КОГО ТРЕВОЖАТ ЛАВИНЫ

КОГО ТРЕВОЖАТ ЛАВИНЫОбщее их число в горах Узбекистана за зиму составляет десятки тысяч, а в иной сезон и сотни тысяч. Какой от них ущерб? Считать — дело экономистов, и лавинщики этих цифр не знают. Но им известно, что с шестидесятых годов ХХ века погибли под лавинами более ста человек. Одна из подобных катастроф, случившаяся в 1956 году, стала толчком для создания снеголавинной сети в большой стране. Научным центром для всего Союза определили Ташкент, Среднеазиатский научно-исследовательский гидрометеорологический институт.
\»Правда Востока\», 28.11.2000г., книга \»Несколько сюжетов на фоне маловодья\», 2002г.Общее их число в горах Узбекистана за зиму составляет десятки тысяч, а в иной сезон и сотни тысяч. Какой от них ущерб? Считать — дело экономистов, и лавинщики этих цифр не знают. Но им известно, что с шестидесятых годов ХХ века погибли под лавинами более ста человек. Одна из подобных катастроф, случившаяся в 1956 году, стала толчком для создания снеголавинной сети в большой стране, а научным центром для всего Союза определили Ташкент,
Среднеазиатский научно-исследовательский гидрометеорологический институт (прим.сейчас — НИГМИ).

КОГО ТРЕВОЖАТ ЛАВИНЫВ его базе данных есть информация и о той давней трагедии. На горном руднике в долине реки Майликотан снежная масса прошла около полутораста метров, разрушила два барака, накрыв более восьмидесяти человек. Тридцать четыре из них погибли. Последовало длительное судебное разбирательство, имевшее значение для всех горных районов Союза. Посты ведомственной лавинной службы решено было передать в систему гидрометслужбы. На их базе и создавались в Узбекистане первые снеголавинные станции Дукант и Наугарзан в конце пятидесятых.

С тех пор ни одной катастрофы от лавин в этих районах не случалось, хотя сошло их в зоне ответственности станций около трех тысяч, и каждая двадцатая представляла угрозу для тех или иных объектов. Выручали прогноз лавин, их спуск с помощью профилактических взрывов, инженерные сооружения.

Лаборатория снежных лавин САНИГМИ вслед за первыми станциями в Узбекистане создавала и другие: на леднике Северцова, на реке Пскем — здесь открыли станцию Ойгаинг, на одном из притоков Ангрена появилась многопрофильная станция Кизилча, на высокогорном участке дороги Ташкент-Коканд — станция Камчик. Постоянно действовало семь, а еще по просьбе геологов работали две-три временные. Всего в горах Союза при участии узбекистанских специалистов возникло свыше полусотни станций.

К началу девяностых годов ташкентцы собрали уникальную библиотеку из толстых томов — кадастров лавин по годам и регионам. А когда у лаборатории появились компьютеры, ученые поместили бумажное богатство в электронную базу данных. Это ценнейший материал для научного анализа, выработки оптимальных защитных мер.

Казалось бы, вот-вот отечественная наука будет востребована на всем всхолмленном пространстве СНГ, принося валюту. Однако сейчас это вряд ли произойдет. Из более ста специалистов лаборатории снежных лавин осталось раз в пять меньше, из семи станций — три. Лавинную угрозу за последние годы многие перестали воспринимать всерьез. И это отчасти объясняет трагедию на Камчикском перевале в ноябре 1999 года.

Снежный покров здесь устанавливается обычно к концу осени. Впрочем, он тонок, и еще в декабре дорога Ташкент-Коканд бывает открыта. Но в ночь с 21 на 22 ноября в результате обильного снегопада прирост снега на склонах составил более полуметра. Дул шквальный ветер, одним из порывов которого на дороге развернуло груженный КамАЗ. Рядом с КамАЗом, да и не только тут, из-за гололеда и заносов образовались заторы. Машины останавливались между 153 и 165 километрами старой трассы там, где стоять никак нельзя. На склонах тем временем происходило ветровое перераспределение снега. При низких температурах он хорошо укладывался в снеговые корки. Из-за перегруза склонов снежные пласты лопались, и вниз устремлялись лавины. Объемы их были разные — от нескольких сот кубических метров до нескольких тысяч. Эта стихия привела к гибели 29 человек.

Не поступило штормовое предупреждение и оказались не готовы? Да нет, поступило. Станция на перевале Камчик — одна из тех трех, что служат. Почему не отреагировала Государственная автоинспекция? Да нет, отреагировала. Но когда дорогу закрыла, машины уже двигались к перевалу.

Рано или поздно появится решение о расширении снеголавинных наблюдений в Узбекистане, как это однажды уже решалось. Но потребуются финансы. Сворачивались ведь станции не по злому умыслу, а потому, что содержать их становилось все труднее, как, скажем, на леднике Северцова в Гиссаро-Алае. Находилась на высоте 2700 метров, спустили до 1700. Теперь она соседствует с кишлаком Куль, но здесь нет лавин. Функционирует как обычная метеостанция, определяя высоту снега. Делились информацией таджики, но и они без финансов свернули наблюдения.

Сделать точный прогноз по всем лавиноопасным районам Узбекистана, отталкиваясь от данных трех станций, непросто. Осложнилось прогнозирование и на самих станциях. Наблюдения тут ведутся дедовскими методами. Такая мелочь, как термометр — из советских времен, и все остальные приборы безнадежно устарели.

В 1994 году принималось правительственное постановление о финансировании гидрометслужбы республики. В следующем году принимается еще одно: “О мерах по созданию гидрометеорологического обеспечения”. В соответствии с ним в Ташкенте на базе бывшего СКБ аэрокосмического приборостроения начинает действовать завод “Гидрометприбор”. Тут есть уникальные для Узбекистана технологии. И очень быстро ученые и специалисты завода создают макеты, образцы, опытные серии отечественных приборов. Да только реализация не оправдывает надежд, не получилось с финансовой поддержкой нового производства.

На Камчике или Ойгаинге на высоте за две тысячи метров лавинщики по-прежнему топчут снег, выходя на маршруты, хотя надежнее использовать датчики и компьютерную технику. Нет компьютеров, как и мобильных средств связи в высокогорье. Связь с большой землей — по рации. При хмуром небе лавинщики ежечасно запрашивают Главгидромет об изменениях в сводке погоды.

Почему не дали на Камчике штормовое предупреждение загодя, до обвального снегопада? Тут следует сказать об осложнениях в прогнозировании уже не лавинщиками, а метеорологами. Хотя и пользуются космоснимками, отслеживая по ним движение атмосферных фронтов, но локальной информации лишены. Раньше ее получали с помощью радиозондирования. Метеорологические зонды запускались в небо на территории центральноазиатских республик из более чем двадцати пунктов четыре раза в сутки. Однако зонды и оболочки к ним в регионе не производятся, их надо покупать за валюту. На этом страны дружно экономят. Нет живой информации — снижается точность прогнозов

Сейчас на Камчикском перевале стремятся обезопасить движение. Дорога реконструирована и ширина полотна увеличена с семи до двух десятков метров, выделены участки, где автомашины будут в полной безопасности, пробиты два туннеля, сократившие путь. Но это не гарантирует от лавин. Защитить от них должны специальные инженерные сооружения. Необходимы адекватные меры и в урочище Чимган, где активно отдыхают ташкентцы, чирчикцы, газалкентцы, и тоже есть поводы для тревоги.

Снеголавинная станция тут создана в 1984 году. Тогда же ее усилили артиллерийской батареей. Она выпускала в год до семидесяти снарядов по опасным склонам, провоцируя лавины. Жертв не было. Наверное, потому и решили, что здесь все можно: строить без спросу новые объекты, устраивать для отдыхающих конные прогулки по ущелью Аксай… Последние годы батарея молчала: снаряды дорогие, да и замки от орудий увезли в город от греха подальше. “Но если не сходили за это время большие лавины, так пока везет”, — убеждали ученые САНИГМИ. И в зиму 2001 года батарея была при замках и снарядах.

Ситуация на Чимгане далеко не безобидна. Вблизи лавинной зоны находятся десять объектов. Все они, включая канатки, без мер безопасности. Прежде снеговые потоки до них не докатывались, поскольку созреть им до катастрофических объемов не давали. Между тем наука определяет шестидесятиметровый допуск для их неожиданных прыжков. И как раз на пути таких прыжков пролегают конные маршруты.

Эти выводы сделаны в ходе исследований 1999-2000 года, профинансированных Госкомитетом по науке и технике и Главгидрометом. А результатом стала первая крупномасштабная карта “Лавины в урочище Чимган”. Такая же нужна и в целом по Чимган-Бельдерсайской зоне. Если уж развивать зону отдыха, так грамотно, помня о безопасности людей. Кто профинансирует?

Из бюджета оплачивается плановая работа по созданию электронной географической информационной системы лавин Узбекистана. Будут собраны характеристики, составлены крупномасштабные карты и табличный материал. Есть возможность более детально изучить четыре процента территории страны, где лавиноопасно. Но это лишь одно из условий, как снизить угрозу этой стихии.

Наталия ШУЛЕПИНА
\»Правда Востока\», 28.11.2000г., книга \»Несколько сюжетов на фоне маловодья\», 2002г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры