БУТИФОС И ДРУГИЕ

БУТИФОС И ДРУГИЕВ бывшем Союзе во всех республиках, выращивавших хлопок, для дефолиации (обезлиствления кустов хлопчатника) применяли бутифос. Это очень токсичное вещество, приводящее к острым отравлениям разной тяжести, в зависимости от полученной организмом дозы, а иногда и к летальному исходу. Использование бутифоса было запрещено в середине 80-х, и произошел переход на препараты, не столь опасные для человека и животных.
«Зеркало XXI», 20.10.2006 гБУТИФОС И ДРУГИЕКто собирал хлопок в середине восьмидесятых, наверняка, помнит тот характерный запах чеснока, появлявшийся, когда рядом пролетал самолет и распылял дефолианты. Американцы называли его «оранж» и применяли во Вьетнаме, чтобы «выкуривать» из джунглей партизан. В бывшем Союзе во всех республиках, выращивавших хлопок, аналог «оранжа» – бутифос – применяли для дефолиации (обезлиствления кустов хлопчатника). Это очень токсичное вещество, приводящее к острым отравлениям разной тяжести, в зависимости от полученной организмом дозы, а иногда и к летальному исходу. В настоящее время для дефолиации применяются препараты, не столь опасные для человека и животных.

Использование бутифоса было запрещено еще в середине 80-х. Тогда приняли решение хранить его остатки в специально оборудованных складах, в металлических бочках. Другие же токсичные вещества хранятся в так называемых ядомогильниках. Это специально оборудованные бетонные сооружения, защищенные от стихийных бедствий: землетрясений, селей и т.д. Вещества хранятся в контейнерах, за которыми ведется постоянное наблюдение.

О возможности утилизации токсичных веществ рассказывает заведующий отделом гигиены и токсикологии ядохимикатов Республиканского центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора Минздрава РУз Абдухаким Сарымсаков.

— В 1986 году постановлением Главного государственного санитарного врача Республики Узбекистан было запрещено 16 наименований токсичных препаратов. В те времена в отдельных сельскохозяйственных районах Узбекистана применялось до 50 (!) кг токсичных веществ на гектар посевной земли. Ядохимикаты обнаруживали даже в молоке женщин. Неправильное применение бутифоса приводило к массовым отравлениям. Он стойко находился в воздушном бассейне, не успевая разбавляться.

Мы занимались вопросом запрещения применения бутифоса еще с начала 80-х годов. Проект разрабатывался Главным государственным санитарным врачом Узбекистана и медицинской общественностью ряда союзных республик. Первоначально в нем говорилось о запрещении применения, а затем было предложено запретить также и его производство.

В 80-е годы в Волгограде находился завод по производству дефолиантов, и, естественно, они должны были сбывать куда-то свою продукцию. Вопросом запрещения производства бутифоса также занималась широкая общественность и правоохранительные органы. Но в те времена в Узбекистане были люди, заинтересованные в дальнейшем применении бутифоса в экспериментальных целях. Какой может быть эксперимент, когда его до этого уже применяли двадцать лет? Ведь токсичность бутифоса несомненна. Я сам лично в 1982 году приостановил работу пяти самолетов по факту нарушения технологии дефолиации, приведшему к массовому отравлению студентов в Акалтынском районе. В те времена, к сожалению, не было культуры применения бутифоса. Его было очень много, и всегда оставались излишки, которые в настоящее время хранятся в специальных складах в разных областях Узбекистана.

БУТИФОС И ДРУГИЕИзлишки же бутифоса, который завозили больше, чем надо, появились из-за неправильного планирования. Его применение шло по принципу «чем больше, тем лучше». В токсикологии есть такое понятие, как «доза», а ее нужно строго соблюдать. Если, например, увеличить содержание препарата против насекомых, они просто «убегут». И потом, у людей, работающих с ядами, странная психология – они не боятся того, что в их организме происходит аккумуляция ядовитых веществ. К примеру, в тепличных хозяйствах в ящиках могут храниться рядом яды, еда и одежда, даже при стирке которой человек подвергается риску. Например, беременная жена, не зная об этом, отравляет плод, а потом врачи не могут поставить диагноз. Проблема в том, что с населением не проводится достаточная разъяснительная работа.

К сожалению, в теплицах и в сельском хозяйстве в целом без применения химических средств защиты невозможно получить рентабельный урожай. Поэтому данный вопрос координируется в масштабе государства в виде списка разрешенных препаратов с предусмотрением определенных регламентов, позволяющих, в случае их соблюдения, решать поднятые выше проблемы. Как я уже говорил, в теплицах препараты применяют варварским способом. А ведь зимой мы едим только тепличные огурцы и помидоры.

— Которые потенциально опасны?

— Да, но все дело в том, сколько их съесть. Зимой не каждый может себе позволить побаловать себя помидорами по 2000-3000 сумов за килограмм. Думаю, что в первую очередь необходимо уберечь тех, кто занимается тепличными хозяйствами – производителей. Хозяева, как правило, нанимают мардикеров без соответствующих справок о состоянии здоровья, которые, в свою очередь, получают дозы ядохимикатов, приводящих к отравлениям и аллергическим реакциям.

В настоящее время назрел вопрос утилизации токсичных веществ. Несмотря на то, что хранилища защищены, нет стопроцентной гарантии, что в момент стихийного бедствия не произойдет утечка, и токсины не попадут в грунтовые воды. Приведу пример. В 1985 году в одной из школ произошло массовое отравление детей. Проверяли полы, потолки на предмет присутствия ртути и ничего не нашли. И совершенно случайно за территорией школы, рядом с полем обнаружили какое-то опущение земли. Как оказалось, хозяин хранил под землей селитру, а вода из протекающего рядом арыка размыла ее, вследствие чего были заражены грунтовые воды. Дети пили воду, отравленную селитрой, из колонки во дворе школы. Мы применили к хозяину штрафные санкции, прокуратура завела на него дело. Детишки, слава Богу, выздоровели.

У препаратов есть период полураспада, когда они теряют свою силу, но в процессе их хранения в микродозах могут образовываться диоксиноподобные вещества, которые в десятки, если не в сотни тысяч раз токсичнее исходных. Сейчас мы планируем проведение сбора данных и анализа состояния хранения токсичных отходов по республике. Для создания карты с указанием очень опасных, менее опасных или уже не опасных веществ в местах их хранения. Затем необходимо дать задание ученым для поиска путей их утилизации. Тот же самый бутифос, с точки зрения сельского хозяйства, очень эффективен, это хороший, мягкий, высокоэффективный дефолиант, дающий великолепный результат. Он был запрещен из-за токсичности и неправильного применения.

БУТИФОС И ДРУГИЕИзвестно, что при смешении с водой бутифос начинает распадаться. То есть, если опрыскать им поле, то уже через 3-5 дней можно собирать хлопок. Применять этот дефолиант можно лишь при наличии однокилометровой санитарно-защитной зоны. У нас такие земли, где практически нет населения, имеются в Джизаке, Сурхандарье, Кашкадарье и других областях. Обрабатываемые площади при этом должны быть не менее 60 тысяч квадратных метров (60 га). Нужны герметичные машины и профессионально обученные, обеспеченные защитными средствами механизаторы, или самолеты со спецоборудованием.

— Не опасно ли опыление с воздуха?

— При скорости ветра до 3 м/с и наличии защитной зоны, думаю, нет. В США в южных штатах хлопок обрабатывают с самолетов, летящих на высоте 7 метров. Распыление у них после отключения заканчивается всего через 12 метров полета. Опрыскивание с самолетов намного эффективнее, чем с тракторов. Но техника – это уже второй вопрос. Бутифос хранится в железных бочках, которые со временем разъедаются. Если его вылить в землю, почва как бы превратится в «пепел», в котором на протяжении 50 лет ничего не будет расти.

В 1988 году собранных остатков бутифоса в Узбекистане было около 1000 тонн. В те же годы я был в Таджикистане и видел, как там производят уничтожение этого препарата. В горах были установлены бочки с форсунками внизу, при помощи которых производилось сжигание бутифоса, в процессе чего образовывались вредные вещества, загрязняющие атмосферу. Однако есть мнение, что весьма целесообразно не уничтожать, а максимально эффективно использовать бутифос и другие вещества по назначению, что принесет немалую прибыль государству. Для этого необходимо создать коллектив ученых, который сможет при содействии заинтересованных организаций провести необходимые исследования, позволяющие определить, где и как правильно, рентабельно и безопасно применять эти вещества.

Павел КРАВЕЦ
«Зеркало XXI», 20.10.2006 г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры