РАЗНЫЕ РАКУРСЫ НА ТО, ЧТО ЕДИМ

В статье говорится о необходимости экологической сертификации пищевых продуктов, как ввозимых извне, так и отечественного производства, имеющейся международной практике. Сертификат на систему управления окружающей средой предприятия и специальная маркировка товара гарантируют покупателю экологическую безопасность покупки и здоровье.
\»Несколько сюжетов на фоне маловодья\», 2002г. РАЗНЫЕ РАКУРСЫ НА ТО, ЧТО ЕДИМЕду можно рассматривать под разными ракурсами: вкусности, безопасности.. Что касается безопасности, то основными ее гарантами Закон \»О качестве и безопасности пищевой продукции\» определил Государственную санэпидслужбу Минздрава, Главное государственное управление ветеринарии при Минсельводхозе, Главную государственную инспекцию по карантину растений при Минсельводхозе и Узгосстандарт.
Они делают свое дело, и речь пойдет не о них, а об упоминаемых в законе \»других органах государственного надзора, определяемых законодательством\». Предполагалось, что ими станут органы экологической сертификации.

Тревоги вокруг бензапирена

Задуматься об экологической сертификации применительно к пище экологов побудили онкологи. В Институте онкологии и радиологии с шестидесятых годов ХХ века занимаются профилактикой рака и мониторингом канцерогенных заболеваний. Здесь накоплена обширная статистика и установлена прямая связь повышенных концентраций бензапирена в воздухе и рака легких. При чем здесь пища?

Бензапирен и другие полиароматические углеводороды образуются при сгорании органического топлива, будь то табак, бензин или мазут. Узбекистанские онкологи, определяя, где он у нас, несколько лет по договору с Минэнерго вели наблюдения на Ангренской, Новоангренской и Сырдарьинской ГРЭС. Что происходит с выбросами? От транспорта их вдыхают пешеходы. А от веществ, вылетевших из трубы тепловой электростанции, двойной вред. Они рассеиваются километров за десять-пятнадцать, но случается и до ста. Опадая, бензапирен попадает в почву и растения. А затем и в пищу. Эти исследования заставили задуматься о связи бензапирена и онкологических заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Ученые сделали разовые замеры полиароматических углеводородов в пищевом сырье и готовой продукции. И вот что обнаружили. На мелькомбинате зерно вместо горячего воздуха продувалось дымом, и в результате в хлебопродуктах бензапирена оказалось до пяти микрограммов на килограмм. В копченых мясопродуктах зафиксировали концентрации в пять раз выше, как раз столько, сколько бензапирена по экологическим нормативам допускается в почвах.

Но то почвы, а то — пища. Какой для нее предел безопасности? Санитарные нормы на наличие бензапирена в пище в Узбекистане не определены. Институт санитарии и профзаболеваний ими не занимался, ведь чтобы разработать нормы, нужны специальное оборудование, методики и реактивы и длительные исследования. Все дорогостояще. По той же причине онкологи ограничились разовыми замерами, ведь каждая проба тянет на десять-пятнадцать долларов.

А теперь процитируем письмо экологам: \»Необходимо провести комплекс мероприятий по санации пищевых и сельхозпродуктов от канцерогенных загрязнений, что явится одним из важных шагов в первичной профилактике рака\». Помимо предложений о контроле предприятиями бензапирена в продуктах и включения данных по нему в сертификаты качества выпускаемой пищевой продукции, а также ввозимой из-за рубежа, онкологи советовали: \»При превышении содержания бензапирена в пищевых и сельхозпродуктах выше предельно допустимых доз обязать производственников разработать мероприятия по снижению концентраций\».

Но как это реализовать практически? \»Квалифицированную помощь в оценке уровня содержания бензапирена и других канцерогенных соединений в различных средах может оказать лаборатория канцерогенных загрязнений Института онкологии и радиологии\».

Всякая работа предусматривает финансирование, но денег не было. Предвидя, что ожидание их затянется, экологи и онкологи решили ввести временный экологический норматив. Исходили из того, что безопасная доза для легких человека — 4,3 миллиграмма, для желудка — 2 миллиграмма. За семьдесят лет не наберет — не заболеет. Известно, сколько в среднем за жизнь человек потребляет хлеба, чая, кофе, мясных и рыбных копченостей. Вот так и вывели предельные величины на килограмм основных продуктов питания. Первый эконорматив Госкомприрода утвердила в 1998 году. В нем были определены максимально допустимые количества бензапирена в пищевых и сельхозпродуктах.

Та же тема звучит и в Национальном плане действий по гигиене окружающей среды, утвержденном Кабинетом Министров в 1999 году. Когда будет реализован? Сроки расплывчаты. Между тем закончился срок действия эконорматива. Оказался не востребован — оборудования для определения бензапирена нет. Но даже если оно появится в каждой областной и городской санэпидемстанции, то вряд ли оградит кухни граждан от продуктов с канцерогенами. Все не проверить. В мире эту проблему решают с помощью экологической сертификации предприятий и технологий.

\»Предъявите сертификат!\»

В начале девяностых годов ее предложила Международная организация по стандартизации — ИСО. Серия стандартов ИСО-14000 позволяет управлять окружающей средой, удостоверяя экологическую безопасность технологий и всего производства. Внедряется она для того, чтобы защитить людей. При активном торговом обмене угрозе подвергаются потребители не только в стране-производителе, но и в любой другой.

В Узбекистане законодатели уже в 1992 году включили статью об экологической сертификации в Закон \»Об охране природы\».

На этом дело застопорилось, может, потому, что в Узбекистане стандарты ИСО-14000 не были утверждены как национальные. Тем не менее в 1996 году Узгосстандарт и Госкомприрода достигли соглашения, определив объекты, продукцию, технологические процессы, отходы и услуги, подлежащие обязательной экологической сертификации. Заговорили о внедрении системы.

И опять никто не спешил. Правда, при экспорте-импорте подталкивала таможня. После того, как в 1995 году Узбекистан подписал Базельскую конвенцию ООН о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением, таможенники обязаны были ее выполнять. Раз за разом за разрешениями на вывоз или ввоз груза предприятия обращались в Госкомприроду. Но по каким критериям разрешать или запрещать? Одна из таких историй, когда из Узбекистана не могли отправить на переработку шламы, содержащие ртуть и водорастворимый селен, заставила задуматься о проблеме на государственном уровне.

Правительство выделило средства для разработки пакета нормативных документов. Подготовка должна была завершиться в декабре 1999 года. Утверждение их Узгосстандартом и Минюстом позволило бы создать в Узбекистане систему экологической сертификации. В ожидании ее специалисты и занялись подготовкой первых эконормативов, рассчитывая, что ограничения на бензапирен в пище застимулируют предприятия озаботиться технологиями.

Не застимулировали. В процессе подготовки документов согласующие министерства и ведомства стали делать вычерки. Одно вычеркнуло всякие упоминания об экологической сертификации продуктов питания, другое — озоноразрушающих веществ, исключили и технологические процессы. Все сроки прошли, документы не приняты, законодательной базы для системы экологической сертификации не создано — так начинался 2000-й, так начался и 2001-й.

И все-таки в апреле 2000 года законодательная \»зацепка\» появилась: было принято правительственное постановление о регулировании ввоза и вывоза экологически опасной продукции и отходов. А в обосновании к нему сказано: \»для обеспечения интеграции экономики страны в мировой рынок за счет создания системы экологической сертификации\». Жаль, что все, производимое и потребляемое на внутреннем рынке не подлежит ей, и все же, в добрый путь!

Если начинаешь с нуля

Чем заниматься? Республиканский центр экологической сертификации, созданный при Госкомприроде и аккредитованный Узгосстандартом, занялся формированием сети филиалов. Сейчас их одиннадцать, и один открыт по инициативе Ташкентского городского комитета по охране природы.

Из стран СНГ наиболее продвинуты в этом Россия и Беларусь. Там систему экологической сертификации стали внедрять с 1996 года. Российским правительством принят ряд регламентирующих постановлений, принято около двадцати стандартов ИСО-14000. Здесь к объектам сертификации отнесены отходы производства и потребления, продукция, опасная в экологическом отношении, а также действующие предприятия, производства, технологические процессы. Венцом является система управления охраной окружающей средой, включающая в себя все другие программы.

Если на предприятии все объекты на уровне — и это подтвердит экологический аудит, — ему вручается сертификат на систему управления окружающей средой. Если это пищевое предприятие, потребителю будет гарантировано отсутствие в продуктах питания бензапирена и других канцерогенов, если это химчистка — отсутствие опасных хлорорганических соединений в складках одежды, если строительная фирма — будет гарантия против радиоактивных стройматериалов.

В этих случаях продукция маркируется специальным знаком. Это мощный аргумент в конкурентной борьбе. В Узбекистане, пожалуй, самая активная конкурентная борьба идет между предприятиями по розливу минеральной воды. Ее много и разной. Потому-то одно из них и обратилось с просьбой об экологическом аудите. И вода, и технология оказались на уровне. Предприятие получило экологический сертификат и право маркировки бутылок треугольным знаком. В нем — латинские O’z и перевернутая буква “Э”. При этом многие другие пишут без всякой проверки “экологически чистая”.

Так ли? В Ташкенте в ходе лабораторных исследований в ряде источников минеральной воды обнаружено загрязнение шестивалентным хромом. Выходит, конкуренция недобросовестная, и продукт в бутылке недоброкачественный. Все бы предприятия проверить, а тех, кто занимается незаконной саморекламой, остановить! Нет права. Конечно, к постановлению 2000 года возможны дополнения с расширением направлений экологической сертификации. А пока упор делается на опасные отходы и вещества, ввозимые и вывозимые. Они и являются главным объектом внимания Республиканского центра.

Если ввозишь и вывозишь…

РАЗНЫЕ РАКУРСЫ НА ТО, ЧТО ЕДИМВ номенклатуре, утвержденной Кабмином, четыре перечня продуктов и веществ. В первом списке 60 видов отходов, импорт и экспорт которых подлежит государственному регулированию в соответствии с Базельской конвенцией. Сюда входят отходы, содержащие соединения меди, ванадия, олова, хрома, кадмия, никеля… Во втором перечне 116 отходов, перевозка и транспортировка которых подлежит госрегулированию по той же конвенции. Тут — отходы человеческого волоса, перьев, шламы от проката, шламы котельных.

Еще один перечень включает потенциально токсичные вещества, запрещенные или строго ограниченные в международной торговле, такие, как ДДТ, соединения ртути. Их 13. И 55 опасных химических веществ и прекурсоров выделены в отдельную группу в соответствии с конвенцией ООН по борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Как контролируется ввоз? К примеру, СП ”Зарафшан-Ньюмонт” заявило о потребности в цианиде натрия. Представило в Республиканский центр все необходимые документы, включая сертификат происхождения и далее: с какой целью завозит, в какой таре. Выяснилось, что груз упакован в восемьсот деревянных ящиков. Прежде они продавались населению. Но использовать их можно только для технических целей или утилизировать.

О ввозе медьсодержащего лома сообщил Алмалыкский горно-металлургический комбинат. Ввоз был разрешен, примесей в ломе немного. Но в протоколе экологического аудита поставлено условие: разработать лимиты размещения этих отходов. “Узнефтепереработке” потребовался для производственных нужд растворитель метилэтилкетон. Можно ввести? Можно, но филиалы Республиканского центра должны проследить, чтобы этот товар использовался исключительно по прямому назначению.

Таможня без экологов груз не пропустит. Когда при неспешном подходе к экологической сертификации дело дойдет до внутреннего рынка? Ждать можно бесконечно. Но вот информация, которая побуждает действовать. Недавно химики Национального университета проверили ряд продуктов питания на наличие в них тяжелых металлов. Обнаружили, к примеру, в виноградном вине высокие концентрации свинца. Откуда он? С поля у дороги или с поля под заводским факелом? Надо знать и на “грязном” массиве виноград не выращивать, канцерогены — не вкушать.

Наталия ШУЛЕПИНА
\»Несколько сюжетов на фоне маловодья\», 2002г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры