22 июня 1941 года не забыть

22 июня 1941 года не забытьВспоминает о том, как началась Великая Отечественная война 22 июня 1941 года для него-мальчишки, автор sreda.uz Геральд Владимирович Перевозчиков.22 июня 1941 года не забытьСлово — одному из самых старших по возрасту авторов sreda.uz Геральду Владимировичу Перевозчикову.

Вспоминаю, как \»22 июня ровно в 4 утра Киев бомбили, нам объявили, что началася война…\» Мало осталось ветеранов той поры, да и \»детей войны\», помнящих это событие, практически не осталось. Мои однокашники по институту (геологи, геофизики), ровесники по возрасту, пришедшие в школу с началом войны в сентябре 1941 года, уже не просматриваются на доступном мне Интернет-сегменте.

Мне удалось выжить, видимо, благодаря закалке, полученной в семье военнослужащего, который к началу войны служил на границе с Ираном. Жили мы тогда практически в предвоенных полевых условиях в пастушеской сакле аула на берегу реки Аракс. Отец служил в полку гаубичной артиллерии, гарнизон находился за стенами живописной горной крепости. 22 июня — был редкий воскресный день, когда отец оказался дома, и мы с раннего жаркого утра ушли (родители и три сына) на отдых в низовья Нахичеван-сая.

Вернулись в аул на безоблачном, помидорном закате солнца, опускавшегося за черный, изрезанный горный горизонт. Из черной радиовещающей «тарелки» звучал голос Молотова. Родителям все стало ясно. Война. Через несколько дней, часа в три ночи, приехали на тачанке красноармейцы и увезли нас в крепость. Оказывается, в связи с началом мобилизации кое-кто скрылся в горы. Душманы вырезали семьи военнослужащих.

22 июня 1941 года не забытьПо рассказам родителей, наша семья осталась в числе еще пяти уцелевших. В стенах крепости мы пробыли до исполнения сюжета из известной песни: \»Дан приказ ему на запад, ей — в другую сторону\».

Воинская часть, в которой служил мой отец, — 116 гаубичный артиллерийский полк (ГАП) со штабом в городе Нахичевани (Азербайджан) в составе воинской группировки, сосредоточенной для охраны стратегически важного региона в связи большими запасами углеводородного сырья, которого в Германии не было. Политика Ирана была союзнически ориентирована на фашистскую страну и не дружественна нам. По межгосударственным соглашениям 20-х годов между советской страной и Ираном в случае войны с третьей страной наша страна имела право ввести войска на территорию Ирана. Такая же договорная ситуация у Ирана была с Англией и Францией.

Была некая дипломатическая пауза затишья, около двух месяцев. Полная безнадзорная беззаботная свобода с урюком и персиками без взрывов и артиллерийской канонады для полутора десятка мальчишек и девчонок без школьных занятий – всем было не до нас в стенах обезлюдевшей крепости. Это были ежедневные детские сражения, благо что в гарнизоне хватало учебного инвентаря (гранат, винтовок) и учебного снаряжения, а еще окопов, блиндажей и т.п. В конце августа 1941-го детский рай завершился приказом: на тачанку со скарбом и детишками, как у А. Грибоедова: «с детьми всех возрастов, считая от 8-5 до двух годков». Для нашей семьи — 4 часа на сборы… и на вокзал в Нахичевани – в эвакуацию! Приказ Нахичеванской группировке – оккупировать Тегеран!

Ею на рассвете 25 августа была захвачена погранзастава, и началась оккупация приграничных городов с очень слабым военным противодействием, со скоростью продвижения 25-30 км/сутки и небольшими потерями красноармейцев в живой силе за операцию (50 чел. убито, 100 ранено, 4 заболели). Взято в плен семь тысяч и один генерал. 15 сентября взяли Тегеран. 16 сентября шах Реза-Пехлеви отрекся от престола…Был создан важный территориальный плацдарм для будущих, судьбоносных для мировой истории, Тегеранской и Ялтинской конференций.

А в это время на фронтах Отечественной войны разворачивалась кровавая битва. На главном направлении – на Москву — велось одно из самых кровавых сражений. Под Смоленском убито и ранено 700000 человек. Требовалась поддержка. И ГАП №116, и вся воинская группировка, численностью 37,5 тыс., были остро необходимв. В результате Смоленского сражения впервые продвижение фашистской армии было впервые остановлено на два месяца – сорваны сроки блицкрига на Москву.

На вокзале Нахичевани по законам военного времени мы увидели полное затемнение. Тишина и безлюдье. Все, кому нужно уехали, фронт далеко. Кошмары процесса эвакуации начались в Ростове-на-Дону. Перрон и вокзал забит людьми на кучах узлов и прочего скарба. По рельсам один за другим часто идут встречные поезда.

22 июня 1941 года не забытьНа запад движутся состав за составом, не замедляясь. Зачехлённые или открытые танки, пушки и прочее снаряжение, с оживленными группками красноармейцев на платформах или в открытых окнах вагонов. На восток поезда двигались, существенно медленнее. Мы наблюдали закрытые вагоны санитарных поездов или составов открытых товарных вагонов с перебинтованными красноармейцами, молчаливые фигуры которых выражали только боль и страдание. Состав обычно медленно проходил мимо огромной ошеломленной толпы беженцев в абсолютном безмолвии – это был всеобщий страх и ужас для многих еще неосознанной всеобщей беды…

Для нас, женщин и детей, начался кошмарный маршрут эвакуации в Свердловск. Война была уже в полном разгаре…

Геральд ПЕРЕВОЗЧИКОВ


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Личности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры