ВСЮ ЖИЗНЬ ЕГО ЗВУЧИТ ГОБОЙ

ВСЮ ЖИЗНЬ ЕГО ЗВУЧИТ ГОБОЙ Рассказ о Виталии Львовиче Мелкомини отношения к экологии не имеет. Захотелось немного выйти из темы и написать о человеке искусства. Тем более, что приближается годовщина Победы. А Мелкомини удостоен медали \»За доблестный труд в 1941-1945 годы\». Всю жизнь работал, и сейчас работает.
Sh NatalyaВСЮ ЖИЗНЬ ЕГО ЗВУЧИТ ГОБОЙ«Может быть, ваше имя не попадет в книгу рекордов Гиннесса, но в книгу рекордов музыкантов Узбекистана уже попало!» — утверждали на концерте в Государственной консерватории, данном в честь музыканта и педагога Виталия Львовича Мелкомини к его 85-летию. Учит студентов до сих пор и, конечно, музицирует.

Он — гобоист. Духовой инструмент полюбил еще в детстве — повлияли семья и круг общения родителей. Отец, закончивший Миланскую консерваторию, известный в России лирический тенор Лев Мелкомини, приехал в Ташкент в 1920-м. Здесь участвовал в создании оперного дела, как оперный солист и камерный певец участвовал в прямых радиотрансляциях. Изучал макомы, ставил голоса будущим знаменитостям и даже, как гласит семейная легенда, повлиял на судьбу Тамары Ханум. Когда муж не пускал ее на сцену, артистка неделю прожила в семье Мелкомини. А потом отец на коленях, так по семейной легенде, просил молодого супруга разрешить ей танцевать на сцене.

Творческая связь была у семьи со всеми оперными и драматическими ведущими артистами, дирижерами Ташкента. В доме бывали Халима Насырова, Ашрафи, Успенский.

У яркого и деятельного человека подрастали сыновья. Старший учился игре на контрабасе. А младшего отец отдал, чтобы не болтался на улице, на обучение к другу-гобоисту, преподававшему в музыкальной школе при Дворце пионеров. Так и определился выбор инструмента у Виталия. Поступил учиться в 1936-м. А в 1939-м изменился ее статус — стала школой для одаренных детей при консерватории. Занимались в тех же стенах те же педагоги и двадцать учеников, среди которых мальчик, играющий на гобое.

В этом же году ему пришлось из школы уйти — репрессировали отца. Виталий Львович об этом вспоминать не любит. Отца все же выпустили из застенков, но измученным инвалидом. Он умер за неделю до начала войны. Старший брат ушел на фронт добровольцем и там погиб. А дома — нужда. Младший в семье пошел работать на завод чугунно-хозяйственной посуды, а вскоре был мобилизован на 77-й оборонный завод. Там поступил в школу фабрично-заводского обучения — ФЗО и через полгода встал за станок токарем третьего разряда. Завод (в последствии — экскаваторный) производил авиабомбы.

До музыки ли, когда для подростков смены длились по двенадцать часов? Оказалось, да. В свободное время Виталий брал в руки гобой.

ВСЮ ЖИЗНЬ ЕГО ЗВУЧИТ ГОБОЙОднажды, возвращаясь со смены, встретил директора консерватории. «Ты почему такой чумазый?» — «Работаю, иду с завода». — «Приходи-ка ты в школу с заявлением». Так возобновилась учеба в музыкалке. Это днем, а ночью — работа. Начальник цеха назначил токаря Мелкомини наладчиком оборудования и поручил («тебе уже шестнадцать») заняться воспитанием пацанов. Тогда уже, в 43-м, он стал наставником. А в 1944-м, продолжая работать на заводе и учиться музыке, начал играть в оркестре Театра юного зрителя. С этого времени и идет отсчет его трудовой творческой биографии, которой уже 65 лет.

Нынешним его ученикам невозможно представить столь напряженный ритм жизни. Работали ведь без выходных. А в конце войны появился указ о праве на выходной в воскресенье для учащихся. Он и воспользовался выходным, однажды спокойно отыграв спектакль в театре.

За такую вольность рабочего-музыканта вызвали в суд и судили как преступника. Такое было время, когда за прогулы и опоздания лишали трети зарплаты. Представил документ, что учится. Приговор суда был оправдательный. Ему был дарован законный выходной для учебы и игры на гобое.

Музыкальную школу-десятилетку Виталий Мелкомини закончил в 1946-м. Потом она получит известность как школа имени Успенского, а он станет на многие десятилетия ее педагогом.

Далее была в его жизни консерватория. Пришел сюда с медалью «За доблестный труд» в военные 1941-1945 годы. Но и здесь, в высшем музыкальном вузе республики, много приходилось трудиться. Продолжал совмещать учебу с работой, став солистом симфонического оркестра радио Узбекистана, играл в оркестре театра имени Мукими, театре оперетты.

Был в его судьбе и оркестр народных инструментов, где талантливый музыкант увлекся узбекской национальной классикой, реконструировал сурнай и играл на обновленном инструменте. А потом преподавал как по классу гобоя, так и по классу сурная в консерватории. С 1953 года по сегодняшний день он — ее педагог, и уже давно — профессор. ВСЮ ЖИЗНЬ ЕГО ЗВУЧИТ ГОБОЙНа концерте в честь юбиляра подарком ему и слушателям стало выступление камерного оркестра «Туркистон» и учеников юбиляра, а также учеников его учеников, игравших на гобое и других духовых инструментах.

А коллеги тем временем подсчитывали, скольких он выучил. Они играют в оркестрах многих стран мира. Вот и нынешние — уже лауреаты республиканских и международных конкурсов. Очевидно, потому и присвоено музыканту звание «Заслуженный наставник Республики Узбекистан», что умеет раскрывать таланты. На концерте было много цветов, рукопожатий, объятий от различных творческих коллективов столицы. А профессор до последней ноты волновался. И звучал гобой.

Наталия ШУЛЕПИНА
«Зеркало XXI», 20.4.2011г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Личности

Партнеры