“ФАБРИКА ГАЗОВ”

“ФАБРИКА ГАЗОВ”Техногенные загрязнения, с которыми Запад, развивая промышленность, столкнулся несколько десятилетий назад, стали приметами сегодняшнего дня Узбекистана. Хотя они и свидетельствуют о развитом производстве, но приносят немало головной боли. Именно потому с особым вниманием следует отнестись к экологическим неожиданностям на Бухарском нефтеперерабатывающем заводе.
\»Правда Востока\», 13.8.1998г., книга \»Серный рикошет\», 2001г.и другие неожиданности, попавшие в грунт

“ФАБРИКА ГАЗОВ”
Техногенные загрязнения, с которыми Запад, развивая промышленность, столкнулся несколько десятилетий назад, стали приметами сегодняшнего дня Узбекистана. Хотя они и свидетельствуют о развитом производстве, но приносят немало головной боли. Именно потому с особым вниманием следует отнестись к экологическим неожиданностям на Бухарском нефтеперерабатывающем заводе.

Что выдыхает болото

Техногенные загрязнения, с которыми Запад, развивая промышленность, столкнулся несколько десятилетий назад, стали приметами сегодняшнего дня Узбекистана. Хотя они и свидетельствуют о развитом производстве, но приносят немало головной боли. Именно потому с особым вниманием следует отнестись к экологическим неожиданностям на Бухарском нефтеперерабатывающем заводе.

Здесь вполне реальна угроза выклинивания токсичных газов – к такому заключению пришли геоэкологи государственного геологического предприятия “Кизилтепагеология”, обнаружив углеводороды в грунтовых водах под промплощадкой. Это не единственный тревожный симптом. Другой – подъем грунтовых вод. Дело в том, что заводская площадка находится в зоне воздействия поливного земледелия. А сам завод построен на мелкоземах. Здесь и скапливаются загрязненные застойные воды.

Какие газы будет продуцировать это болото – определенно сказать трудно. Несколько лет назад аналогичное болото с углеводородным загрязнением приводило к прекращению движения поездов на одном из участков ташкентского метрополитена, к тяжелым отравлениям работников метро. Ситуацию смогли нормализовать, пробурив десятка два скважин, с помощью которых раскачали техногенное болото. Откачка грунтовых вод у станции “Чкаловская” происходит по сей день.

Не исключено, что удалять грунтовые воды придется и из “чаши” под Бухарским нефтеперерабатывающим заводом. Во всяком случае, это уже происходит там, где выходит на поверхность старое речное русло.

Как известно, в результате жизнедеятельности микроорганизмов, “стригущих” нефтепродукты и другие углеводороды, происходит не только обильное газовыделение. В грунтовых водах образуется агрессивная кислая среда.

Этой проблемой на Бухарском нефтеперерабатывающем заводе специалисты занялись еще в 1996 году при подготовке первого этапа экологической части проекта – Заявления о воздействии на окружающую среду (ЗВОС). В то время завод уже строился полным ходом. По существующим нормативам эта работа должна выполняться на стадии выбора площадки. Результаты исследований и должны дать ответ – можно ли без ущерба для природы возводить данный промышленный объект.

Для проведения инженерно-геологических изысканий государственное гидрогеологическое предприятие “Узбекгидрогеология” пробурило сеть скважин, еще три десятка неглубоких десятиметровых шнековых скважин, позволяющих определить, чем “дышат” почвы и грунты, задействовала геоэкологическая экспедиция “Кизилтепагеологии”. Плюс к ним свою сеть для мониторинга за уровнем воды создал завод.

“Следы” нефтепродуктов в грунтовых водах отчетливо прослеживались, особенно в районе нефтеналивной эстакады. Как выяснилось, нефть проливалась при создании впрок резервуарного запаса. Прозвучал прогноз, что углеводородное загрязнение станет нарастать, даже если ни одна капля нефтепродуктов тут никогда больше не капнет.

Почему? Грунтовые воды находятся близко от поверхности – от одного до пяти-шести метров вглубь, отличаются высокой минерализацией и жесткостью, являются природонезащищенными и подверженными загрязнению. Сюда дренируются загрязненные поверхностные воды соседнего Аму-Бухарского канала и Куямузарского водохранилища. А в них содержатся фенолы и нефтепродукты, концентрации которых превышают предельно допустимые в десятки раз.

Эти факты зафиксированы в протоколе совещания по рассмотрению “проекта ЗВОС” Бухарского нефтеперерабатывающего завода, состоявшегося в Караулбазаре в ноябре 1996 года.

В то время, когда набирала размах стройка, а не эксплуатация, как сейчас, еще можно было с учетом заключений специалистов свести к минимуму экологические неожиданности. Прежде всего, гидрогеологи и геоэкологи в своих предложениях подчеркивали: “Необходимо увеличить число скважин для контроля за нефтепродуктами!” Однако их предложения оказались невостребованными.

В том же протоколе специалисты выбранную технологию нефтепереработки признали прогрессивной с точки зрения обеспечения чистоты окружающей среды. “Хотя с вводом завода появится 64 дополнительных источника воздействия на воздух, на рабочей площадке загрязнение атмосферного воздуха не должно превышать 1-2 ПДК“ – такой прогноз был сделан по воздуху. К нему мы еще вернемся. А вот прогноз по воде: “Более негативные воздействия на функционирование объекта может вызвать подъем высокозалегающих грунтовых вод”.

Казалось бы, после такого заключения все силы должны быть брошены на детальную проработку вопроса, сведению негативных последствий к минимуму. Между тем при подготовке второго этапа ЗВОЗ, когда намечаются конкретные природоохранные мероприятия, по непонятным причинам “подземная часть” была исключена из экологической части проекта. В нем осталась лишь “воздушная”. Она и была представлена на государственную экспертизу в Госкомприроду республики.

К тому времени первая очередь завода уже была введена. Сложно объяснить, почему такой важный объект оказался без внимания экологов. Судя по Закону “Об охране природы”, экспертиза проекта первична, строительство вторично. Кстати, в ходе строительства также должен быть жесткий контроль природоохранных служб за исполнением проекта. Это и дает ее представителям основание с легкой душой подписать акт государственной комиссии. Экологи этот акт подписали, не видя проект.

Внешне завод и в самом деле хорош. Технология производства – французской фирмы “Текнип”. По заказу холдинговой компании “Узбекнефтегаз” проектировал предприятие относящийся к тому же ведомству институт “УзНИПИнефтегаз”, привлекая к субподрядным работам целый ряд проектных и научно-исследовательских институтов Узбекистана и России. Сроки были установлены сжатые. Все спешили.

Когда проектировщик подчиняется заказчику, на его особую принципиальность рассчитывать трудно. Огрехи проектирования должна была усмотреть независимая экологическая экспертиза. Но мы уже знаем, что в Госкомприроде республики никто не забил тревоги, что, к примеру, из проекта Заявления о воздействии на окружающую среду исключен раздел, связанный с грунтовыми водами.

На заводе до сих пор не знают результатов экологической экспертизы, потому что результаты ее так и не обнародованы.

При подготовке этого материала нашей целью не являлось изучение прохождения проектов через Главгосэкспертизу Госкомприроды. Но показался сомнительным перевод этой важной государственной службы на хозрасчет, когда “добро” и “вето” зависят от денег. Теперь свои заключения ее специалисты держат в секрете, пока заказчик не заплатит в соответствии с установленными ею расценками несколько десятков тысяч сумов. Можно понять заказчика – “Узбекнефтегаз”, – которому разрешила эксплуатацию завода госкомиссия. Трудно понять позицию главного природоохранного ведомства республики, призванного быть дотошным и принципиальным в вопросах охраны окружающей среды.

В свете жирного факела

К сожалению, экологические неожиданности на уже действующем Бухарском нефтеперерабатывающем заводе множатся. Мало того, что продолжается подтопление загрязненными грунтовыми водами, начались проблемы с “воздухом”.

В соответствии с замыслом французов, их возникнуть не должно. Но вместо шести десятков источников загрязнения атмосферы таковых на заводе уже в два раза больше. Ощутимы дополнительные выбросы и из-за нарушений технологии. В свое время узбекские специалисты французов предупреждали о том, что кислородно-компрессорную станцию нельзя размещать в центре предприятия. На что те возражали: “На всех аналоговых предприятиях, нами спроектированных, это очень удобно и везде безопасно”.

И на Бухарском нефтеперерабатывающем было бы безопасно, работай он по проекту. Но пока не запущены все звенья технологической цепочки, работает предприятие по запасному варианту. Не первый месяц над территорией завода постоянно горит жирный пропан-бутановый факел, сжигающий готовый продукт. Бухарский пост Главгидромета, ближайший к заводу, в полусотне километров от него зафиксировал по сравнению с 1996 годом двойной рост в воздухе концентраций сернистого газа, отмечено заметное увеличение концентраций угарного газа. В Бухаре они еще не вышли за рамки предельно допустимых концентраций, но неизвестно, что под факелом.

Твердые продукты сжигания сносит на природный заповедник “Джейран”, жилую зону Караулбазара, новый поселок нефтепереработчиков. Загрязняют они и фильтры кислородной станции, одно из условий которой – чистый воздух. Несоблюдение этого условия чревато авариями.

“ФАБРИКА ГАЗОВ”Бухарский нефтеперерабатывающий завод, работающий на Кокдумалакском газоконденсате, с выходом на проектную мощь получает 2,5 млн.тонн продукции, включая неэтилированный бензин и авиационный керосин. Общеизвестно, как нужен этот завод республике. Самообеспечение нефтепродуктами позволит сэкономить средства, а их экспорт – заработать. С другой стороны, высока стоимость экологических просчетов. Потери более чем наглядны на Ферганском нефтеперерабатывающем заводе. В свое время он был “посажен” на водопроницаемые адырные галечники. Из-за нарушений технологии к началу восьмидесятых в ташлакские грунты ухнули сотни тысяч тонн нефтепродуктов.

Не будем сейчас детализировать ситуацию в Ташлакском районе Ферганской области. Эта тема отдельного разговора. Но, судя по результатам проведенных исследований, доложенных специалистами в областном хокимияте, восстановление здесь природной среды будет стоить очень недешево.

Говорим об этом, учитывая близкий профиль Бухарского нефтеперерабатывающего завода. Пока он не набрал полных оборотов, можно избежать новых ошибок, те, что есть – исправить, что важно и для завода, и для государства.

Наталия ШУЛЕПИНА
\»Правда Востока\», 13.8.1998г., книга \»Серный рикошет\», 2001г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры