Прогулки по Ташкенту из февраля в март

 Пройдемся по городу в смену сезонов, а, пожалуй, и в смену эпох.  

 Зимы 2018-2019  практически на было. В конце февраля чуть-чуть порадовала пару дней.

Воздух хорош, но снег под ногами не хрустит. Да и для снежков снега маловато. Климат заметно меняется, особенно в зимний период. Осень плавно переходит в весну.

Канал Салар облагорожен. Но мы-то знаем, что купаться в нем нельзя.  Сюда сбрасываются грязные стоки. «Моржи» купаются в Анхоре.   

Урюк цветет уже в феврале.

На центральной улице Навои новые тротуары.

А вот и сам  поэт и мыслитель Алишер Навои на постаменте. 

Солнце пригревает. Но не каждый день, и вечером прохладно. 

Есть еще уголки в Ташкенте, где слова «снос» и «застройка двора» не звучит. Там по домашнему жарят шашлыки и наслаждаются покоем. 

Много дворов, где покой лишь только снится. Захват дворов многоэтажной жилой застройки в Ташкенте продолжается, несмотря на сопротивление жителей и законодательство. 

В близком соседстве застройщики видят перспективы для развития бизнеса, жители — угрозу безопасности.  

Дом на Нукусской,2 в Ташкенте  пока радует глаз. Но никто не гарантирует, что застройщик двора, «сев» на коммуникации дома, не лишит людей стабильной подачи электроэнергии, тепла, воды. 

Для чего нужны дворы? В законодательстве четко прописаны нормы в квадратных метрах на каждого жителя дома. Указано, сколько нужно ребенку, сколько — взрослому, сколько квадратных  метров полагается на детскую и спортивную площадки. Этим мальчишкам еще везет. Двор не захвачен застройщиками, есть, где запустить змея и побегать за ним, когда его понесут воздушные потоки.

Алайский базар считался местной достопримечательностью. Раньше утверждали, что здесь можно купить все.

И это часть Алайского. Маловато покупателей. То ли реконструкция самого базара виновата, то ли снос. Возможно, базар возродится со строительством нового жилого массива. 

Через дорогу от Алайского базара (раньше эта улица называлась Каблукова).

Новый жилой массив возводится на месте старого Ташкента постройки начала XX века.

Вместе с домами исчезают улицы, и скоро никто не вспомнит их названий — Кренкеля, Малясова, Обсерваторскую…

На улицах обязательно были арыки в земляном русле, это потом их стали бетонировать. Водой из арыков поливали в жару улицу. Они же давали влагу деревьям. Деревья росли в два-три ряда, прикрывая фасады и создавая микроклимат.

Дома старого Ташкента несколько лет в ожидании сноса не ремонтировались. Между тем в восьмидесятые годы прошлого века столичные архитекторы рассматривали эту часть города как заповедную. Предполагалось ее отремонтировать и водить сюда туристов. Стены толщиной в метр, комнаты высотой выше четырех метров. Кирпичи с вензелями. Их называют «николаевскими».  Строились эти дома еще при царе Николае втором. Они — особого стиля, и такие больше никто не построит.

 Сейчас сюда приходят, чтобы сохранить в своем архиве исчезающую архитектуру, сделать фото на память. Грандиозный слом.

 Ворота представляют интерес. Впрочем, и почтовый ящик тоже. Он один на несколько семей, свидетель многолетнего добрососедства. Артефакты отправятся на свалку. Музея Ташкента нет. А какую коллекцию еще не поздно собрать!..

Большая Луна над городом. 

Наталия ШУЛЕПИНА

SREDA.UZ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Фото

Партнеры