зеленную стрелку откопали. Обыкновенный чеснок. Это подтвердил и замдиректора. А для посетителей тут «рулит»… ЮНЕП.

 

 

Еще один бизнес-проект – прокат велосипедов. Регистрационное свидетельство на ведение частного бизнеса вывешено на стене будки, где выдают велосипеды.  Плата за час проката на разных моделях – шесть и десять тысяч. Естественно, никакого кассового аппарата. Крутят педали и стар, и млад.

 

Народа пешего и на велосипедах очень много. Входная плата невелика – три с половиной тысячи для взрослых, что раза в три меньше, чем в соседнем зоопарке.  В выходные одна за другой идут школьные экскурсии.

 

 

Никто не предупреждает многочисленных посетителей, что оставлять свои метки на деревьях нельзя, сходить с дорожки нельзя, ведь это – не лес и не парк и газонов здесь нет.

 

 

Кривая-косая табличка не в счет. Про видеонаблюдение – обман. На деревьях появились надписи типа «я здесь был». В коллекциях Ботанического сада устраивают пикники, в осушенных на зиму озерах затаптывают в дно экзотические кувшинки… 

 

 

Источники дополнительного дохода всегда у Сада были. Приносили их не только экскурсии. В теплицах выращивалась рассада, на свободных площадях –  саженцы. И сейчас выращиваются и продаются. Другой дело, какая часть пополняет бюджет. Официально Сад по-прежнему находится в системе Академии наук. В сентябре 2015 года по решению президиума АН РУз стал государственным учреждением, имеющим статус юридического лица при Институте генофонда растительного и животного мира  под названием «Ташкентский ботанический сад имени академика Ф.Н.Русанова».

 

 

О переменах в статусе Академия наук сообщила редакции на ее запрос в письме от 4.14.2017г. Переписка возникла в связи рубкой деревьев в Ботаническом саду в феврале. Комиссией в составе сотрудников Госкомитета по охране природы (сейчас – Госкомэкологии) и журналистов было выявлено 24 свежих пня на осмотренных двух сотках. Ташкентский городской комитет по охране природы дело замял, наказав «для отмазки» двух рабочих за три дерева. Академия наук согласилась.

 

 

Разрешения на рубку не было. По законодательству его выдают органы государственной власти на местах по согласованию с органами охраны природы. Администрация Ботанического сада в 2017 году его так и не получила. Но рубить продолжает. Смотрим фото октябрьских порубок на участке Восточной Азии.

 

 

 

 

 

Можно и далее не замечать проблемы Ботанического сада. И погубить.

 

НАТАЛИЯ ШУЛЕПИНА

 

Ссылки на публикации:

«Дровишки в Ботаническом саду», 21.2.2017г.,

«Cбор по тревоге в Ботаническом саду», 22.2.2017г

 Руби, братва, или Почему нет честных ответов о рубке в Ташкентском ботаническом саду, 24.4.2017г.

 

Источник — Новости Узбекистана

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры