Какую воду пьют чирчикцы?

 

Одна из подземных скважин, обеспечивающая питьевой водой чирчикцев, вдруг стала «нефтяной». В январе 2017 года зафиксировано ее катастрофическое загрязнение нефтепродуктами. Меры для ликвидации ЧП были приняты. Но нет никаких гарантий, что ЧП не повторится. Как показало журналистское расследование,  неблагополучна не только эта скважина.

 

Шквальное загрязнение нефтепродуктами

 

Город Чирчик питают несколько десятков водозаборных скважин. Откаченная вода поступает в резервуары, где она хлорируется, после чего подается в водопроводную сеть.

 

 

Есть районы города, которые подпитываются водой напрямую из подземных скважин.

Скважина, обозначенная в документах, как скважина «Электромонтаж», и есть та самая, что напрямую «нагадила» населению в две с половиной тысячи человек. 16  января из кранов запахло соляркой. В ведрах и других емкостях – маслянистая пленка. Анализ, выполненный в лаборатории Государственной специализированной инспекции аналитического контроля Госкомприроды (сейчас – Центр специализированного аналитического контроля  Госкомэкологии), показал загрязнение питьевой воды нефтепродуктами в 104 раза превышающее предельно допустимые концентрации.

В протоколе измерений № 86 этой структуры на трех страницах приводятся результаты отбора проб на улице Восточный проезд с 16 января по 21 апреля. Концентрации загрязнений колеблются. Последняя апрельская проба показывает  минимальные 1,25 ПДК. Что было между датами? И ливневые дожди, и обращения граждан в инстанции, и комиссии, и остановка скважины. Скважину промыли. Промыли и водопроводные трубы, подключив район к другому источнику водоснабжения. Откуда «приплыли» нефтепродукты, не исследовано.

Для разрешения сомнений в качестве питьевой воды Чирчикский филиал ГУП «Сувокова» («Водоканал») заказал проверку сторонним организациям.

 

 

Санитарно-гигиеническая лаборатория СЭС МСО при Минздраве в трех пробах, взятых 10 апреля, нефтепродуктов не нашла. Лаборатория нефтегазовой гидрогеологии АО «ИГИРНИГМ» отобрала пробы 19 апреля. В двух пробах обнаружила нафтеновую кислоту, которой в питьевой воде быть не должно, так как очень опасна. В третьей пробе выявлены нафтеновая кислота и фенол, в 11 раз превышающий ПДК.

Встревоженные жители на собрании высказывали ответственным лицам предположения, почему так. «Вблизи 20-метровой скважины находятся автомойка, автозаправка и еще ряд мелких предприятий. Канавы, в которые стекают стоки, спрятаны под решетками. На автозаправке пять бетонных резервуаров для хранения нефтепродуктов закопаны. А если в них трещины? Все то, что просочилось в грунт, с дождями ползет, как в воронку, в скважину»…

Начальник Чирчикского филиала ГУП «Сувокова» Ю.Хван, с которым мы беседовали в июне, сказал, что никаких проблем с питьевой водой не видит. Все водозаборы города Чирчика и их санитарные зоны в порядке.

 

Экскурсия в зону охраны строгого режима

Подпитывающая скважина «Электромонтаж» находится внутри жилого массива. После чрезвычайного происшествия скважина обустроена, вокруг посажен зеленый газон.

 

Автомойка, автозаправка и ряд мелких предприятий практически примыкают к «зеленому газону». Отсутствуют как пояс строго режима, так и два других, границы которых должны устанавливаться с учетом продвижения микробного и химического загрязнения воды до водозабора.

«Защиты нет», – такой делаем вывод для себя (ситуацию изучаем вместе с экологом, доктором наук Рустамом Разаковым), и от одиночной скважины отправляемся на «плантацию» скважин. Их семь десятков в пойме реки Чирчик на территории в семьдесят гектаров.

Много лет назад скважины для откачки подземной воды огородили бетонным забором с надписями, указывающими, что за ним – зона санитарной защиты. «Вход воспрещен».

 

В 1992 году этот порядок закреплен законодательно. «Положение о водоохранных зонах водохранилищ и других водоемов, рек, магистральных каналов и коллекторов, а также источников питьевого и бытового водоснабжения, лечебного и культурно-оздоровительного назначения в Республике Узбекистан» утверждено Постановлением Кабинета Министров.

В нем прописано: «Зона санитарной охраны поверхностных и подземных источников водоснабжения в месте забора воды должна состоять из трех поясов: первого – строгого режима; второго и третьего – режимов ограничения хозяйственной деятельности. Границы первого пояса зоны санитарной охраны подземного источника водоснабжения, должны устанавливаться от одиночного водозабора (скважины, шахтного колодца, каптажа) или от крайних водозаборных сооружений группового водозабора на расстоянии: при использовании защищенных подземных вод – 30 метров; при использовании недостаточно защищенных подземных вод – 50 метров; при инфильтрационных водосборах от поверхности водоисточников – не менее 150 метров; при искусственном пополнении запаса подземных вод от инфильтрационных сооружений закрытого типа – 50 метров, открытого типа – 100 метров».

Заходя в «охраняемую» зону, как не вспомнить еще один законодательный акт – Закон РУз «О воде и водопользовании». В нем говорится: «В целях охраны вод, используемых для питьевых, бытовых и лечебно-оздоровительных нужд населения, устанавливаются зоны санитарной охраны водных объектов в соответствии с законодательством». Указаны ссылки на выше упомянутый документ Кабинета Министров Республики Узбекистан 1992 года № 174 и на Закон РУз «Об охраняемых природных территориях».

 

А теперь самое время осмотреться в зоне строгого режима. Пастухи загоняют через дыры и проломы в заборе скот и используют ее как пастбища.

На наших глазах одно из «пастбищ» овцы и козы, двигаясь к прудам, почти пробежали, так как земля оголена. Встретившийся нам прохожий посетовал, что пару лет назад ее проутюжил бульдозер. Хорошо бы посадить деревья и закрепить почву, а то пустыня образовалась.

 

 

Просто курорт для скота у фильтрационных прудов. Пруды наполняются речной водой, она перетекает, дренирует… В жару здесь курорт и для самих чирчикцев. Других мест для купания в последние годы у горожан нет. Сюда приходят семьями, компаниями. Мальчишки так вообще из воды не вылезают.

 

Вся санитарная зона строгого режима практически полностью освоена. Очевидно, поделена на участки и активно возделывается. На грядках произрастают картошка, моркошка и так далее. Есть картошка – значит, применяют пестициды против колорадского жука. Для удобрения огородов завозится куриный помет. Он  хуже селитры. Кучи его и там, и тут. Выкопаны ямы на дороге, вероятно, в них помет растворяют.

Земледельцы вырубают деревья, чтобы  расширить посевные площади. Десятка два-три деревьев срублены  только что. Вряд ли с разрешения органов охраны природы. Мы увидели пни в свежих опилках и мужчин, обрубающих ветки.

 

Кучи куриного помета и рядом с прудами. Здесь разводили рыбу на продажу. Помет – для подкормки. Продолжают ли разводить рыбу, об этом можно спросить в жилом доме на берегу. Да никто не признается. Кого бы спросить, как сам дом удалось возвести в строго охраняемой водоохраной зоне. Куда его обитатели девают канализационные стоки и отходы жизнедеятельности, легко догадаться.

 

Вот прокопанный арык из-за забора. За забором – пояс второго режима ограничения хозяйственной деятельности. В проем видно, как трудятся женщины. Стоки по арыку прямиком сбегают в фильтрационный пруд, он же рядом. От того, что пруды грязные, цветут, как-то не по себе. Механических примесей быть в прудах не должно. Гниющая трава выделяет токсичную отраву.

 

Есть ли необходимое оборудование и химикаты в лаборатории химико-бактериологического анализа чирчикской «Сувокова», чтобы определить весь спектр загрязнения? Заведующая лабораторией Насиба Бекова объяснила: «Полный анализ делаем раз в месяц, и ежечасно проверяем остаточный хлор».

В этой лаборатории, как и во многих других, используется устаревшее оборудование. Приоритетны анализы на жесткость, щелочность, окисляемость, минерализацию. Тяжелые металлы, нефтепродукты, синтетические моющие средства, микроэлементы, масла, жиры  и фенолы нет возможности найти. И получаются, по анализам, достойные показатели. 

В 2017-м в Чирчике жаловались на качество питьевой воды в детских учреждениях, туберкулезной больнице. Пережил шок из-за нефтепродуктов в кранах жилой массив… Мы снова приехали сюда в октябре. Ничего не изменилось.

 

 

В сравнении с Берлином

Автору этих строк довелось побывать на водозаборных сооружениях Берлина. Нам, экскурсантам-журналистам, доходчиво объяснили про водозабор из подземных скважин и обрадовали результатом: «По качеству берлинская вода среди городов мира входит в двадцатку. Ее можно без опаски пить из водопроводного крана».

Восточноберлинская станция, которую мы осмотрели, – одна из девяти водных станций в Берлине. Занимает площадь в 55 гектаров. Рядом со скважинами в защитной зоне находится пруд. Вода из него и дождевые осадки фильтруются естественным путем через грунт. Ее откачивают насосами из сорокаметровых колодцев, которых на станции больше двухсот. Вода почти стерильна.  Насыщается кислородом, фильтруется и подается в специальные хранилища, откуда насосы откачивают ее в единую городскую сеть.

За сутки лаборатория анализирует пробы воды сто четыре раза, но на анализы требуется время. Поэтому постоянно ведется наблюдение за живыми индикаторами – рыбками в аквариуме с проточной водой. Они на загрязнение реагируют немедля: начинают метаться или, наоборот, засыпать. Тогда загрязненная вода хлорируется, и о хлорировании средства массовой информации немедленно сообщают населению.

В Берлине около четырехсот отборных пунктов для контроля воды в водопроводной сети. Кроме того, регулярно определяются бактериологические свойства и химический состав питьевой воды.  Химики и биологи в лабораториях водонапорных станций проводят ежемесячно полторы тысячи исследований с помощью новейших приборов, таких как газохроматограф, атомно-абсорбционный спектрометр, спектрофотометр. Управление сената Берлина, ответственное за здравоохранение, следит по своей линии.

 

 

Как проверяется качество воды в Чирчике? Перечисленных выше приборов нет. На весь Узбекистан их по разным ведомствам единицы.

Отечественное законодательство о воде и водопользовании вызывает гордость за разработчиков. Оно не хуже берлинских правил защищает подземные источники водоснабжения. Как выполняется, мы видели.

 

Наталия ШУЛЕПИНА

Источник —  «Новости Узбекистана

 

  •                         *                         *

Смотрим  на sreda.uz  фоторепортаж в дополнение к тексту:

Зона строгой охраны водозабора поделена на участки и активно возделывается.

 

Стоки из второго пояса охраны  — в фильтрационные пруды водозабора.

 

Продукты гниения — токсичны.

 

Эколог, доктор наук Рустам Маджитович Разаков обращает внимание на многочисленные кучи куриного навоза на территории водозабора.

 

 

Предполагаем, что ямы выкопаны для разжижения куриного навоза (сухой растениями не усваивается). 

 

Какие химикаты были вывалены на этом участке зоны санитарной охраны строгого режима? Здесь же был небольшой пожар или поджог.

 

По этой трубе текут канализационные стоки из зоны отдыха на Чарвакском водохранилище. Предполагалось построить очистные сооружения в Газалкенте, а может быть, еще ближе к месту их образования. Не реализовано. 

 

Наталия ШУЛЕПИНА 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры