Судьбы наших городов

«Память прошлого – на карте будущего» — эту статью я написала в конце восьмидесятых годов, работая корреспондентом Узбекского информационного агентства. Перечитав ее в связи со сносом множества  объектов, из-за которых Ташкент просто гудит, поняла, что она ничуть не потеряла актуальности. Тогда, как и сейчас, вопросы городской застройки были среди самых обсуждаемых в обществе.

И тогда беспокоило отсутствие генплана Ташкента, потеря градостроительных ансамблей, бескультурье сноса. Та эпоха в архитектуре и градостроительстве имела ряд преимуществ. Активно работал Союз архитекторов. Регулярно проводились его съезды и пленумы. Архитекторы представляли широкое и активное творческое сообщество. На престижные объекты проводились конкурсы. Проекты и макеты объектов выставлялись в Союзе архитекторов.  Ну и еще одно немаловажное преимущество: существовал ряд проектных институтов, которые, как и Союз архитекторов, финансировались из госбюджета. Среди них — «УЗНИПИреставрация».

Именно этот институт изучал историко-культурные объекты старогородской части Ташкента. В 1985 году подготовил опорный план, очень наглядный для чиновников, принимающих решения. Использовались три цвета: красный, оранжевый, желтый. Если на плане объект закрашен красным, значит, не трожь, историко-архитектурная ценность, которую надо сохранить для потомков. Через два года, в 1987-м, архитекторы завершили аналогичные исследования старого «европейского» центра столицы. Защита на градостроительном совете и стала поводом для публикации.

Что с тех пор изменилось? Городская администрация называется теперь не горисполком, а хокимият. Союз архитекторов потерял прекрасное здание в центре Ташкента, конкурсов и обсуждений не устраивает, съездов и пленумов не проводит.  Его не слышно и не видно. Задачи градостроительства решают районные хокимы, выделяя  землю под застройку. Улицы переименованы. Генплана как не было, так и нет. «УЗНИПИреставрация» более не существует. То, что предлагали архитекторы, более изучать некому. Напомним.

=============================

Память прошлого – на карте будущего

Красным, оранжевым, желтым на плане, подготовленном институтом «УЗНИПИреставрация» отмечены историко-культурные объекты центра Ташкента. 370 таких объектов предложено сохранить. Это наша история, культура. То самое «вчера», которое воспитывает патриота Отечества.

Сегодня в Ташкенте находится под государственной охраной всего 33 таких объекта. Сотни уже снесены. Под угрозой сноса не только отдельные здания, но и целые ансамбли. Об этом докладывали авторы опорного историко-архитектурного плана на заседании градостроительного совета Ташкента.

Можно много говорить о прошлых ошибках и волюнтаризме, когда безжалостно уничтожили дома, освященные именами Алексея Толстого, Анны Ахматовой, Веры Комиссаржевской. О дурном вкусе, когда так «отреставрировали» Иосифо-Георгиевскую церковь, что она потеряла свой первоначальный вид. О непростительной бесхозяйственности, когда лишили арыков громадный Ташкент.

Но помимо слов нужны и дела. Они начались, наконец. Около двух лет специалисты «УЗНИПИреставрации» изучали архивы со времен закладки Ташкентской крепости. Обследован каждый дом на площади около трех тысяч гектаров. На сотни домов составлены особые анкеты.

Год рождения – 1912. Предназначение – здание судебных установлений. Архитектор Г.Сваричевский. Современная судьба – «спрятан» во дворе Управления железной дороги. Да ведь его главный фасад был, пожалуй, не хуже, чем у знаменитого дома Пашкова в Москве. Согласно анкете, дом помечен на плане красным: объект высшей ценности.

Было время, центр Ташкента архитекторы рассматривали как белое пятно, где для сноса все доступно, тем более – одноэтажное жилье. Но вот результат анкетирования: красным помечены целые кварталы на улицах Свердлова, Ульяновской, Якуба Колоса, Хамида Алимджана… «Надо сберечь для потомков уголки старого Ташкента».

Что случилось с центром после 1966 года?

Сохранена лишь треть зданий. Втрое сократилось население. Потерян ряд градостроительных ансамблей, а новых почти нет. Понятна тревога авторов плана: «У предков была культура преемственности, у нас – бескультурье сноса». На опорном плане яркими цветами указано: это трогать нельзя. Это сохранить нужно, но и перенести можно. Желтым помечены объекты, которые разрешается убрать, но только после тщательного изучения и описания.

Эта работа сейчас особо важна: в институте «ТашНИИПИгенплан» готовится технико-экономическое обоснование очередного генплана города.

К чести ГлавАПУ скажем: опорный план составлен по его заявке. Вместе с тем, не может не беспокоить: когда этот план станет законом? Не то в любой из дней мы можем безвозвратно потерять любой из «красных» объектов. Ведь их пока государство не охраняет. К протоколу градостроительного совета с высокой оценкой опорного плана историко-архитектурного центра Ташкента приложен список предлагаемых к охране объектов. Почему мы уже сегодня городской администрации не взять этот список под контроль? Опыт уже есть (вспомним историю «особняка на Саперной»): не так уж у нас осталось много памятников, чтобы не подстраховаться. Тем более внушает опасения ведомственная разобщенность. Два года назад был составлен и одобрен такой же план по старогородской части Ташкента. Он до сих пор не утвержден. Администрация города кивает на  главАПУ, оно – на Министерство культуры, а оттуда опять на горисполком (ред. — ныне хокимият)…

Тем временем начата застройка массива Караташ, от старых домов только пыль летит столбом. Волнует ли это хоть кого-нибудь?

Печальные ассоциации напрашиваются сами собой. Стройка идет. А органы охраны памятников – список-то не утвержден – средств в охрану не вкладывают. В стороне и «УЗНИПИреставрация»: проект охранной зоны от Хадры до площади Дружбы народов должен заказать «Ташгипрогор», но ему средства не отпущены – опять же потому, что списка объектов нет. Вот и ломают. Ладно хоть проект застройки на сей раз оказался «щадящим».

А каким будет новый генеральный план Ташкента, разрабатываемый полным ходом? Учтет ли он, пока суд да дело, историко-архитектурные объекты?

Основания для беспокойства есть. Взять хотя бы недавний так называемый конкурс проектов застройки центра. Его организаторы – Госстрой республики, горисполком (ред. – ныне хокимият), Союз архитекторов Узбекистана – даже не включили в условия конкурса требование сохранить исторические объекты. На радостях сам «УЗНИПИреставрация» левой рукой в своем же конкурсном проекте уничтожил 80 процентов того, что правой рукой запретил сносить. Вот и возникает тревога по поводу бесконечных ошибок:

бумажных конкурсов, за которые платится немало денег, но итоги которых никому, оказывается, не нужны;

череды генпланов, которые в былые годы  утверждались за закрытыми дверями, а потом вновь и вновь нарушались;

секретных, без привлечения тысяч и тысяч горожан, обсуждений и решений по поводу судьбы города, в котором предстоит жить им, их внукам и правнукам;

продолжающихся неоправданных сносов – свидетельства неуважения к самому драгоценному, что у нас есть: истории народа.

Ситуация эта проанализирована год назад на съезде Союза архитекторов Узбекистана. Много звучало тогда острых выступлений. Говорили, что современная застройка Ташкента имеет немало изъянов. Общественные здания отдают барством, площади напоминают раскаленные сковородки, жилье уныло однообразно. Звучали риторические вопросы: быть или не быть? И конкретные: кто виноват? Что делать?

Не зазвучать бы этим вопросам снова.

=======================================================

Зазвучали. «Красные», «оранжевые»,»желтые» объекты массово сносятся. Таких никто никогда больше не построит. А можно было отремонтировать и сохранить память прошлого на карте будущего.

Наталия ШУЛЕПИНА

SREDA.UZ


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Для души

Партнеры