САММИТ «РИО+20»: БУДУЩЕЕ, КОТОРОГО ХОТЯТ НЕ ВСЕ

САММИТ «РИО+20»: БУДУЩЕЕ, КОТОРОГО ХОТЯТ НЕ ВСЕКонференция ООН по устойчивому развитию \»Рио+20\» 22 июня завершилась в Рио-де-Жанейро. Позади — полтора года подготовки, три дня выступлений лидеров стран и 1 миллион печатных листов документов, участники саммита расходятся в оценках его результатов. Страны-участницы заявляют о готовности продолжать путь к \»будущему, которого мы хотим\», в то время как гражданское общество настаивает, что будущее, описанное в итоговом документе, им совсем не нужно.САММИТ «РИО+20»: БУДУЩЕЕ, КОТОРОГО ХОТЯТ НЕ ВСЕКонференция ООН по устойчивому развитию \»Рио+20\» 22 июня завершилась в Рио-де-Жанейро. Позади — полтора года подготовки, три дня выступлений лидеров стран и 1 миллион печатных листов документов, участники саммита расходятся в оценках его результатов. Страны-участницы заявляют о готовности продолжать путь к \»будущему, которого мы хотим\», в то время как гражданское общество настаивает, что будущее, описанное в итоговом документе, им совсем не нужно.

Для некоторых делегатов \»Рио+20\» стал в прямом смысле \»возвращением на место преступления\» — 20 лет назад саммит в бразильском мегаполисе проходил в том же выставочном комплексе Riocentro. В саммите, который стал самым большим мероприятием в истории ООН, приняли участие более 45 тысяч человек, в том числе 12 тысяч делегатов из 188 стран, почти 10 тысяч представителей общественных организаций и 4 тысячи журналистов.

История одного текста

Итоговая декларация саммита (283 параграфа на 49 страницах) сильно отличается от так называемого \»нулевого варианта\» текста, представленного в январе 2012 года. Дело не только в его длине — 24,6 тысячи слов против 7,2 тысячи.

19-страничный черновик, представленный в начале года, после первого же заседания подготовительного комитета увеличился в размерах более чем в 10 раз. В последующие полгода, вплоть до 16 июня, участники переговоров пытались убрать из текста как можно больше квадратных скобок, означающих, что текст в них пока не согласован.

К 16 июня, когда закончилась последняя официальная сессия подготовки к саммиту на высоком уровне, проект итогового текста был согласован всего на 40 процентов. Бразилия как страна-хозяйка организовала интенсивные неформальные консультации на основе своей версии текста, в которую вошли все согласованные формулировки и компромиссные формулировки по всем оставшимся острым вопросам.

В ночь на 19 июня, когда до прибытия глав государств и правительств оставались всего сутки, бразильская делегация объявила, что текст удалось согласовать, и он будет утвержден на пленарном заседании. Некоторые эксперты уже тогда выразили опасения, что саммит, по сути, завершился, не начавшись — его результат оказался известен еще до официального открытия встречи на высшем уровне.

В итоге в \»огне\» долгого и напряженного обсуждения выстояли, в частности, решение о запуске процесса разработки Целей устойчивого развития, которые в 2015 году должны \»сменить\» Цели развития тысячелетия, и решение о создании нового форума высокого уровня по устойчивому развитию при Генассамблее ООН. Кроме того, стороны призвали Статистическое управление ООН разработать новые индикаторы устойчивого развития, которые бы дополнили ВВП, а также договорились расширить членство в совете Программы ООН по окружающей среде (UNEP), не повысив, тем не менее, ее статуса до специализированной организации в системе ООН.

Вместе с тем, странам не удалось принять решение по защите биоразнообразия в международных водах, а параграф, посвященный отказу от субсидий добычи ископаемого топлива, по словам экспертов организации Oil Change International, просто повторяет текст решения, принятого странами \»Большой двадцатки\» на саммите в Питтсбурге в 2009 году.

Итоговый текст сами страны называли и \»наименьшим общим кратным\» слишком разных позиций, и тонким компромиссом, любая попытка нарушить который приведет к коллапсу всей конференции. Возможно, одну из самых удачных формулировок выбрал вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, который назвал проект итогового документа \»приемлемым для большинства участников\».

Общество недовольно

В это большинство, очевидно, не входили общественные организации. В последние три дня они тщетно пытались привлечь внимание к тому, насколько слабым и неадекватным оказался итоговый документ саммита. В частности, в выступлении своего представителя на первом пленарном заседании общественные организации публично \»отреклись\» от текста и потребовали убрать из его первого абзаца слова \»при активном участии гражданского общества\».

За этим последовали петиции под заголовками \»Будущее, которого мы не хотим\», открытые письма от руководства крупнейших экологических и общественных организаций и даже акции протеста на территории центра, где проходила конференция. На одной из них представители молодежи от имени крупного бизнеса и корпораций \»благодарили\» участников саммита за то, что те подарили им будущее, которого они, корпорации, хотели.

Кроме того, о недовольстве общественных организаций говорили и представители \»Диалогов об устойчивом развитии\» — серии специальных мероприятий, которые Бразилия провела в преддверии конференции на высоком уровне. В числе экспертов, направленных от \»диалогов\» на круглые столы с участием глав государств и правительств, были, в частности, экс-президенты Ирландии и Чили Мэри Робинсон и Мишель Бачелет, а также экс-премьер Норвегии Гро Харлем Брундтланд.

Однако все эти усилия прошли незамеченными для текста, который практически не изменился с 19 июня, когда он был утвержден. На итоговой пресс-конференции неправительственных организаций гендиректор Greenpeace International Куми Найду назвал невероятным тот факт, что лидеры стран, \»по сути, не провели ни часа в переговорах по поводу текста\», этим занимались только профессиональные переговорщики.

\»Главы государств просто использовали этот саммит как возможность сфотографироваться в удачном месте… я думаю, люди будут называть этот саммит не \»Рио+20\», а \»Рио минус 20\», — сказал Найду.

Представитель Oxfam Стивен Хэйл на пресс-конференции отметил, что два из трех главных \»лучей света в темном царстве\» саммита в Рио случились за пределами официального переговорного процесса, который, по мнению организации, принес лишь решение по разработке Целей устойчивого развития.

\»Это были трудные \»роды\», но видение нового набора амбициозных целей в области окружающей среды и развития, принятых всеми странами, стало одиноким лучом света в тумане Рио\», — сказал Хэйл.

Двумя другими положительными моментами, отмеченными Oxfam, стали альтернативный саммит общественных организаций, проходивший в другой части города, и инициатива генсека ООН по искоренению голода Zero Hunger Challenge, о которой Пан Ги Мун объявил в последние дни саммита.

Лучше, чем ничего?

Хотя переговорные залы принесли гражданскому обществу мало поводов для радости, за их дверями на \»Рио+20\» произошло довольно много важных событий. По данным ООН, общий объем заявленного финансирования для проектов устойчивого развития сельского хозяйства, энергетики и транспорта, снижения рисков природных катастроф, лесной политики и других направлениях превысил 510 миллиардов долларов. В общей сложности правительства стран, бизнес, общественные организации и университеты представили более 690 новых целей и проектов в сфере устойчивого развития и \»зеленой\» экономики.

В каком-то смысле саммит \»Рио+20\» оправдал ожидания экспертов, большинство из которых прогнозировали лишь незначительный прогресс или даже полное его отсутствие. Так, сопредседатель Международной ресурсной панели ООН Эрнст Ульрих фон Вайцзеккер в ходе своего визита в Москву в мае заявлял, что его прогноз по итогам конференции плохой, поскольку странам из-за серьезных разногласий едва ли удастся даже вновь закрепить принципы декларации Рио-92.

Сам генсек ООН Пан Ги Мун на одной из пресс-конференций перед саммитом отмечал, что, по его мнению, \»программой минимум\» конференции должно стать решение о начале работы над Целями устойчивого развития — и эта \»программа минимум\» была успешно выполнена.

Министр окружающей среды Бразилии Изабелла Тешейра на пресс-конференции преподала журналистам неожиданный урок истории, напомнив, что заголовки материалов в газетах июня 1992 года о саммите, который сейчас считается истоком всего процесса перехода к устойчивому развитию и \»зеленой\» революции, начинались со слова \»разочарование\». Таким образом, министр, по-видимому, рассчитывала убедить всех в том, что роль и значение саммита 2012 года еще предстоит осмыслить.

В последний день саммита Тешейра, объявив о создании в Рио-де-Жанейро центра проблем устойчивого развития, отметила, что теперь город будет ждать саммита \»Рио+40\». \»Нам нужно поддерживать диалог об устойчивом развитии, который мы начали в 1992 году. \»Рио+20\» заканчивается сегодня, но наш путь еще не закончен\», — сказала министр.

Ольга ДОБРОВИДОВА
РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО, 23 июня — РИА Новости.
http://eco.ria.ru/nature/20120623/679787921.html


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры