ЗАПОВЕДНЫЕ МЕСТА ТРЕХ НАТАЛИЙ

ЗАПОВЕДНЫЕ  МЕСТА  ТРЕХ  НАТАЛИЙ Трех Наталий — Солдатову, Бешко, Мармазинскую — объединяет одна профессия, одни нравственные ценности. Сохранить заповедные места, флору и фауну, восстановить утраченные популяции — это их дело жизни. Преданность этому делу заслуживает уважения и подражания.
Экологический альманах \»Просто пишем о среде\» (4-й выпуск), 2009г.Их объединяет одна профессия, одни нравственные ценности. Преданность делу этих женщин заслуживает уважения и подражания.

Солдатова из экоцентра «Джейран» ЗАПОВЕДНЫЕ  МЕСТА  ТРЕХ  НАТАЛИЙ

Уазик медленно движется почти в полной темноте. Машина оборудована для выездов в поле в ночное время, ее верх открыт, и в салон беспрепятственно проникает запах цветущей пустыни. В салоне сидят сотрудники экоцентра. Наталья Солдатова едет, стоя на сидении, держа в руках переносную фару — прожектор. Нет-нет, ей не придется освещать всю дорогу вместо автомобильных фар. Задача ее совершенно иная — искать джейранят. Как только с помощью света своей фары она заметит самку джейрана и малыша, машина останавливается.

Издалека глаза новорожденного светятся как два больших фонарика. Эркин Юлдашев — директор экоцентра — в этой экспедиции выполняет роль ловца. Осторожно обходя кустики растений, чтобы не хрустнуть веточкой, он подходит к новорожденному, бережно берет его под брюшко и крепко прижимает к себе, чтобы не вырвался и не убежал. Джейраненка внимательно осматривают, определяют его пол, возраст, физическое состояние. Малыш очень хорош, и Наталья Солдатова одобрительно кивает — берем на ручное выращивание. Для него открывается жизнь в вольерном комплексе с молочным выкармливанием — ровно сто дней люди будут кормить его из бутылочки, сначала козьим, а затем коровьим молоком.

Ежегодно 29 апреля в экоцентре вот уже более тридцати лет проводится отлов новорожденных джейранят. Их отлавливают в первый — второй день после появления на свет. Если опоздать, то окрепших детенышей поймать будет очень сложно, да и к людям и соске такие малыши привыкают хуже. Целью ручного выращивания является воспитание спокойных животных, не боящихся новых условий, безболезненно переносящих транспортировку и способных размножаться в неволе. Почему это важно? Когда редкий вид животного размножается в неволе, его всегда можно развести до определенной численности, он будет вне опасности вымирания. Джейранята из Бухарской области хорошо прижились в Московском зоопарке и в Таджикистане в заповеднике «Тигровая балка», в частных отечественных и зарубежных коллекциях.

Наталья Солдатова с детства грезила о работе с дикими животными. Книги о возможности спасения диких животных от вымирания открыли для нее удивительные перспективы. Наталья едет в Асканию-Нова — центр разведения диких животных, расположенный на Украине, и пять лет занимается выращиванием диких копытных. Узнав о создании в Узбекистане питомника по разведению джейранов, загорается идеей поучаствовать в спасении этой прекрасной, но малочисленной газели.

Приезжает в Бухарскую область и попадает в совершенно другую экологическую систему — неповторимый мир пустыни Кызылкум. Здесь впервые она видит удивительных животных, воспетых поэтами Востока, и ими покорена.
В семидесятые годы прошлого столетия было запланировано создание тринадцати специализированных питомников по разведению джейрана в республиках, где он обитал. Часть построили, но выжил только экоцентр «Джейран». Солдатова считает, что ей повезло находиться у самых его истоков, с нуля начать дело и увидеть, как стало процветать. По ее формуле успеха, состояться экоцентру помогли несколько составляющих. Расположен на участке старинного караванного пути, всего в 42 километрах от святой Бухары. Учили и направляли научные руководители — Банников, Флинт, звездные люди, имена которых знает весь биологический мир. А еще был титанический каждодневный труд сотрудников.

Экоцентр «Джейран» стал уникальным явлением, не имеющим аналогов не только в Центральной Азии, но и в мире. Здесь на площади в 5145 гектаров обитают около шестисот джейранов, 21 лошадь Пржевальского, 56 куланов, в вольерном комплексе живут восемь бухарских горных баранов. Биоразнообразие основной территории центра поражает множеством редких животных, обитающих в пустыне Кызылкум. Здесь же можно встретить многие виды краснокнижных растений.

Наталья Солдатова много лет проработала заместителем директора по научно-исследовательской работе, стала авторитетным ученым, с ее мнением считаются в международных кругах. Зная буквально все о джейранах, имея около двухсот научных публикаций, Наталья не защитила ни кандидатской диссертации, ни докторской. Но зарубежные коллеги называют ее доктором и удивительным человеком.

Попав в Париж на научную стажировку, затосковала по джейранам, свободному песчаному пространству, песням ветра в вершинах саксаула, маленьким, юрким смерчикам, что пританцовывают на солончаках и такырах. В этих просторах вырос сын Натальи Солдатовой — Валентин, которого в детстве называли местным Маугли. Стал биологом, женился, живет в Ташкенте, у него подрастают две дочери. Как шутит Наталья: «Корни пошли. Есть продолжение». Со стороны иногда кажется, что она беспокоится о джейранах, куланах, диких лошадях и баранах значительно больше, чем о семье. В ответ на это Наталья смеется: «Конечно, у меня два ребенка — Валентин и Экоцентр. И второй ребенок — очень проблемный!»

Жизнь в песках сама по себе нелегка. Как не беспокоиться, когда биологические пробы лежат в холодильнике, а отключается подача электроэнергии, когда воды нет при температуре 45 градусов в тени?! Но эти беды показались мелочью, когда встал вопрос о расширении автомобильной трассы Бухара — Карши. Она и так проходит вдоль ограждения, а намечалось ее расширить на 15-20 метров в сторону экоцентра. Тогда бы он потерял защитную полосу из посадок саксаула, а дорога вплотную приблизилась к вольерному комплексу. Переговоры с дорожной службой о расширении трассы в противоположную сторону не дали результата. Тогда Солдатова обратилась к хокиму области. Реакция последовала незамедлительно. Была создана рабочая группа, ее решение — в пользу джейранов.

С ними тоже забота — численность копытных на территории выросла и стала близка к предельно допустимой. Дикие животные испытывают недостаток корма, их приходится подкармливать. Для дальнейшего разведения, для отработки методов возвращения их в природу надо опробовать выпуск на большую неогороженную сопредельную территорию.

В 1990 году по решению органов власти Бухары при экоцентре был организован экспериментально-производственный участок площадью свыше восемнадцати тысяч гектаров. Это позволяло создать оседлую популяцию джейрана на неогороженной территории, разработать режим сохранения биоразнообразия участка, освоить туристические маршруты. При передаче земли была оговорка, что она — совместного землепользования, так как по ней проходит линия электропередачи, там же находится газопровод, гипсовый карьер и пара десятков фермерских хозяйств.
Эксперимент по созданию оседлой популяции джейрана на сопредельной территории удался, его численность была увеличена до полутысячи особей, выросло количество других диких животных. Восстановилась популяция редкого тюльпана Леммана.

Территорию стали охотно посещать экотуристы и биологи, проводящие исследования в области структуры пустынных биоценозов. Но со временем увеличился выпас домашнего скота, сократились кормовые ресурсы, стали недоступны для диких животных места водопоя. Численность джейранов начала сокращаться. Снова помог хокимият: запретил выпас скота.

А антропогенный прессинг продолжает расти. Проезд по территории транспорта, присутствие на ней людей, взрывы на гипсовом карьере приводят к стрессу у животных в период размножения. У редких филина, дрофы-красотки гибнут птенцы, у джейранов — новорожденные джейранята. Не по себе и афганскому литоринху, который водится в зоне карьерных разработок (эта рептилия внесена в Красную книгу Узбекистана). Идет несанкционированный выпас скота. Большой вред наносят собаки, сопровождающие отары, они распугивают диких животных, уничтожают кладки и приплод.

Как разрулить создавшуюся ситуацию? Идею о расширении территории экоцентра поддержал Госкомитет Республики Узбекистан по охране природы и местные власти, и в 2008 году распоряжением Кабинета Министров экоцентру передана сопредельная территория в 24 тысячи гектаров. У диких животных с расширением территории и придачей ей статуса «охраняемая» появилась возможность жить, размножаться. Люди смогут наб¬лю¬дать стада спокойно пасущихся газелей, журавлей в небе.

Сюда приезжает немало ребятишек из школ Бухарской области и даже из столицы. Наталья Васильевна не упускает случая рассказать и на примерах показать доброе отношение к природе и ее ресурсам. Что до нарушителей заповедного режима, то с ними наша героиня очень строга и принципиальна, непременно проконтролирует инспекторов, чтобы протокол составили и штраф наложили, а затем поведет нарушителя к вольерам, чтобы в глаза животным посмотрел. Считает, что очень важны экологическая образованность населения и совестливость по отношению к братьям нашим меньшим.

Бешко из Нуратау
ЗАПОВЕДНЫЕ  МЕСТА  ТРЕХ  НАТАЛИЙНа кухне в спичечных коробках обитали жучки-паучки и другая разная живность, при виде которой можно прийти в ужас от неожиданности. Представьте себе, вы открываете коробок, чтобы зажечь газовую плиту. Вместо аккуратно разложенных спичек оттуда выпрыгивает какая-нибудь букашка. Мама юной натуралистки Наташи Бешко никак не могла привыкнуть к сюрпризам дочери.

Перед Натальей не было проблемы выбора профессии. Из родного Краматорска поехала поступать в Харьковский университет и с первой попытки стала студенткой биологического факультета. Жила с подружками в общежитии и училась с удовольствием. В общежитии был целый зоопарк — рептилии, ящерицы, лягушки… Наталья продолжала познавать мир, к которому была неравнодушна.
Жажда знаний привела ее в Узбекистан. В Джизакской области расположен Нуратинский государственный заповедник. Сюда она с подружкой попала на практику. Узнала, что есть вакантная штатная единица для научного сотрудника.

Жребий бросать не пришлось. Все оказалось просто. Подружка осталась в своем родном городе, а Наталья приехала работать в орехово-плодовый заповедник.
Это важное событие в жизни Бешко произошло в 1990 году. Первый день своего пребывания в заповеднике она запомнила на всю жизнь. Новоиспеченный сотрудник увидела, как проходят учеты барана Северцова — эндемика, включенного в Красную книгу Узбекистана, который водится только на хребтах Нуратау, Актау и в прилегающих Кызылкумах.

Нуратинский государственный заповедник создан в 1975 году. Первоначальная площадь заповедника составляла более 22 тысяч гектаров, в 1990-м она сократилась до 17,7 тысячи. Работает украинка Наталья Бешко в заповеднике, а живет в таджикском кишлаке под названием Хает, что в сорока километрах от районного центра Фариш Джизакской области. Выучила таджикский и прекрасно владеет языком своих сотрудников.

В заповеднике она провела полную инвентаризацию растительного мира, так как до нее он не был хорошо изучен. Собрала необходимый материал для написания кандидатской диссертации, защитила ее. Ныне Наталья возглавляет научный отдел заповедника.

На обходы территории, учеты и другие важные природоохранные мероприятия выезжает с четырехлетним сыном Сашей. Саша вместе с мамой уже прошел по заповедным тропам не один десяток километров. С друзьями из кишлака общается на таджикском и совершенно на них не похож. Очень часто односельчане наблюдают такую картину: впереди на белой лошади сидит маленький светленький мальчишка, а за ним небольшого роста подросток идет пешим ходом. Наталью Бешко часто можно принять за подростка — худенькая, подвижная, с короткой мальчишеской стрижкой, загорелое лицо, живые глаза.

Она не каждому доверит своего любимца — жеребца Штефана. За время работы у Наташи поменялись три лошади. А Штефан — это ее частная собственность и четвероногий друг. Следит за его здоровьем, не заставляет трудиться больше нормы, строго контролирует время отдыха и работы.

В заповеднике есть многочисленные историко-культурные памятники — петроглифы, древние ирригационные сооружения, захоронения, мегалиты, исторические памятники средневековья. Вдоль северных подножий Нуратау проходила одна из ветвей Великого шелкового пути. Караванные тропы также пересекали Нуратинский хребет через перевалы Ухум и Маджерум.

Хочется и сыну показать диковины, такие, как тысячелетняя арча — биота восточная — в урочище Маджерум. Диаметр ствола этого гигантского дерева — восемь метров, а обхват центральной ветви — двенадцать. А отдыхать Наталья Бешко предпочитает на диване с книжкой. Но, как шутит, такое редко удается.
Засушливому Нуратинскому хребту, находящемуся на границе пустыни, присущ удивительно богатый растительный мир — больше тысячи видов растений. А в пределах заповедника их больше восьмисот, разнообразен и животный мир. Наталья Бешко говорит, что нашла себя в горах Нуратау: «Это очень интересная территория!»

Мармазинская из Зарафшанского заповедника

ЗАПОВЕДНЫЕ  МЕСТА  ТРЕХ  НАТАЛИЙЕе родители много лет провели в геологических экспедициях. Их рассказы о природе, о животных, которых встречали близ геологических разработок, вызывали интерес дочери к родной природе. А однажды третьекласснице Наталье в детской библиотеке попалась книжка в красочной обложке с изображением обезьяны — африканской гверецы. Автором книги был известный английский натуралист Джеральд Даррелл, называлась она «Поймайте мне Колобуса».

Прочтя книгу, решила, что в будущем обязательно станет зоологом. В школьные годы Наталья Мармазинская читала специальную литературу, не интересную для большинства ее сверстников, собирала насекомых для коллекции. Наконец, детские мечты закончились, она выросла и поступила на биологический факультет Самаркандского государственного университета. Здесь преподавали многие замечательные педагоги. И здесь же она встретила Бахтиера Мардонова, с которым идет по жизни.

Диплом готовила в экоцентре «Джейран». Наставляла в полевой исследовательской работе Наталья Васильевна Солдатова. Встречу с ней Мармазинская считает предопределившей ее дальнейшее профессиональное становление.
Окончивших университет Наталью и Бахтиера Солдатова и профессор Владимир Флинт пригласили на работу в экоцентр «Джейран». Здесь молодые специалисты проработали с 1987 по 1994 год. По результатам своих наблюдений и исследований Бахтиер Мардонов защитил кандидатскую диссертацию на тему «Воздействие джейрана на растительный покров пустыни». Тема кандидатской диссертации Натальи: «Социальное поведение джейрана в период размножения в условиях экоцентра «Джейран».

В 1996 году она приступила к работе в Зарафшанском заповеднике старшим научным сотрудником, а ее любимцами стали хангулы — бухарские олени. Вела за ними научные наблюдения, кормила, ухаживала, разговаривала с благородными животными. Поддержку сохранения бухарского оленя в естественных местах обитания поддержал Всемирный фонд дикой природы. Его большая программа включала не только содержание и разведение бухарских оленей в вольерах, их выпуск в природу, создание популяции оленей в долине реки Зарафшан, но и проведение учетов бухарских оленей в Кызылкумском заповеднике и заповеднике «Бадай-Тугай». Сегодня Наталья Мармазинская — ответственный исполнитель этой программы и заместитель директора Зарафшанского заповедника по научно-исследовательской работе.

Первый выпуск пяти оленей из вольеров провели в 2005 году. И в первый же год после выпуска был отмечен приплод. Наталья радовалась этой удаче, ведь в маленькой популяции размножение происходит очень сложно. В 2007-м выпустили на волю еще пятерых. Олени прекрасно адаптировались в естественной среде обитания.
Результаты своих научных исследований Наталья Мармазинская публикует в научных и научно-популярных статьях. Немало времени уделяет местному населению, ведь заповедник расположен по соседству с кишлаками. «Просвещение в пользу охраняемой территории очень важно!»

Считает успешной работу экологических лагерей, организованных совместно с Всемирным фондом дикой природы, экологическим клубом «Эремурус» и Ассоциацией детских экологических клубов. Поддерживает инициативы ташкентских студентов, Молодежной экологической сети Узбекистана, Самаркандской природоохранной дружины «Yoda» по высадке облепихи на границе заповедника — естественной преграды для нарушителей заповедного режима, заготовки веников — зимнего корма для вольерных оленей, уборке мусора в охранной зоне. Привлекает активную молодежь к учетам зарафшанского фазана.

Много забот. Главная — сохранность природной территории. Население близлежащих кишлаков загоняет сюда скот, вырубает деревья. Строгую и принципиальную женщину, одетую в камуфляжную форму, боятся браконьеры и другие нарушители. К сожалению, покой в заповеднике время от времени нарушается. Наверное, встречи с браконьерами для Натальи Мармазинской — не из приятных. Они и небезопасны, когда отбирает документы у вооруженных охотников.
Несмотря ни на какие уговоры своей семьи, Наталья не может оставить родной заповедник и заняться более спокойным делом. Любит и мужа Бахтиера, и дочку Луизу, но на их уговоры отвечает, что заповедник — ее детище. Она беспокоится за каждого его обитателя, защищает его территорию, забывая про угрозы своему здоровью и своей жизни.

* * *
В Узбекистане существует девять заповедников, два национальных парка, девять заказников, два природных памятника и единственный в Центральной Азии экоцентр по разведению, сохранению и реинтродукции редких видов животных. Конечно, в штате этих природоохранных организаций работают женщины, они заняты в бухгалтерии, хозяйственной деятельности. Но только в трех из них работают на постоянной основе женщины-исследователи.

В переводе с латинского имя Наталья означает родная, самолюбивая, трудолюбивая, упрямая, прямолинейная. Она никогда не растеряется в сложной ситуации. Три Натальи любят свое дело, каким бы трудным оно ни было. Женщинам от природы присущ сильный материнский инстинкт, вот Натальи и пытаются заповедные места защитить.

Умида УМАРХОДЖАЕВА
Экологический альманах \»Просто пишем о среде\» (четвертый выпуск), 2009, изд.центр \»Янги аср авлоди\».


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры