ОТ ЛЕДНИКОВ — ДО ДОМЕНОВ

ОТ ЛЕДНИКОВ - ДО ДОМЕНОВЧасть жизни Шухрат Ахунджанов посвятил гидрологии, а в другой были Академия внешней торговли, организация международных выставок в Узбекистане и за рубежом, работа в Госкомприроде и проектах ООН. В 1994-м он создает Центр деловых связей. За пятнадцать лет директорства много чего начинал с нуля. Спрашиваю в юбилей про золотые правила, ведущие к успеху, а он отвечает: «Главное, всегда учиться».
«Новый век», № 38, 24.9.2009г.ОТ ЛЕДНИКОВ - ДО ДОМЕНОВЧасть жизни Шухрат Ахунджанов посвятил гидрологии, а в другой были Академия внешней торговли, организация международных выставок в Узбекистане и за рубежом, работа в Госкомприроде и проектах ООН. В 1994-м он создает Центр деловых связей. За пятнадцать лет директорства много чего начинал с нуля. Спрашиваю в юбилей про золотые правила, ведущие к успеху, а он отвечает: «Главное, всегда учиться».

— Родители с детства говорили: «Учись!». Выучился на гидролога и получил красный диплом. Но еще до его защиты поступил на работу в Гидрометслужбу Узбекистана. Поле деятельности — это горы, снег и ледники. Мы с коллегами ставили в горах снегомерные рейки, совершали облеты на вертолете для определения высоты снежного покрова. Летом на лошадях добирались до верховий Пскема и Соха.

Мы делали прогнозы по воде на вегетационный период: увеличивается сток или уменьшается? Для этого передвигались не только по высокогорью Узбекистана, но и Кыргызстана, Таджикистана. Так объездил всю Среднюю Азию, Памир, Тянь-Шань. Вырос от инженера до начальника снеголавинной службы Узбекистана. Чему она научила? Прежде всего, порядку, точности, ответственности.

Эти же качества нужны были и в общественной работе. В 1983-м месяцев пять провел на сенокосе, уборке овощей и хлопчатнике как заместитель начальника районного штаба. Приходилось размещать людей, организовывать питание и попутно решать массу других вопросов. Очевидно, это оценили: когда союзная гидрометслужба запросила кандидатуру на трехлетнее обучение в Академии внешней торговли для изучения деятельности ООН и других специальных организаций, то направили меня.

В Академии учился специальным дисциплинам и английскому. В конце курса прошел стажировку в Женеве — в отделе гидрологии Всемирной метеорологической организации. Там мне поручили составить программу международной конференции по речным наносам. Насосы — бич всех водохранилищ, в том числе и центральноазиатских. Эту работу выполнил да еще руководство по борьбе с наносами написал, а по итогам защитил диплом. Вернулся в Ташкент заканчивать диссертацию по снежным покровам, но меня опять выдвигают в парторги, с чем я категорически не согласен. Назавтра после собрания написал заявление об уходе.

— Шухрат Мухтарович, резкий поворот изменил ваши приоритеты?

— Мне хотелось использовать знания, полученные в академии. Идет 1988 год. Только что создан Госкомитет по охране природы, куда перешли многие коллеги из гидрометслужбы. Они и позвали работать в международный отдел. Я понимал, что здесь уж точно диссертацию не допишу. Но было интересно налаживать международные контакты в сфере экологии, а потом и промышленности, так как буквально через полгода пригласили в Торгово-промышленную палату. Начал с заведующего отделом внешних связей, через три месяца стал зампредседателя. Приезжали делегации, надо было их встречать, устраивать выставки, семинары. За три года мы организовали в Узбекистане 36 международных выставок.

После двухнедельной индийской по приглашению индийского правительства отправляемся в Дели. Здесь узбекская делегация представляет фарфор завода «Миконд», текстильные изделия от «Шаригули», народные промыслы от «Ханарманда», и свою продукцию показывал на международной выставке Самаркандский виноводочный завод. Почти все министры нас посетили, много публики. Чувствовалась любовь к Узбекистану, чего не было особо заметно в павильоне бывшего Союза. Возможно, на интерес публики повлияло мое интервью на английском индийскому телевидению. А год на дворе 1991-й, Узбекистан уже независимый. В программе «Время» прозвучало: «Узбекистан привез в Дели самые ненужные товары».

— Похоже на ревность.

— Примерно так же развивались события в польской Познани несколькими месяцами раньше. Пока решал организационные вопросы, подружился с директором ярмарки. Когда прибыл на выставку премьер-министр Мазовецкий, то привел он премьера в узбекский павильон. На гостя, как принято, мы надели чапан, гость в ответ улыбнулся, корреспондент запечатлел, и в утренней газете появилось фото с заголовком «Улыбающийся Мазовецкий!». Он, оказывается, обычно не улыбался. Я получил выговор и от посла, и от торгпреда большой страны за то, что премьер пришел в узбекский павильон, не осмотрев союзную экспозицию. «Почему вы его приняли?!» — «Ко мне гость пришел». На той ярмарке ташкентский завод «Компрессор» получил золотую медаль Познаньской международной ярмарки, в то время как от предприятий, представленных от Союза, никто.

— Помогли отличиться золотые правила?

— Прежде всего, помог подход к людям, которому научился на сельхозработах, и, конечно, я придерживался правил, почерпнутых в академии. Одно из таких золотых правил — не опаздывать никогда и никуда. Второе – доброжелательность. Даже если человек не нравится, надо улыбнуться, поинтересоваться, как дела, самочувствие. Польский премьер был всегда серьезен, наверное, ответственность давила. А тут улыбнулся. Правило сработало! Еще одно золотое правило, которому следую по жизни: если обещал, сделай. Ну а если неудача – не падай духом, ведь жизнь многовариантна.

Одним из таких вариантов в начале девяностых после закрытия Торгово-промышленной палаты стала работа в Институте востоковедения, где три года читал курс лекций «Внешнеэкономическая деятельность ООН и специализированные учреждения». Мог бы и дальше. Но в 1994 году открывается проект ТАСИС в Узбекистане. Узнаю о конкурсе за день до подведения черты и успеваю подать заявку на участие. Отбирают 35 кандидатур, из них — пять, из пяти — меня. Ставится задача: создать в Ташкенте Центр деловых связей — маленькую торгово-промышленную палату для развития малого и среднего предпринимательства. Такие же центры создаются еще в девяти странах СНГ. Всем нам, директорам, надо учиться, изучать опыт торгово-промышленных палат Европы, решать практические задачи, такие как поиск помещения, оснащение оборудованием, подбор кадров.

— Сработало правило «если обещал, сделай»?

— Когда в 1998 году финансирование проекта закончилось, все другие центры закрылись, а наш ташкентский сохранился и продолжает работать. Он перешел на самофинансирование. Теперь это частное предприятие, учрежденное нашей командой. В самом начале проекта не только директор, все сотрудники прошли обучение в ТАСИС. А с обученной командой можно работать for ever, как говорят англичане.

Первым нашим успехом было участие в Европартенариатах, где собирались для поиска партнеров, заключения контрактов представители малого и среднего бизнеса из восьмидесяти стран. Европартенариаты проводились в разных странах Европы. В четырнадцати за шесть лет участвовало от Узбекистана более двухсот человек. Каждый раз Центр деловых связей объявлял конкурс, и было жюри из представителей профильных структур. Предприниматели писали бизнес-планы, объясняя, что хотят от зарубежной поездки. Мы выезжали на предприятия, отбор был жесткий. Запомнилось, как после поездки в Швецию предприниматель из Намангана сказал: «Теперь я знаю, как надо работать».

Организовывались не только выезды, но и приезд экспертов. Более трехсот экспертов Европейского Союза приезжали в Узбекистан для консультаций узбекских предпринимателей. Мы проводили тренинги, семинары с Европейской торгово-промышленной палатой и с палатами стран. А еще организовали при ЦДС клуб иностранцев. Дохода он не приносил, но собиралось до 70 человек. В заседаниях клуба участвовали специалисты из министерств и ведомств, Центрального и Национального банков. Они рассказывали про подготовку законопроектов «О гарантиях защиты прав иностранных компаний, «О внешнеэкономической деятельности». Обсуждались экспортно-импортные правила, правила торговли и соблюдения законодательства в зарубежных странах, что необходимы при экспортно-импортных операциях. Очевидно, что дискуссии в клубе представляли общий интерес.

ОТ ЛЕДНИКОВ - ДО ДОМЕНОВМы, организуя дискуссии, продолжали учиться. Будущее центра видели в развитии сети сервисных услуг. И потому в 1995 году Центр деловых связей, известный многим по английской аббревиатуре BCC, стал одним из первых интернет-провайдеров в Узбекистане. В отличие от раскрученных провайдеров с иностранным капиталом мы остаемся чисто узбекской фирмой. За количеством не гонимся, середнячки, но обеспечиваем качественное обслуживание. Оказываем услуги по разработке бизнес-планов, завели малую типографию с цветной печатью, выполнили несколько заказов на поставку оборудования для производства мешков из полипропилена, оборудования для макаронных фабрик, пиццерий, производства мороженого.

— Демократизм относится к вашим золотым правилам?

— Иногда да, иногда нет. В каждой работе нужно управление. А управление и демократия не всегда идут вместе. Управленец иногда и диктатор. Если есть цель, надо к ней идти и добиваться.

— Шухрат Мухтарович, очевидно, ваши юношеские цели в сфере экологии, гидрологии остались далеко в прошлом. Деловые связи оказались приоритетней?

— Деловые связи оказались чрезвычайно важны для экологии. Около трех лет я представлял в Региональном экологическом центре Центральной Азии промышленность и бизнес Узбекистана. Участвовал в консультативном совете, где председателем был мой любимый писатель Чингиз Айтматов. В 2009 году по приглашению РЭЦ ЦА участвовал в конференции «Экономика, проблемы и развитие бизнеса в Центральной Азии». Выступал с докладом от страны о том, как развивающийся бизнес влияет на окружающую среду. Убежден, каждый риск надо оценивать, предвидеть, что очень важно при размещении промышленных предприятий. Использование недр должно быть безотходным, не должно влиять на окружающую среду и человека.

С опытом рационального использования природных ресурсов я знакомился, бывая в зарубежных командировках. Был счастлив, когда во время стажировки в телекоммуникационном институте в Монтано нас, стажеров, свозили в Еллоустоунский национальный парк США. Там — гейзеры, быки, дикая природа, лес и горы…

— В вашем бизнесе были истории, которые вам приятно вспоминать?

— Конечно, одна из них о том, как вернулся в Узбекистан domen UZ. Сейчас некоторые домены стоят очень больших денег, до миллиона долларов. После регистрации имя принадлежит владельцу, и он может его перепродавать, чем и решил воспользоваться один предприимчивый предприниматель из Германии. Он зарегистрировал domen UZ в международной ICANN и рассчитывал получить за него крупную сумму. Я его убедил с помощью золотых правил, что это нехорошо, и он подарил домен Узбекистану. Теперь его владелец — правительство, и на этом домене регистрируются многие узбекистанские сайты.

— Сейчас, когда вы объясняли про домен, наверняка не все читатели поняли, о чем это вы. Трудно было вникать в информационно-коммуникационные технологии?

— Мне всегда было интересно учиться. И сейчас учусь.

Беседу вела Наталия ШУЛЕПИНА
«Новый век», № 38, 24.9.2009г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“ОТ ЛЕДНИКОВ — ДО ДОМЕНОВ”»

  1. рустам Ибрагимов:

    Наташа Привет!
    В статье прошла одна ошибка. Шухрат Мухтарович вначале работал в Госкомприроды начальником управления НТПиП. Потом ушел из системы Госкомприроды. Затем через 3-4 года вернулся и стал начальником международного отдела.
    Рустам

  2. Sh Natalya:

    Рустам, это не ошибка. Просто все факты биографии и все перипетии жизни такого яркого человека в формат статьи трудно включить. А знаю я Ахунджанова еще с Гидромета, до Госкомприроды и Центра деловых связей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Личности

Партнеры