Вопросы про деревья от журналистов и блогеров

В социальных сетях народ аж кипит, когда пишется или слышится очередное сообщение про рубку деревьев или про их обрезку «под пальму». Журналисты и блогеры получили возможность задать вопросы руководству Госкомэкологии, Ташкентского городского управления по охране окружающей среды, почему в столице и других городах республики идет последовательное уничтожение деревьев.  

Первым получил слово представитель Института лесного хозяйства. Он сказал о массовом поражении деревьев насекомыми. При этом возник вопрос, а кто исследовал? Город  не в сфере деятельности Института лесного хозяйства.  «Кто исследовал?» — без ответа. Представитель института сказал, что ведутся наблюдения за можжевеловыми. «Выделяются химикаты на их обработку». Наверное, не те химикаты, так как вот уже несколько лет хвойные, пораженные арчовым червецом, желтеют и вырубаются. Мы писали об этой напасти. Червец завезен вместе с саженцами, скорее всего, из Сурхандарьи. Карантина нет — вся республика заражена. Бороться с арчовым червецом можно, зная, как. Но желтизна мозолит глаза. 

Вот разъяснения из президиума. Рубка деревьев регламентируется двумя постановлениями Кабинета Министров — № 255 от 31.3.2018г и № 43 от 17.1.2019г. Ведется подготовка нового документа по охране растительного мира. Он будет размещен на портале Госкомэкологии для обсуждения. Сейчас рубка производится по решению районного хокимията, принятого на основании заключения городского подразделения Госкомэкологии. Допускается санитарная рубка, если дерево больное или сухое. Допускается рубка, если дерево попадает под объект строительства. В этих двух случаях экологи обязаны сказать «да». Легальную рубку ведут районные управления благоустройства. За 2019 год поступило в ташкентское городское управление 1648 обращений на вырубку 25600 деревьев. 754 обращения удовлетворены, вырублено 6941 дерево. «Многие из них сухие или больные».

«В начале 2019 года, зимой, деревья в ряде районов обследовали сотрудники МЧС, хокимията, РУБОБ. Сделали свои заключения».  Непонятно, почему обследования проводились без специалистов — ботаников и зоологов. И почему зимой?  Только по весне видно, когда листва появится, что — сухое, а что — живое.

Важная информация: «В начале года районными хокимиятами проведена инвентаризация деревьев. В Ташкенте 1960 тысяч деревьев. Цифра достоверная на 90 процентов. Внесем учтенные в электронную базу данных».  Встречный вопрос из зала: «Определены породы деревьев, диаметры стволов, высота?» Ответа не последовало. Вероятно, при инвентаризации без специалистов не обойтись. «На двух кварталах жилого массива Чиланзар мы провели топосъемку». Этой информации больше доверия. И все же есть предложение обратиться с правительство за выделением на инвентаризацию бюджетных средств. Заказать ее Институту ботаники. На волонтерской основе привлечь к инвентаризации педагогов профильных вузов, студентов, всех желающих, обучив на установочных семинарах.

Журналисты и блогеры говорили о качестве деревьев. «Дерево ценится кубатурой зеленой листвы, вырабатывающей кислород.  Если дерево толщиной с карандаш, то это еще не дерево и не куст». «Какого качества саженцы? Стоит ли вообще сажать, если совсем малолетки  и обречены?! Этой весной ташкентские благоустроители отчитались за 400 тысяч посаженных саженцев. 95 процентов от этого  числа без должного ухода высохли!»

«Пишите в телеграмм-бот. Мы специально его открыли, чтобы информация концентрировалась в одном месте. Мы создали оперативную группу по деревьям из пяти человек». По мнению журналистов, это важно, но не решает проблему. «Пришла пора вводить сногсшибательные штрафы и  ввести уголовную ответственность за нелегальную рубку. Уничтожение деревьев — уничтожение  нации!». 

Еще предложение — вести на месяц мораторий на рубку деревьев, чтобы отладить систему. И навсегда надо ввести мораторий на рубку деревьев при строительстве. «Ташкент закупил для пересадки взрослых деревьев две спецмашины. Уже используются?»

Удивила озвучка данных о территории зелени в Ташкенте. «64 кв.м приходится на человека. Деревьев 1900 тыс.» «Как подсчитали?» — «Есть две методики. По одной плюсуются цветники и газоны. По другой считаются только многолетние деревья. Мы считали с цветами и газонами.  А если «без», то на человека придется примерно 10-12 кв.м.»

Вроде бы не катастрофично малы зоны рекреации. Но есть совсем иные цифры. Они были  озвучены на заседании Общественного совета при Госкомкомприроде  в 2012 году. Автор этих строк на заседании присутствовала.  Тогда обсуждалось ТЭО нового Генерального плана Ташкента. Цифры по озеленению вошли в официальный документ ТашНИПИГЕНЛАНа.  В нем указаны 3,3 кв.м на жителя Ташкента. Предусмотрено в развитии города увеличить кроны деревьев и кустарников до 11,34 кв.м. ШНК 2009 года 2.07.01-03*  указывает норматив в 17,19 кв.м. Чтобы достичь этого показателя, закладывались в новый Генплан зеленые зоны вдоль Чирчика, каналов, увеличение санитарного озеленения улиц. Общая площадь зеленого фонда в 2010 году указывалась в 12207 га в Ташкенте. Из них общего пользования парки скверы — 1242 га. Для сравнения в Москве озелененность составляет 18,3 кв.м. на человека. Норма определена в 24 кв.м. 

В Ташкенте происходит обратное. Вряд ли можно доверять той инвентаризации, за какую отчитался хокимият города. «Куда дели деревья в парке астрономии? Мы сравнили августовские космоснимки 2017 и 2018 годов.  Там теперь пустыня».  — «Мы давали разрешение на вырубку шести сухих деревьев». «Почему вырубили зеленые хвойные у филиала МГИМО?» — «Мы дали официальный ответ в СМИ. Мешали линии электропередачи». «У елок нет кроны. Это же смешной ответ.» — «Вот и смейтесь». 

Вопрос, куда деваются срубленные деревья, был повторно задан сотруднику городского управления благоустройства. «Мы выставляем их на продажу через биржу». — «Не имеете права. Это не экспортный товар!» Но что есть, то есть. Предложение к Госкомэкологии: «Надо привлечь прокуратуру к расследованию механизма реализации стволов деревьев, начиная со срубленных трехсот многолетних деревьев в ташкентском сквере десять лет назад. И все, что потом. Что идет в мебельные цеха, что на дрова?»  

Одни журналисты требовали увеличить штрафы за нелегальную рубку, другие настаивали на уголовной ответственности. Ну, а третьи говорили о необходимости полноценной инвентаризации и ведения, как предусмотрено законодательством, электронного реестра разрешений на рубку с открытым доступом для горожан. Задумано было правильно. Каждое дерево, которое экологи считают возможным срубить, должно быть описано, с указанием точного места и причины. Вот тогда будет полноценный общественный контроль, когда реестр можно посмотреть «на ходу» в интернете и немедленно сообщить  о незаконной рубке в телеграмм-бот Госкомэкологии. 

От ведения электронного реестра экологи упорно отказываются не первый год. И на этот раз тоже. «Мы не разрешаем, мы согласуем заявки районных хокимиятов». В общем, пусть те ведут. «Мы согласуем, а вдруг хокимият передумает?»  Да никогда в жизни, его же служба благоустройства на этом зарабатывает! Вероятно, в законодательство надо внести поправку с четким указанием по ведению электронного реестра разрешений на рубку.

Что касается инвентаризации по всему Узбекистану, то была озвучена цифра в сто миллионов деревьев. Откуда она взялась? Специалист сказал, что «по данным статистики». Если учесть, что такая статистика в стране не ведется, то снова у журналистов и блогеров был повод если не посмеяться, то улыбнуться. Массовые сносы жилья, которые, как эпидемия, захватили всю республику, любую реальную цифру по озеленению за пару лет ополовинили.

Экологи говорили, что они признательны журналистам и блогерам за то, что критикуют, выявляют узкие места. В ответ прозвучало предложение усилить контроль за бизнесом. «Сложилась ситуация, когда предпринимателей противопоставили народу. Они бесконтрольно вредят людям и окружающей среде». Ответ воодушевил: «Готовится Указ, который расширит полномочия Госкомэкологии». Еще экологи сказали, что журналисты и блогеры могут сами обращаться в суд по нарушениям.

По этому поводу прозвучал заготовленный впрок аргумент. Признаюсь, я его еще накануне обдумывала. А тут совет, и в ответ: «Мы можем подать в суд на Госкомэкологии за бездействие в связи с болезнями деревьев. Экологи пугают страшными цифрами, хотя обследований ботаниками и зоологами не проводилось. Более десятка лет в Ташкенте и других городах ликвидированы службы защиты растений. Сотрудники главной природоохранной службы страны молча наблюдают, как насекомые грызут древесину и разводят руками: «Надо рубить». Не рубить, а лечить, требовать воссоздания служб защиты растений по всей стране с соответствующим финансированием!»  

Сотрудники Госкомэкологии сообщили, что они проводят переговоры с хокимиятом Ташкента. В продолжение разговора коллега поднял тему рубок в  Бухаре, Навои,  Ургенче, Фергане, Намангане, Андижане. Они и из-за бесчисленных сносов жилья, и из-за болезней деревьев. «Кто будет решать вопрос воссоздания служб защиты растений? Когда закрывали, хотели сэкономить. Что имеем не храним…»

Ну и напоследок вопрос о пальмах. «Это кто придумал?!» Сотрудник службы благоустройства ответил, что стволовые ветки убирают до высоты в три-четыре метра. Но иногда и выше. Возражение из зала: «Обрубленные деревья теряют устойчивость, заражаются насекомыми, будут падать». Задавший вопрос: «Пальмы-деревья — это плохо. Но я — про насаждаемые в городах… пластмассовые. Они деревья не заменят!».

Наталия ШУЛЕПИНА

SREDA.UZ


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


2 комментария на «“Вопросы про деревья от журналистов и блогеров”»

  1. Из Фэйсбука:

    • Бизнес, указ… Кроме уголовной ответственности, как в здравомыслящих обществах, ничего пока не помогало. Сколько лесорубов «отправлено на лесоповал»? Не слышали? Бизнес плевал на указы, мнения, мафиози откровенно идут на конфликт, испытывая силы. Власть давно сдалась. Но держится бодро, мол, молодцы, что нас ругаете. А по сути, люди остались один на один с преступниками. И, видимо, во избежание новых жертв придётся вести переговоры с главарями, а не с чиновниками за их спиной. Может, у реальных властителей остались ещё проростки разума. Или и их уже срубили?

    • Если бы наверху сидели спецы и люди, болеющие за экологию, то не было бы такой катастрофы. Им там по барабану,зарплата капает, откаты за вырубку в карман. Только президент, если даст им по мозгам и решит принять закон об уголовной ответственности, может быть, что-нибудь изменит.
    o
    o Если бы наверху сидели те, кого мы выбираем, с них и спросить можно было бы. А так никакой президент не поможет.

    Есть ещё КАРА ДЕРЕВЬЕВ. Они были до людей, будут и после…

    Каштан в Ташкенте становится главным деревом при посадках. Ему в Ташкенте не климат. Очень сухо. Саженцы сохнут и болеют. Очень медленно растут. Хотя, конечно, красивое дерево. Так, может, пора реабилитировать чинару? Зачем сажать то, что не хочет и не может здесь расти?

    •Для размышления. За полтора года существования Положения об общественных инспекторах по экологии, через Центр обучения и повышения квалификации при Госкомэкологии прошли обучение около 7 тысяч (!) человек по республике, представителей от общественности. На их обучение затрачены немалые средства из фондов махаллей — 5 минимальных зарплат на одного обученного и получившего удостоверение общественного инспектора. Где они, эти горожане-общественники???

    • Ташкент скоро станет пустыней, а бедным людям в +50+60 градусов даже спрятаться негде. Люди боритесь за деревья.

  2. Наталия:

    Уважаемая Наталья! Рубка деревьев — тема очень важная для Ташкента. Я живу более тридцати лет напротив парка Миллий Бог (национальный сад) и наблюдаю о бесхозности. Деревья здесь рубятся безбожно. Идет различное строительство вокруг. В самом парке недавно выстроено здание союза писателей. И для стоянки их личных автомобилей было вырублено немало деревьев и приличная по квадратуре площадка была закатана в асфальт. Теперь в парке беспрепятственно разъезжают автомашины, нарушая экологию среды. И это несмотря на то, что была готовая стоянка за воротами парка со стороны ул. Дружба Народов. Для чего нужно было ее делать и внутри парка? Зато запретили там выгул собак и повесили угрожающие знаки по этому поводу… В нашем эко парке ( кусок территории слева от здания Союза писателей) есть уникальные деревья как гингко билоба и прочие насаждения, а также много орешин, но они периодически вырубаются, несмотря на молодой возраст. Деревья сохнут, перерезана поливочная система. В общем беда!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры