“ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ” СМИ ДЛЯ СТРАН ЕВРОПЫ, ВКЛЮЧАЯ УЗБЕКИСТАН

Их наметили на начало ХХI века журналисты и эксперты, встретившись в Копенгагене по инициативе Всемирной организации здравоохранения и Международного института прессы.
\»Правда Востока\»,12.1, 13.1-2000г. \»Несколько сюжетов на фоне маловодья\», 2002г.Их наметили на начало ХХI века журналисты и эксперты, встретившись в Копенгагене по инициативе Всемирной организации здравоохранения и Международного института прессы.

Как проинформировать шестьсот миллионов

Встречу в Копенгагене многие оценили как уникальную. Может быть, подобных ей в будущем состоится немало. Но тут организаторам впервые удалось собрать тех, кто все знает о проблемах здоровья в регионе, и тех, кто просвещает население в средствах массовой информации. В трехдневной конференции участвовало около двухсот человек из 47 стран, входящих в Европейский регион ВОЗ. Аудитория, которую представляли собравшиеся журналисты, охватывала шестьсот миллионов человек, живущих не только в “географической” Европе, но и в азиатской части СНГ.

Эксперты, обычно воспринимающие журналистов не очень благосклонно за их тягу к “острому” и “жареному”, на этот раз увидели в них партнеров. И в самом деле: прессе и электронным СМИ удается то, что не удается узким специалистам, — донести до населения информацию. А без нее как реализовать право человека на максимально высокий уровень здоровья? Экспертам хотелось, чтобы журналисты были грамотней и образованней в тех сферах, о которых пишут, чтобы не допускали ошибок. А журналистам хотелось, чтобы эксперты не скрывали цифры и факты, стали доступней… “Объединимся и научимся работать вместе!”

Злободневные вопросы “крутились” вокруг права на здоровье, но касались самых разных рисков для него. И раз за разом в ходе дискуссии обе стороны возвращались к “главным темам”. Почему? Мне повезло поучаствовать в конференции. А задуматься над этим вопросом по ходу было просто некогда. Организаторы следовали жесткой повестке дня. Детская свистулька и колокольчик в разгар словопрений требовали от участников коротких формулировок. Эксперты и журналисты смеялись над этими забавными ограничителями.

Зато сейчас, когда копенгагенские дебаты позади, можно осмыслить, что значат обсуждавшиеся вопросы для Европейского региона, для Центральной Азии и для Узбекистана. Удастся ли всем членам ВОЗ вписаться в возовскую политику “Здоровье-21”, жители каких стран смогут достичь своего “потенциала здоровья” через год, через десять, двадцать лет? Что зависит от политиков, медиков, производственников, а что — от журналистов?

Датские загадки

Одну из них — из кроссворда — я услышала в Ташкенте: “Самый популярный вид транспорта в Копенгагене?” “Велосипед”. Их здесь видимо-невидимо. И значит, очень многие горожане не страдают от гиподинамии. Но выступивший на конференции министр здравоохранения Дании был явно недоволен физической активностью: “Мы не слишком много курим, не слишком много едим жирной пищи, но мало двигаемся”.

Интересно, во сколько раз больше курят, едят жирной пищи и меньше двигаются мои земляки? УзБАТ и “Филип Моррис” завалили страну сигаретами, жирная пища всегда была узбекистанцами любима, а в добавление к этим двум рискам для здоровья с каждым годом все больше людей усаживаются в личные авто.

Датский министр сказал, что концепция его правительства — профилактика. Поэтому стимулируются велосипеды. С курением — этим убийцей номер один — начали борьбу в больницах, вводя запреты, но пока безуспешно. Медиков не поддержали члены датского парламента, которые еще не созрели для ограничительного закона. Но, наверное, это скоро произойдет, ведь в Копенгагене перестала удлиняться средняя продолжительность жизни: “Здесь есть районы, где она низкая, как в Санкт-Петербурге”…

Статистика у датчан открыта, и местные СМИ ее многократно “пережевывают”, стремясь, как и медики, озаботить людей здоровьем. В планах — оторваться от северной российской столицы. Наметили, как снижать стрессы, сокращать неожиданную смертность, как прийти к “снижению распространенности и уменьшению страданий, вызываемых основными болезнями, травмами и увечьями”.

Согласно Всемирной декларации по здравоохранению, принятой государствами-членами ВОЗ в мае 1998 года, любители велосипедов разработали объемную программу. До принятия ее городским советом Копенгагена она обсуждалась в СМИ, аптеках, библиотеках… В общем, чтобы выиграть в соревновании за долголетие, нужно, чтобы люди захотели улучшить образ жизни.

Кто — “за”, а кто — “против”?

Корпоративная пропаганда на информационном рынке успешно борется “против”. Цели бывают от безобидных до самых зловещих.

Большая табачная война — так охарактеризовали корпоративную пропаганду табачных компаний эксперты — лидеры сессии, посвященной манипулированию прессой и общественным мнением. “В рекламных кампаниях задействовано больше журналистов, чем в СМИ… Фирмы платят большие деньги, чтобы в фильмах появились на столе те или иные продукты, а в руках — сигареты. Добиваются, чтобы у людей осталось “теплое впечатление”… Оборонительные стратегии мощнее критики в прессе… СМИ должны учиться, как воздействовать на эмоции и разум”!

Тут еще раз вспомнили Данию, в которой парламентарии не созрели для запрета курения в общественных местах: “Журналисты должны повлиять на тех, кто принимает решения! И так — во всех странах!” Легко сказать… Очевидно, ведущие этой сессии уловили настроение в зале, предложив высказаться всем присутствующим не о теории, а о практике. Участники сидели по восемь-десять человек за “банкетными столами” и имели такую возможность сперва в узком кругу, а потом — по микрофону для всех.

Коллега из “Известий” рассказала о том, как подготовила материал о фирме, производящей некачественный инсулин. И тут выяснилось, что эта самая фирма принесла в газету рекламу. Редакционное руководство ознакомилось со статьей, спрятало ее подальше, а с фирмачей запросило тройной тариф. “В конце концов мошенников арестовали, но моя статья так и не увидела свет”.

Брать или не брать деньги от недобросовестных компаний? Западные журналисты были категоричны: ни в коем случае! “Как можно брать деньги от табачных компаний, даже если они организуют антитабачные и благотворительные акции? Любое доброе слово в их адрес — это мощная реклама табака!” Не так категоричны были коллеги из Армении: “Мы говорим с разных позиций. У нас не хватает финансовых ресурсов. Мы зависим от тех структур, что дают деньги. Вот и заставлена вся республика рекламными щитами…”

В том же духе высказались и молдаване, сообщив о проекте “Новое поколение”, спонсируемом местной сигаретной компанией: “На дискотеках ругала нелегальный ввоз и продажу без акцизов. Убеждала, что молдавское курево — лучше. В шуме никто не расслышал, что любое курево вредно для здоровья”.

А вот что рассказали возовские эксперты из опыта африканской страны Зимбабве. Там с ресурсами тоже туго. Молодежная газета, финансировавшаяся американским фондом, решила подготовить специальный номер о вреде абортов. Фонд отказал в поддержке, исходя из рождаемости в крае. Но настырные газетчики все же выпустили спецномер, после чего резко вырос тираж издания. У них получилось повлиять на эмоции и разум.

Получилось и у тех тележурналистов из США, что сняли ролик о женщине-курильщице с медицинской трубкой в гортани. Молодые не верят во внутренние болезни, но им не нравится скверный внешний вид. Безусловно, борьба с курением должна остаться главной темой средств массовой информации и в будущем: “Табак — единственный продукт, убивающий половину тех, кто им пользуется!”

Американцы рассказали о своем опыте борьбы за здоровый образ жизни. Выходило, что в богатой стране легче противостоять корпоративной пропаганде. А как быть бедной?

“Бок о бок” богатые и наибеднейшие

“ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ” СМИ ДЛЯ СТРАН ЕВРОПЫ, ВКЛЮЧАЯ УЗБЕКИСТАН“Треть населения восточной части региона — 120 миллионов человек — живет в условиях крайней бедности. Здоровье страдает больше всего там, где экономика не в состоянии обеспечить надежные доходы и поступления для всех, когда социальные системы подорваны, а природные ресурсы используются нерационально”. В подтверждение этой точки зрения эксперты продемонстрировали диаграммы.

На одной из них красная, синяя, оранжевая и зеленая линии показывали ожидаемую продолжительность жизни для родившихся в 1970-1996 годы. Выше всех зеленая — показатель для стран Европейского Союза, она подошла к восьмидесятилетнему рубежу. Красная — показатель новых независимых государств — провалилась вниз до 64 лет. Как уменьшить различия? Об этом думают богатые. Они озабочены стабильностью, поддержанием безопасности и сплоченности в Европейском регионе.

Не случайно одну из сессий на конференции в Копенгагене посвятили поддержке программ в области здравоохранения наиболее нуждающимся странам.

Как “доноры” решают, куда инвестировать деньги, объясняли ведущие специалисты Фонда Рокфеллера, Всемирного банка, Европейского инвестиционного банка, Миссии США в ООН, Института Открытое общество…

Основные направления для финансирования Фондом Рокфеллера — борьба с инфекционными заболеваниями, болезни бедных, устранение неравенства, разработка лекарств, которые идут в развивающиеся страны, например, для борьбы с малярией, экологические вопросы. Приоритеты Всемирного банка — улучшение здоровья бедных, поддержка первичного медицинского обслуживания, рациональное использование больничных объектов. Институт Открытое общество, больше известное как Фонд Сороса, выделяет гранты не только на программы в области здравоохранения, профилактику заболеваний, но и поддерживает средства массовой информации в тех странах, где рынок СМИ не работает.

На этой сессии прозвучало столько “претензий” журналистов к экспертам, что участники лишний раз убедились в важности диалога. Пресса утверждала, что нередко деньги используются на командировочные расходы экспертов, а не на решение проблемы, как, например, было с финансированием проектов по Аральскому морю: “Истрачены миллионы долларов, а ситуация в Приаралье стала еще хуже. Пусть будет больше точечных проектов, но имеющих реальный результат!”

Журналистка из Таджикистана, обрисовав последствия войны, также настаивала на точечных проектах: “Вы присылаете нам специалистов, но и наши специалисты достаточно высокой квалификации. Прежде всего нам нужны приборы, оборудование, чтобы контролировать окружающую среду, заниматься профилактикой здоровья и лечением болезней! Тогда мы поможем себе сами!”

Представитель Всемирного банка согласился, что очень часто намеченные цели не достигаются. Проблема в том, что в новых независимых государствах, будь то Таджикистан, Узбекистан, или другие, еще не научились “преподносить” идеи.

Зачем экологическая культура?

“Представляйте проекты, будем рассматривать!” — призвал и Институт Открытое общество, когда в продолжение дискуссии прозвучала мысль о необходимости учить журналистов.

“Народы довели себя до аральской трагедии сами. А в очереди за Аралом в Центральноазиатском регионе стоит много других аналогичных проблем. Они накапливаются из-за низкой экологической культуры лиц, принимающих решения, всего населения. Журналисты ничем не отличаются от остальных. И они экологически неграмотны. А ведь могли бы через СМИ информировать людей о рисках. Вот бы спонсоры помогли в обучении журналистов!”

Участники дискуссии на это предложение ответили, что какие-то шаги в этом направлении предпринимались. В Узбекистане, к примеру, в рамках возовского проекта по здоровому образу жизни на базе Би-би-си был подготовлен цикл радиопередач. К сожалению, безвозмездно переданный Узбекскому радио материал почти не использовался, а два видеоклипа, переданные Узбекскому телевидению, показали считанное число раз.

После сессии тема подготовки журналистских кадров обсуждалась в кулуарах. “Говоря о здоровье и рисках для него, нельзя ошибаться. Ваше слово, как скальпель”, — говорили эксперты. И призывали обратить внимание на угрозу распространения инфекционных болезней: “Они могут стать одной из главных тем СМИ”.

Малярийная напасть

Какие инфекционные болезни угрожают сотням миллионов людей, проживающих в Европейском регионе ВОЗа? К просвещению журналистов по этому вопросу возовцы подготовились капитально, выделив его в отдельный пункт повестки дня. Эксперты по здоровью демонстрировали одну карту за другой. Цвета на них зависели от распространения тех или иных болезней. На карте распространения туберкулеза вся территория бывшего СССР была окрашена в яркокрасный цвет. Рост заболеваемости здесь начался в начале девяностых. И успехов особых в борьбе с этим тяжелым инфекционным заболеванием нет как у соседей, так и в Узбекистане.

На карте распространения ВИЧ-инфекции красным окрашены территории Украины, России и Беларуси. Центральноазиатский регион — розовый, что означает: зараза есть и здесь. Еще на одной карте показали распространение сифилиса. Начиная с 1991 года, заболеваемость им в Восточной Европе, новых независимых государствах резко подскочила — с трехсот до полутора тысяч случаев на сто тысяч населения. Карта успокоила, что в Узбекистане такого подъема нет.

А следующий вопрос — о малярии — и без карты ошарашил. “Кто из присутствующих осведомлен, что малярия угрожает всем странам региона?” В адрес тех, кто поднял руки, прозвучал комплимент: “Вы лучше осведомлены, чем многие врачи. Тридцать лет назад малярию почти искоренили. Теперь врачи не умеют ее диагностировать, не занимаются профилактикой. Между тем мы вынуждены говорить об эпидемии, идет неконтролируемый рост этой болезни”.

Ее естественные очаги находятся на территории Турции, Азербайджана, Армении, Таджикистана, Туркменистана… Два миллиона случаев отмечено в Афганистане. Носители паразитов — беженцы. Тридцать тысяч случаев малярии зарегистрировано в Таджикистане, волна заболеваний охватила и Туркменистан. Болезнь разносится по соседям. В Западной Европе эндемических очагов нет. Но за последние десять лет 534 человека умерло от малярии, завезенной из других стран, и прежде всего — африканских.

Почему растет угроза инфекционных болезней? Эксперты, отвечая на этот вопрос, говорили о социально-экономических факторах. Бедность усугубляет ситуацию. Бороться с ней журналисты не могут, искоренение основных причин социально-экономического неравенства — дело правительств. Но что могут журналисты — доводить информацию об угрозах инфекционных и неинфекционных болезней до населения, врачей, политиков. Тогда потребуются планы по чрезвычайным ситуациям и их реализация.

На ВОЗ надейся, а сам — не плошай!

Какую помощь оказывает новым независимым государствам Всемирная организация здравоохранения? Мы смогли задать этот вопрос экспертам. Говоря об Узбекистане, они больше всего внимания уделили помощи в борьбе с туберкулезом. \»В конце девяностых в Ферганской долине начали внедрять программу ДОТС. Она включает и химиотерапию, и мониторинг, микроскопию, посевы, двухмесячный стационар. А все лечение занимает полгода. В рамках программы поставлялись материалы для диагностики, препараты для лечения, проводились семинары для врачей. Партнерами в этой работе были Всемирный банк и Красный Крест. Планируется ли охватить другие регионы? Уже охвачен Каракалпакстан. Намечаются и другие пилотные районы\».

Гуманитарная помощь стоит денег. Только в 1998 году с учетом бюджетных и внебюджетных средств ВОЗ инвестировал в Узбекистан около 800 тысяч долларов. А начали активно сотрудничать узбекистанский Минздрав и Всемирная организация здравоохранения в 1993-м, подписав первую совместную программу. Тогда — на первое двухлетие — выбрали в приоритеты охрану материнства и детства, контроль за инфекционными заболеваниями, реформирование здравоохранения, развитие сестринского дела.

Потом выполняли и другие совместные проекты. К примеру, четырежды провели массовые иммунизации против полиомиелита. Целью было искоренить дикий полиовирус. И это удалось: если в 1994 году в Узбекистане отмечалось 117 случаев, то единственный случай заболевания полиомиелитом зарегистрировали в Кашкадарье в 1995-м. Еще один проект связан с тропическими болезнями — получено лабораторное и специальное оборудование и медикаменты для предотвращения малярии в стране.

Сотрудники ВОЗ, побывавшие в Узбекистане перед конференцией в Копенгагене, высоко оценили его достижения в борьбе за здоровое поколение, в профилактике инфекционных болезней и без восторга отозвались о реформе здравоохранения. “Почему?” В детали вдаваться эксперты не стали из-за нехватки времени: \»Вы, журналисты, вникайте на месте, что к чему. Ищите плюсы и минусы и давайте объективную информацию\».

Среди проектов на следующее двухлетие есть новые и старые: развитие первичной медико-санитарной помощи в Узбекистане, улучшение медобслуживания в госпиталях, пропаганда здорового образа жизни, развитие сестринского дела, профилактика инфекционных заболеваний, окружающая среда и здоровье. Каждый из этих проектов может стать \»главной темой\» СМИ.

Мы побываем на острове Возрождения

“ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ” СМИ ДЛЯ СТРАН ЕВРОПЫ, ВКЛЮЧАЯ УЗБЕКИСТАНВокруг острова Возрождения в Аральском море шли разговоры с первого дня. Какое отношение он имеет к “главным темам”? Прямое, хотя многим с ходу оказалось трудно сориентироваться, ведь далеко не все о нем слышали. Надо признать, что и об Узбекистане не все на Западе осведомлены. Участница конференции из Бельгии в кулуарах призналась мне, что не знает, где находится моя Родина: “Еще недавно в Европейском регионе ВОЗа было 25 стран, а теперь — с образованием новых независимых государств — 51 страна. Высыхающий Арал имеет отношение к Узбекистану? Я слышала об Арале”.

Гораздо более осведомленным оказался коллега из датского медицинского журнала. “Официальная советская пропаганда много врала. Больше нельзя врать. Взять хотя бы остров Возрождения. В Интернете прошло сообщение о том, что накануне распада СССР сюда с Урала были доставлены останки животных, зараженных сибирской язвой. Тогда это был остров, теперь полуостров. Если захороненные контейнеры разрушатся, то сибирскую язву грызуны могут разнести по всему континенту!”

На сессии, посвященной окружающей среде и здоровью, эта тема зазвучала уже из президиума: “Необходимо провести исследования на острове Возрождения. Если проблема существует, ее надо решать. Если нет, вопрос закрыть”. Очевидно, изучение этой темы укладывается в рамки принятого в Узбекистане в конце 1999 года Национального плана действий по гигиене окружающей среды. Сможет внести свой вклад и открытый в Ташкенте Центр ВОЗ для Центральной Азии по окружающей среде.

Телемост с Женевой

Организаторы встречи в очередной раз озадачили участников: предложили по телемосту поговорить… со штаб-квартирой Всемирной организации здравоохранения в Женеве! О чем? “Сконцентрируемся на аспектах, связанных с водой, транспортом, едой, радиацией, загрязнением воздуха, шумом. Они рассматривались в июне 1999 года в Лондоне на третьей конференции министров здравоохранения и окружающей среды и вошли в Лондонскую декларацию. Нашими собеседниками будут руководители соответствующих департаментов. Можно спросить и о тех видах загрязнения, влияющих на здоровье, которые могут стать главными темами СМИ в ближайшее время”.

На этот блиц-диалог пригласили семь журналистов. В зале притушили свет. За “главным” столом устроились мои коллеги из России, Болгарии, Украины, Грузии, США, Франции, а напротив нас — телеэкран. До этого мне не приходилось участвовать в телемостах, поэтому поначалу он представлялся нереальным: “Они — там, мы — тут. Мы спросим, и нам ответят?” К сожалению, из-за жесткого регламента о многом не успели спросить.

И все же по ряду вопросов журналисты узнали позицию лидеров Всемирной организации здравоохранения, в частности, об отношении к угрозе радиоактивного заражения. “Разрабатываем глобальную программу по радиации. Существует много рисков — ядерные отходы, хранящиеся в Мурманске, реакторы, лежащие в океане, промышленные аварии на атомных электростанциях, которых было за последние годы в мире четыре десятка… Каждая авария на ядерных реакторах вызывает интерес СМИ. Но лучше, если бы журналисты привлекали общественность к проблемам радиационной безопасности не от случая к случаю, а постоянно”.

Показалось, что это упрек и в адрес узбекистанских средств массовой информации. К примеру, “Правда Востока” за последние годы лишь раз написала о системе безопасности в Институте ядерной физики, где используется реактор в научных целях. Газета обращалась к теме в связи с прошедшей в Ташкенте конференцией МАГАТЭ. На ней иностранные эксперты докладывали свои заключения по этому институту и одному из столичных предприятий. Выводы были положительные, но с тех пор прошло несколько лет. Обновилось законодательство — принят закон, регламентирующий деятельность контролирующих органов. Фактически он закрыл вход на объекты экологам и пожарным. Как там сегодня с мониторингом? Эта тема может стать главной для местных средств массовой информации.

А глобальный интерес представляет влияние экстремальной жары на человеческий организм в связи с потеплением климата на планете. “В июле 1997 года впервые за все время наблюдений на ташкентской метеоплощадке было зарегистрировано 46 градусов! Человеку трудно вынести такую жару. Займется этой проблемой ВОЗ?” Из Женевы ответили: “Работы в этом направлении совместно с ЮНЕП уже ведем в американском штате Делавер. Разрабатывается прогнозная система, предупреждающая об особой жаре за три-пять дней, опробываются адаптационные меры для сельского населения, пожилых, детей”.

Могут ли адаптационные меры к жаре вызвать особый интерес СМИ? Наверняка, так же, как и ртутные загрязнения. “Эта проблема — из важнейших”, — объяснили из Женевы. Те две тысячи с лишним тонн ртути, что производились ежегодно в последние годы существования Советского Союза, осели во всех бывших советских республиках. Всемирная организация здравоохранения выработала рекомендации, как быть с ртутными загрязнениями, но меры-то должны принимать сами страны.

Деньги — на бочку!

Где взять средства? Очевидно, что возовский карман — не бездонный. В каждой стране на укрепление здоровья должна работать своя “просвещенная” экономическая политика. Что понимать под “просвещенной”? В Женеве считают, что это не только тщательно спланированная политика в области здравоохранения, образования, занятости и трудоустройства, но и политика, определяющая структуру производства и налогообложение.

Природоохранные налоги надо направлять на уменьшение загрязнения. Так в идеале. Пока же в Узбекистане, к примеру, не знают, где взять деньги на ликвидацию ртутных загрязнений. Было предложение, чтобы старые люминесцентные лампы и приборы обезвреживать за счет однопроцентного экологического налога. Не прошло, потому что экологический налог пополняет бюджет и в нем растворяется.

На конференции в Копенгагене журналистам из новых независимых государств было что почерпнуть из западной “просвещенной” политики. Как выяснилось, тут природоохранные налоги используют строго по назначению — на природоохранные нужды. Есть страны, где часть налогов на табачную продукцию прямиком поступает в минздравы. Выполнение Мадридской хартии 1988 года по борьбе с табакокурением и план действий “За Европу без табака” ведут к повышению налогов на табачную продукцию. Больше производят — больше отчисляют на медицину. А что, хороший опыт.

Зачем сравнивать?

“Пользуйтесь возовской статистикой, она проверенная!” — призывали журналистов эксперты. Находится в Интернете и дважды в год обновляется.

“ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ” СМИ ДЛЯ СТРАН ЕВРОПЫ, ВКЛЮЧАЯ УЗБЕКИСТАНВпрочем, предназначена она в первую очередь для специалистов и политиков. И поначалу издавалась в толстых томах. Данных собиралось очень много, но и сориентироваться в них было очень сложно. А теперь создано максимально простое программное обеспечение. В системе — 500-600 показателей, которые сгруппированы по разделам. Выбираешь интересующий раздел и залезаешь вглубь. Чего тут только нет! Скажем, можно узнать процент беззубых в возрасте 65-74 лет, процент затрат на здравоохранение от общего валового продукта, долю затрат на фармакологию от общих затрат на здравоохранение, число зараженных гепатитом А и В на сто тысяч населения, сколько дантистов и медицинских сестер по странам, группам стран, где сколько суицидов и каково качество питьевой воды…

“Информацию можно вытащить на экран монитора в виде карты, диаграммы, таблицы, — транслировал изображение с компьютера на большой экран ведущий сессии по статистике. — Зачем сравнивать? Только при сравнении можно увидеть проблему”.

Еще он сказал о том, что для Центральноазиатского региона открыт возовский информационный центр в Бишкеке. Здесь создана система, покрывающая ряд стран. А есть специальные проекты по созданию национальных баз данных и их использованию. Будет такая в Узбекистане — позволит сравнивать ситуацию не только на уровне городов, но и кишлаков республики. Но это в перспективе. Для этого надо наладить сбор данных, а с этим пока есть проблемы. Как отметил сотрудник возовского информационного центра в Бишкеке, Узбекистан и Туркменистан по многим параметрам сбор информации еще не наладили.

Чем она интересна для медиков и политиков — понятно, а для журналистов?

Посоревнуемся

На одной из сессий вопрос “сузили” до размеров Центральноазиатского региона и сформулировали его так: “Как конкурируют государственное и независимое телевидение в распространении здравоохранительной информации?”

Основными участниками дискуссии за “главным столом” стали руководители государственных и независимых телекомпаний из Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана и эксперты. Активно участвовал и зал. Для начала была обрисована картина в целом.

“В Туркменистане независимого, частного телевидения нет. В Узбекистане независимые телестудии появились, но довлеет государственная система распределения информации. В Казахстане и Кыргызстане неплохие условия для развития независимых СМИ, но в последнее время наметилась тенденция к жесткому контролю телевидения. Впрочем, государственное телевидение и частные телестудии активно конкурируют. В Кыргызстане Минздрав заключает договоры по пропаганде здорового образа жизни и с частными, и с государственными СМИ. В Узбекистане о журналистской конкуренции на здравоохранительном поле говорит пока трудно. Хотя по республике зарегистрированы десятки независимых телестудий, но от Узбекской телекомпании они отстают и по технике, и в творчестве”.

В ходе дискуссии прозвучала и такая мысль: а нужна ли вообще конкуренция на телевидении, радио, в прессе в освещении природоохранной тематики и здорового образа жизни? Кто-то
из журналистов оказался готов бороться за зрителя, читателя, слушателя на “здравоохранительном поле”, кто-то нет, считая, что это — “святое” и тут соревноваться не нужно.

“У нас столько проблем, о которых надо информировать. Это борьба с наркомафией и наркоманией, сохранение психического здоровья и сокращение суицидов, качественная еда и сброс в наш регион некачественных лекарств, радиация и загрязнение почв тяжелыми металлами, последствия йододефицита и распространение инфекций”… О многих “главных темах” журналисты знают и не располагая статистикой. Так соревноваться или нет в их освещении? Наверное, да, ведь западные СМИ активно конкурируют.

В финале дискуссии мэтры из Всемирного института прессы и ВОЗа, устроившие большой сбор в Копенгагене, еще раз призвали представителей СМИ: “Используйте “главные темы”, чтобы “здоровье — для всех!”

Наталия ШУЛЕПИНА
\»Правда Востока\»,12.1, 13.1-2000г. \»Несколько сюжетов на фоне маловодья\», 2002г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры