ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2

ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2«Обозри планету» — это предложение начертано на круглой стене павильона. При желании в него могут вместиться человека четыре. Остальные будут через головы заглядывать в экраны, расположенные по круговой, и ждать своей очереди. Нет прямой связи между темой встречи в Канкуне и павильоном в Канкунмессе. Но, во-первых, дух захватывает, когда ты разглядываешь панораму из космоса, а во-вторых… Сначала протиснемся к дисплею. На экране Земной шар. Какую точку на нем выбрать – Бали, Копенгаген, Канкун? Они примечательны тем, что приняли конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата.
«Зеркало-XXI», 29.12.2010г.ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2Никто не ждал нового соглашения об изменении климата от конференции ООН, прошедшей в мексиканском городе Канкун. До 2012 года действует Киотский протокол. И все же все ее участники – политики, экологи, журналисты, представители гражданского общества, прибывшие практически из всех стран мира, рассчитывали на серьезные подвижки в переговорах по сокращению выбросов парниковых газов.

«Обозри планету»

Это предложение начертано на круглой стене павильона. При желании в него могут вместиться человека четыре. Остальные будут через головы заглядывать в экраны, расположенные по круговой, и ждать своей очереди. Нет прямой связи между темой встречи в Канкуне и павильоном в Канкунмессе. Но, во-первых, дух захватывает, когда ты разглядываешь панораму из космоса, а во-вторых… Сначала протиснемся к дисплею. На экране Земной шар. Какую точку на нем выбрать – Бали, Копенгаген, Канкун? Они примечательны тем, что приняли конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата.

А вот южноафриканский Дурбан. В нем в 2011 году пройдет семнадцатая по счету конференция Сторон. Теперь поищем на космоснимках Катар и Южную Корею, ведь только что состоялось заседание азиатской группы, где обсуждались их кандидатуры для приема в 2012 году большого сбора климатологов и политиков. Обе страны приводили аргументы в свою пользу. Другие делегаты тоже высказывались, к примеру, Таджикистан – за Катар, а Узбекистан – за Южную Корею. От принимающей стороны зависит не только стоимость отелей, но и направление дискуссий. Никто из кандидатов не отказался, джентльменского соглашения при выборе страны от Азии не получилось, и вопрос отложен до лета.

ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2Командуя компьютером, я уже скучаю по дому и набираю в строчке «поиск» название своей страны. Уточняю: «Арал». Уж там лето так лето, жара так жара. Во втором «Национальном сообщении об изменении климата» в зоне Аральского моря узбекские метеорологи отметили очень высокие темпы повышения максимальных температур. Число дней с температурами выше сорока градусов увеличилось с середины прошлого века более чем в два раза. На экранах вижу сегменты планеты, в центре которых космоснимки высыхающего Арала. Месяц назад я была в тех краях в командировке, ходила по пескам осушенного дна вместе с лесоводами, собиравшими семена саксаула для будущих посадок. Необъятны пространства осушки. Будут ли там расти леса?

Лес (по Киотскому протоколу) определяется как минимальная территория суши площадью от 0,05 гектара с лесным древесным покровом. На осушке миллионы гектаров. Леса на них и климат смягчат и уменьшат уязвимость к изменению. Что еще важно: они помогут Узбекистану сократить выбросы парниковых газов и таким образом повлиять на рост глобальных температур. Но чтобы посадить и вырастить леса, нужны немалые средства. Где взять?

Механизм чистого развития, созданный по Киотскому протоколу и предполагающий финансирование в развивающихся странах, лесные проекты не любит. Хоть его и критикуют в Канкуне, но по другим поводам, к нашей осушке отношения не имеющим. Другие варианты? Уже ясно, что эта конференция не поддержит механизм по сохранению иных лесов, кроме тропических. В документы конференции включается механизм REDD.

ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2Альтернативный механизм — REDD плюс, придуманный для поддержки иных лесов, не принимается, несмотря на старания Международной климатической сети действий и демонстрантов на улицах. Зато есть решение, призывающее развивающиеся страны запланировать подготовку планов действий по сокращению выбросов от вырубки лесов, создать прозрачную систему мониторинга и отчетности в лесном секторе. Узнав об этом решении, думаю: эх, чуть-чуть с ним опоздали, на пару бы лет раньше! Тогда Сквер в центре Ташкента с более чем триста деревьев выше двух-пяти метров, подпадающий под киотское определение «лес», не был бы вырублен.

Но сейчас нас интересуют посадки в пустыне и источники средств. Еще в 2008-м решением Балийской конференции создан Адаптационный фонд, финансирующий проекты развивающихся стран по адаптации к переменам. В Канкуне много говорится как об Адаптационном фонде, так и о создании еще одного – Зеленого климатического. А еще говорится о необходимости каждой стране подготовить национальные планы сокращения выбросов. Если включим в них облесение дна Арала, получим финансы?

Крепко держи за пуговицу!

Смешной совет дает эксперт-москвич из Всемирного фонда дикой природы. Я его спрашиваю про фонды и средства, а он отвечает: «Знаете, как принято на больших конференциях с участием доноров? Встречать их в перерывах между заседаниями, крепко брать за пуговицу и долго рассказывать об имеющихся проблемах и проектах. И делать это неоднократно. Доноры тоже люди. Этим, кстати, очень хорошо пользуются наши друзья из Африки».

Наверное, поэтому в полном названии Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием упор сделан на Африку. И на этой конференции с участием тысяч человек представители африканских стран выделяются национальными нарядами, энергией, а главное, количеством. Крепко держится группа африканских стран, отстаивая континентальные интересы, в то время как группы постсоветских стран просто нет. Они находятся в разных «приложениях» к Киотскому протоколу. У тех, что признаны странами с переходной экономикой, – одни условия участия, у тех, кто в «развивающихся», – другие.

Единой группы нет, и все же мы, соратники из бывшего большого пространства Союза, на англоязычной конференции в Канкуне по утрам дружно обмениваемся новостями и обсуждаем события предстоящего дня на привычном русском. Мы не политики, не члены официальных делегаций, а представители гражданского общества и журналисты. Можно по-свойски и наехать: «Вы что же, друзья-товарищи?!»…

Как выясняется, Украина и Россия таки настояли на праве продажи неиспользованных квот на выбросы после 2012 года. Квоты ими накоплены в объеме 11 млрд. тонн СО2, что сравнимо с выбросами Японии за десять лет. А между тем Узбекистан готовит проекты по Механизму чистого развития Киотского протокола. Восемь прошли необходимые процедуры и уже реализуются, еще с два десятка проектов на подходе, а дальше в очереди еще и еще. Внедряя передовые технологии, сможем вести расчет с их поставщиками невыброшенными выбросами. Кому-то отчитываться надо, а нам — развиваться. Цена на углеводородном рынке сейчас колеблется в пределах 20-30 долларов за тонну СО2. Если Россия и Украина выбросят на рынок свои «запасы», он просто рухнет. Кто тогда придет к нам со своими технологиями, кому продадим «сокращенные выбросы»?

Все же чувствуется разница между политиками и простыми людьми. Коллеги на утренних посиделках соглашаются с тем, что не по-товарищески их политики дожали решение. Но что поделаешь, теперь у близких стран разные геополитические взгляды.

ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2На этих же утренних встречах активисты из неправительственных организаций Кыргызстана вспоминают, как несколько лет назад их отчизна выступила с инициативой создания альянса горных стран, что обеспечивало бы дополнительные донорские вливания. Но инициативу перехватил Непал. Есть новое предложение: создать альянс горных стран, не имеющих выхода к морю. И будет как в песне: «Вместе мы вдвое сильней». Пожалуй, это стоит обдумать и обсудить. Горы есть и в Узбекистане, и в Казахстане, и в Таджикистане, имеются и общие интересы.

На параллельном заседании, посвященном Таджикистану (он находится в группе развивающихся особо уязвимых стран), обсуждаем общую и больную для Центральной Азии тему водных ресурсов и влияния климата на них.

Современные нормы стока по трансграничной Амударье, согласно прогнозам, сохранятся до 2030 года. К 2050 году ожидается сокращение водных ресурсов по бассейну Амударьи на 10-15 процентов. Возрастет роль водохранилищ. Но ежегодно из-за заиления уменьшается объем Кайраккумского водохранилища. «Сейчас объем заиления составляет около одного миллиарда кубометров, — отмечают эксперты. — Для очистки требуется около одного миллиарда долларов. Нужно, чтобы и страны региона участвовали в ремонтно-восстановительных работах».

Можно на фоне уязвимости Таджикистана поспорить и доказать, что и наши низовья ой как уязвимы. Сопредельные государства, расположенные выше по течению, спускают воду зимой ради выработки электроэнергии вместо того, чтобы накапливать ее в водохранилищах для летних поливов. Даже в год средней водности реально ощутить маловодье и засуху. Когда в высокогорье из-за глобального потепления растают ледники и воды в Амударье станет меньше, еще как сможем поспорить, кто из соседей более уязвим.

На конференции в Канкуне подобных споров хоть отбавляй. Здесь даже грустно шутят по этому поводу: «Развивающиеся и бедные страны доказывают, кто более уязвим, вместо того, чтобы сокращать выбросы, смягчать изменение климата, адаптироваться к переменам».

Фоме неверующему

Журналисту часто приходится выступать в роли Фомы неверующего. В разгар канкунских переговоров о том, кому и насколько снижать объемы углеводородных выбросов в атмосферу, донимаю экспертов провокационными заявлениями: «А говорят, что проблема глобального потепления надумана, что, скорее, произойдет глобальное похолодание…» Фома не верит в глобальное потепление и ничего делать не хочет: «Пусть все идет своим чередом».

Мои оппоненты слишком заняты, чтобы доказывать очевидное, и предлагают проштудировать Четвертый оценочный доклад МГЭИК – Межправительственной группы экспертов по изменению климата. Участвовали в работе над ним сотни авторов. Были учтены тысячи комментариев, полученных от 485 экспертов-рецензентов, правительств и международных организаций. В первых двух томах доклада проанализированы научно-физическая основа изменения климата и ожидаемые последствия для естественных и антропогенных систем.

Доклад доступен в Интернете и его страницы «листаю» в компьютерном зале Канкунмессе. Несомненно, что выбросы парниковых газов от деятельности человека вызвали глобальное потепление. Никогда в истории человечества климат не доводился до такого уровня потепления, к которому направляемся мы.

«Глобальные выбросы парниковых газов с доиндустриальных времен увеличились, при этом рост за период с 1970 по 2004 год составил 70 процентов. За этот же период выбросы СО2 выросли приблизительно на 80 процентов. Наибольший рост парниковых газов обусловлен сектором энергоснабжения – рост на 145 процентов, от транспорта выбросы выросли на ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2120 процентов, от промышленности — на 65. От землепользования, изменений в землепользовании и лесном хозяйстве рост выбросов составил 40 процентов…» Эти цифры – для Фомы.

Среди стран-участниц сомневающихся нет. Их заботят обязательства по снижению выбросов от общего «пирога». Вот их-то и подвергают сомнению наиболее уязвимые: «Развитые страны и страны с переходной экономикой могут и на тридцать, и на сорок и даже почти на шестьдесят (они посчитали) снизить выбросы парниковых газов к 2020 году. А берут обязательства максимум в двадцать». События в Канкуне приближаются к финалу, и все выше температура переговоров.

Наталия ШУЛЕПИНА.
Ташкент-Канкун-Ташкент.
«Зеркало-XXI», 29.12.2010г.

Продолжение.
начало см. http://sreda.uz/index.php?newsid=485
окончание см. http://sreda.uz/index.php?newsid=489


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“ЗИМНИЙ ГРАДУС ЮКАТАНА -2”»

  1. Coigeoketek:

    Hello. And Bye.
    hgjhgjh

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Климат

Партнеры