Альтернативная энергетика в Узбекистане

Альтернативная энергетика в УзбекистанеУже несколько лет идет работа над проектом закона об альтернативных источниках энергии. Но нет пока долгосрочной национальной концепции развития альтернативной энергетики, которая должна стать его основой.Альтернативная энергетика в УзбекистанеТема альтернативной энергетики в Узбекистане освещена в двух номерах газеты \»Норма\» (№ 45 и № 46 2014г.) под рубрикой \»Законодателю на заметку\». Размещаем на sreda.uz этот материал с некоторыми сокращениями. Ссылки на источник см. в конце текста.
——————————————————————————

Энергетика не по плану

Уже несколько лет идет работа над проектом закона об альтернативных источниках энергии. Но нет пока долгосрочной национальной концепции развития альтернативной энергетики, которая должна стать его основой.

Рынок плюс-минус Узбекэнерго

Сегодня сфера альтернативной энергетики развивается по президентской программе, принятой в декабре 2010 года «О приоритетах развития промышленности Республики Узбекистан в 2011–2015 годах».

Прототип национальной концепции в 2013 году разработала Ассоциация предприятий альтернативных видов топлива и энергии, объединяющая более трех десятков хозяйствующих субъектов, инвестирующих в зеленую энергетику. Прототип концепции базируется на нескольких узловых моментах. Первый – это создание при Кабинете Министров специально уполномоченного органа, ответственного за координацию и развитие альтернативной энергетики. До сего момента «первую скрипку» профильного ведомства играл и продолжает играть флагман традиционной энергетики – Узбекэнерго.

Частный капитал – если ориентироваться на мнение членов Ассоциации – не устраивает такая раскладка: ГАК «Узбекэнерго» – монополист и конкурент бизнесу, его генерирующие «традиционные» мощности конкурируют с альтернативными направлениями в энергетике.

Можно сколько угодно долго фантазировать на тему «альтернативная энергетика», но факт остается фактом: слишком много вложено в традиционные источники, чтобы не учитывать «сопротивление материала». Налицо – внутриотраслевой конфликт интересов.

Почему регулятор должен «расти» из Кабмина, понятно. Этот государственный орган отвечает за разработку программ развития электроэнергетики (Статья 6 Закона «Об электроэнергетике» от 30.09.2009 г. N ЗРУ-225) и уже имеет под собой Узгосэнергонадзор. Приспосабливать последний под нужды бесхозной «альтернативы» Ассоциация не считает целесообразным, поскольку у ведомства другие задачи и предостаточно своих нерешенных проблем.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеВторой узловой момент концепции – развитие рынка электроэнергии. В настоящее время магистральные и распределительные электрические сети находятся в ведении ГАК «Узбекэнерго». Сфера является естественной монополией. Нужен рынок, свободный от монополий, с минимальными входными издержками и приоритетным подключением к магистральным электрическим сетям операторов альтернативной энергетики.

С появлением альтернативных источников энергии для конкуренции появляется технологическая основа. Однако есть вещи не совместимые с рынком: цены на электроэнергию, вырабатываемую традиционными источниками, учитывают лишь затраты на топливо, эксплуатацию и обслуживание текущих генерирующих мощностей и т. п. Но не учитывают затраты на модернизацию и введение в строй новых мощностей. Чего никак не может себе позволить альтернативная энергетика.

Для того чтобы выровнять изначальный перекос, нужна многоуровневая государственная поддержка. Для развития сферы требуется комплексное стимулирование инвестиций в нетрадиционные источники на государственном уровне в масштабе, сопоставимом со стимулированием традиционной энергетики. Поддержка нужна, начиная с выделения территорий под размещение соответствующих объектов и заканчивая установлением благоприятного налогового и конвертационного режимов.

Проект закона

Проект будущего закона об альтернативных источниках энергии уже побывал в Законодательной палате действующего созыва и отправлен на доработку в Кабмин. Сейчас наверняка можно сказать, что закон будет рамочным, устанавливающим общие принципы регулирования сферы. Также известно, что на сегодняшний день проект содержит стимулирующие нормы, согласно которым:

ни физическим, ни юридическим лицам не потребуется отдельного разрешения в случае производства энергии для собственного пользования при условии неподключения такой энергоустановки к единым энергетическим сетям;

энергоснабжающим организациям будет запрещено отказывать в сбыте энергии, произведенной на основе альтернативных источников энергии;

производители оборудования для отрасли на целых 15 лет будут освобождены от ряда налогов (на имущество в части стоимости своего технологического и испытательного оборудования, на прибыль и земельного), а также от таможенных пошлин и кое-каких других обязательных платежей;

пользователи энергии (юридические лица) тоже на 15 лет освобождаются от налога на имущество в части стоимости соответствующего оборудования и вполовину меньше будут платить за выбросы вредных веществ;

Альтернативная энергетика в Узбекистанебанки и страховщиков «подвяжут» на льготное кредитование производителей и страхование их технологического и испытательного оборудования;

пользователи (физические лица) будут, согласно проекту, тоже освобождены от подоходного налога с целевым направлением этой суммы на возврат кредитов для закупки альтернативных источников энергии.

Останутся ли эти нормы в законодательном акте к моменту его принятия, покажет время.

Стартовые возможности

Каковы стартовые возможности и потребности различных направлений альтернативной энергетики в Узбекистане?

Для производства фотоэлектрических модулей для солнечных электростанций в Узбекистане имеется мощная возобновляемая база сырьевых ресурсов. Действует завод для производства технического кремния. Он сможет выдавать завтра не только поли-, но и монокристаллический кремний тоже. Что нужно? Инвестиции, технологии.

Планируя производство систем солнечного горячего водоснабжения, надо иметь в виду наличие сырьевой базы для изготовления стеклянных труб – базового компонента системы горячего солнечного водоснабжения. Данное направление развито на уровне создания экспериментальных объектов, широкого распространения пока не получило. Необходимо упростить процедуры внедрения данной технологии и дать операторам налоговые льготы как минимум по земельному и налогу на прибыль.

Для производства электроэнергии и тепловой энергии на основе биогаза имеется достаточная сырьевая база (отходы животноводства, сточные коммунальные воды, растения-галофиты и т. п.). Необходимо создавать благоприятные условия для привлечения инвестиций.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеДля производства ветроэнергетических установок технический потенциал сферы невелик, география – ограничена. Нужны частные и иностранные инвестиции в сферу производства, а также преференции для потребителей.

Реально производство малых гидроэлектростанций. Спрос на малые электростанции имеется. Вместе с тем значительное количество станций ведомственной принадлежности законсервировано без возможности их использования частным бизнесом. Нужны государственная поддержка как производителей энергии на базе малых ГЭС, так и ее потребителей, расконсервация объектов.

Является приоритетным и производство светоизлучающих диодов. Это направление на дальнюю перспективу. Сырьевая база, в принципе, достаточна, но требует разработки. Научно-технический потенциал местных специалистов высокий. Целесообразно развивать данное направление под государственную гарантию.

Вполне возможно производство быстро перезаряжающихся необслуживаемых аккумуляторных батарей со сроком службы 20 лет и более. Джизакский аккумуляторный завод специализируется на производстве кислотных аккумуляторов для сельхозтехники, которые непригодны в целях использования в ВИЭ-установках. Нужно привлечение частных, в том числе иностранных инвесторов. Нужно расширение номенклатуры Джизакского аккумуляторного завода. Нужна организация производства гелиевых аккумуляторных батарей (ГАБ) для солнечных электростанций на основе утилизации щелочных и кислотных АБ.

Рассмотрим развитие производства контроллеров, инверторов и информационно-измерительных систем для альтернативных источников энергии. В Узбекистане в этом направлении работает ряд НИИ и предприятий, часть важнейших комплектующих завозится из-за рубежа. Следует упростить доступ этих организаций к валюте и таможенные процедуры по данной категории импорта.

Что делается для развития ВИЭ

В минувшем 2013 году на базе НПО «Физика-Солнце» совместно с АБР в столице создан Международный институт солнечной энергии. Он должен стать региональным центром научно-экспериментальных исследований и создания перспективных технологий в этой сфере.

В Самаркандской области строится колоссальная солнечная фотоэлектрическая станция (совместно с АБР) мощностью 100 МВт. Еще 6 регионов республики «зондируются» на предмет строительства подобных объектов.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеВ 2012 году введен в эксплуатацию Навоийский завод по производству технического кремния (совместно с южнокорейской компанией «Неоплант») мощностью 12 тыс. тонн в год. На территории СИЗ «Ангрен» завершается строительство второго завода по производству кремния (с участием южнокорейской компании «Шиндонг Энергоком») мощностью 5 тыс. тонн в год. В 2014 году на территории свободной индустриально-экономической зоны «Навои» инициировано производство фотоэлектрических панелей (с участием компаний КНР) первоначальной мощностью 50 МВт, а в специальной индустриальной зоне «Джизак» – предприятие по выпуску солнечных тепловых коллекторов годовой мощностью 50 тысяч единиц. У республики – большие планы по массовому строительству энергоэффективных домов с внедрением технологий солнечной энергетики в сельской местности, оснащению солнечными коллекторами образовательных и медицинских учреждений.

По словам Президента страны, проблема использования солнечной энергии в Узбекистане устойчиво переходит из области научных изысканий и опытных разработок в сферу практического применения. Это означает, что республика накопила потенциал, достаточный для устойчивого перехода. И теперь, по идее, национальный бизнес должен на гребне этой высокой волны влиться во все соответствующие процессы и уже собственными силами развивать то, что делалось до сих пор, главным образом, с помощью зарубежных инвесторов. А вопрос конкурентоспособности «зеленых» киловаттов будет решен с помощью локализации. Но так ли это?

Локализация не сделает погоды…

Аббос АЛИМБАЕВ, председатель научно-технического совета Ассоциации предприятий альтернативных видов топлива и энергии:

– Альтернатива обходится недешево. Приходится импортировать большую часть комплектующих для фотоэлектрических систем – кремниевые панели-преобразователи, особое стекло, пленку, пластик, электронные блоки, транзисторы, аккумуляторы. Однако стоимость импорта в производственной себестоимости составляет всего лишь порядка 28 процентов. Основную стоимость формируют материалы и комплектующие местного производства. Если к этому прибавить прочие издержки, включая амортизацию основных фондов и оборудования, заработную плату работников, ЕСП и ЕНП, плюс заложить какую-то минимальную рентабельность, то получается, что отпускная цена 1-киловаттной «зеленой» фотоустановки составляет ни много ни мало 16 млн сумов. А с учетом подключения конечного потребителя к установке и прочих сопутствующих работ – и все 18–20 млн, в зависимости от того, где находится ваш потребитель… Если я собрал и использую эту установку для собственных нужд, все это по-любому «сядет» на себестоимость моей продукции.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеЛокализация не сделает погоды в отношении себестоимости «зеленого» киловатта. В связи с этим возникает вопрос: если мы развиваем альтернативную энергетику лет 13–14, чуть ли не с 2001 года, может, уже тогда нужно было делать мониторинг и просчитывать возможную себестоимость? Если интерес республики к альтернативной энергетике объясняется и подпитывается реальной в ней потребностью, а не существующими договоренностями по линии членства в международных организациях, то для развития и широкого внедрения никак не обойтись без дотаций, соразмерных с дотированием традиционного топливно-энергетического комплекса.

Я считаю неправильным делегировать развитие альтернативной энергетики ГАК «Узбекэнерго» и ее структурам. Должен быть создан независимый орган управления при Кабинете Министров, а не при Министерстве экономики или тем более на базе Узгосэнергонадзора, как предлагалось некоторыми экспертами. У этих органов и структур совсем другие задачи и проблемы. Кроме того, совершенно очевидно, что альтернативная энергетика – это не дополняющее, а конкурирующее направление для Узбекэнерго.

Большая проблема для инвестора – это доступность информации. Текущая статистика по производству и потреблению электроэнергии, прогнозные показатели роста экономики – в лучшем случае эти данные можно услышать на конференциях или прочитать в зарубежных источниках.

Узгидромет тоже не дает свои цифры, а нам сейчас позарез нужны карты ветров по республике! Скорость, периодичность, направления… И не в пределах 12 м высоты, а на 100–130 м, как в Европе. Ветрогенератор будет нормально функционировать при скорости ветра не менее 6–7 м/с. В Германии, Испании есть высотные 5–10-мегаваттные ветроустановки: на одном таком «ветряке» может авиационный завод работать! Да, все знают плато Устюрт, пойму Амударьи, Янгиерскую зону, где постоянно дуют ветры, но нам все равно нужна точная карта. Речь идет о серьезных инвестициях, а такие вещи не делаются навскидку, как пойдет…

Интенсивность солнечного излучения тоже везде разная, значит, нужны карты солнца. И их тоже нет.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеДо того как разрабатывать проект закона и вообще начинать усиленно работать в этом направлении, нужно было изначально: а) разработать и утвердить национальную концепцию развития альтернативных видов энергии и топлива и б) создать соответствующую государственную программу – с прогнозными параметрами и расчетами по всем направлениям (солнце, ветер, малая гидроэнергетика, биогаз и т. д., и т.п.). Какое направление должно быть приоритетным? В каком соотношении альтернативные источники должны сложить свою совокупную долю в энергобалансе? Какую долю должен покрыть частный бизнес? Что можно поднять с помощью государственно-частного партнерства? Если нет государственной программы, о чем говорить!

Исходя из этих двух базовых документов (концепция и программа) можно будет создавать законодательную и нормативно-техническую базы под альтернативную энергетику. Колоссальное количество нормативных документов разного уровня, принятых в республике с 1992 года, требует инвентаризации с точки зрения соответствия интересам развития «альтернативы».

Проекты в области альтернативной энергетики обязательно должны учитывать наши климатические особенности. Сегодня в Самаркандской области реализуется крупный инвестиционный проект – строится 100-мегаваттная фотоэлектрическая станция. Речь идет о колоссальной установке в несколько тысяч метров. Возможен и иной вариант достижения такого же эффекта. Ставить не одну станцию на 100 МBт, а десять 10-мегаваттных в разных регионах. Гигантскую установку постоянно (поскольку климат у нас сухой и велика запыленность) потребуется протирать специальным составом. Без этого пыль просто уничтожит ее КПД. А чем меньше по площади установка, тем проще это технически делать. Да и при десяти меньших станциях выше гарантии стабильной работы системы в целом. До принятия решения, когда проект обсуждался, об альтернативной возможности, плюсах и минусах обоих вариантов говорили члены нашей Ассоциации (в Ассоциации есть и субъекты бизнеса, и научные институты системы АН РУз.).

Дай Бог, чтобы строящаяся крупная солнечная станция отлично работала, оправдала возложенные на нее надежды! Но, как я уже сказал, в первую очередь нужна концепция, которая бы учитывала все аспекты и условия развития альтернативной энергетики. И в том числе – климатические особенности и риски.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеЧто сегодня есть у бизнеса? Для того чтобы попасть в инвестиционную программу, он обегает десятки кабинетов, находит определенное русло знакомств, кое-как через ведомства ему перепадает «кусок пирога». Ну и что дальше? Проект со всеми его преференциями заканчивается года через два-три года, а жизнь-то продолжается! Только уже по иному курсу, без льгот и, соответственно, рентабельности. Кто будет ввязываться в долгосрочные инвестиции с такой себестоимостью на таких условиях и с коммерческими кредитами по 18–20 процентов? Он же – производитель – все равно покупает и завозит оборудование на свои деньги, ну и дайте ему 8–10 процентов!

Если инвестиционная программа – это игровая площадка на два–пять лет, в ней нет смысла. Вы же, когда у вас в семье рождается ребенок, не говорите: «До пяти лет повоспитываю, а потом пусть сам выкручивается». За последние семь лет я помню только один–два случая, когда мы писали-писали и получили в итоге возможность импортировать оборудование по курсу Центрального банка для кого-то из членов Ассоциации.

Чтобы развивать отрасль, нужны стандарты. Чтобы поднять технико-нормативную часть, нужен заказчик. Первый стандарт по биогазовым установкам мы сделали, АБР выделил на это 10 млн сумов. Сейчас нужно делать по солнечной энергетике и по ветру. Но заказчик – кто? Кто будет платить за эту работу?

Что касается локализации, Ассоциация считает, что на базе Узпахтамаша, объектов химического машиностроения, заводов «Фотон» и «Электроаппарат», а также Алмалыкского завода металлоконструкций нужно создавать корпорацию, которая будет специализироваться на выпуске оборудования для альтернативной энергетики, исходя из имеющейся сырьевой базы. Производить те самые конверторы, поли- и монокристаллические кремниевые панели и т. д., и т. п.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеДа, Узпахтамаш сегодня почти банкрот, Алмалыкский аккумуляторный – практически то же самое. Но есть мощности, оборудование… Инженерно-технический состав «распылился», конечно, но собрать специалистов, я думаю, можно. Есть еще одно предложение: огромное количество малых ведомственных ГЭС (порядка 90 процентов) заморожены, не работают. Зачем держать их в законсервированном состоянии – продайте или сдайте их бизнесу, он запустит! Не дают.

КПД в 25 процентов – это предел для «старой» физики

Рамизулла МУМИНОВ, академик АН РУз, член-корреспондент РАН, профессор, главный научный сотрудник НПО «Физика-Солнце»:

– На лабораторных кремниевых образцах максимальный КПД панели не превышает 25–26 процентов. Я бы сказал, это предел для «старой» физики. Широкое производство обеспечивает на монокристаллах 20–22 процентов КПД, на поликристаллах – 18–20 процентов, но надо учитывать климатические условия республики. При температурах выше 30С эффективность кремниевых элементов резко снижается. Следовательно, нужно либо комбинировать производство электроэнергии с теплоотводом, и таким образом часть тепла будет использоваться, к примеру, для нагрева воды. Либо нужно решать эту проблему каким-то иным способом. Например, использовать термоэлектрические преобразователи (тепловой энергии в электрическую).

Есть еще варианты – голографическое покрытие, функциональный керамический слой, к примеру, и другие – из области нанотехнологий. Это дает возможность повысить КПД панели, снижая тем самым себестоимость солнечной энергии. Чтобы она была конкурентоспособна по отношению к традиционным источникам, ее себестоимость не должна быть выше 5–6 центов за 1 кВт.

Срок службы панели – 20–25 лет, за этот срок ее рабочий КПД снижается на 10–15 процентов. Потом ее дробят, перерабатывают и снова превращают в новую кристаллическую панель.

Ресурсная база позволяет локализовать альтернативную энергетику практически стопроцентно. Здесь есть три компонента: исходный материал, электроника, аккумуляция. При централизованном подключении установок в городскую сеть последний элемент отпадает, но при индивидуальном использовании установок в бизнес-целях или в быту он необходим.

Исходный материал для солнечной энергетики – кремний, в республике с этим проблем нет: имеются месторождения, где кварцитов в руде 87–90 процентов. В Навои в прошлом году произвели 12 тыс. тонн технического кремния. В настоящее время, насколько я знаю, у них параллельно начинается производство поликристаллов.

Электроника – тоже решаемый вопрос. Тем более, что на базе технического университета существует факультет микроприборостроения, и перспективы в этом направлении благоприятные.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеЧто же касается аккумуляторов, то Джизакский аккумуляторный завод пока специализируется на кислотных аккумуляторах для сельхозтехники, а нам нужны гелиевые, более безопасные и с большей емкостью.

Себестоимость солнечных батарей высока. Не каждому по карману. Батарея индивидуального пользования площадью 1 м обходится сегодня покупателю в 4 млн сумов. Более 100 фермерских хозяйств уже купили себе такие. Но это очень малой мощности установка. Площадь солнечной станции заданной мощности зависит от географической широты. Среднесуточный показатель для Ташкента равен 830–850 Вт на 1 м. За день это устройство накопит порядка 1,2–1,3 кВт. Передвижная мобильная установка на каркасе и колесах площадью 18 м и мощностью 3 кВт (с аккумуляторами накапливает за световой день около 30–35 кВт) обойдется сегодня покупателю в 167 млн сумов.

Общий валовой потенциал альтернативных источников энергии в Узбекистане оценивается в 50 984,6 млн тонн нефтяного эквивалента. Технический потенциал (то, что можно реализовать с использованием существующих технологий) – в 179 млн т. н. э. Это более чем в 3 раза превышает объем ежегодно добываемого в стране ископаемого органического топлива.

Валовой и технический потенциалы солнечной энергии примерно одинаковы и составляют порядка 177 млн т. н. э., покрывая около 98 процентов общего технического потенциала альтернативных источников энергии в Узбекистане.

Аналогичные показатели по энергии ветра составляют всего лишь соответственно 2,2 и 0,4 млн т. н. э. Считается, что ветрогенераторы при среднегодовых скоростях ветра менее 6 м/с являются убыточными. Поэтому региональный потенциал этого ресурса невелик и ограничен территорией побережья Арала и плато Устюрт, а также отдельными областями вокруг и к северо-западу от Бухары, горными регионами Ферганской долины и Ташкентской области Узбекистана. Возможно, рациональней комбинировать несколько видов возобновляемых источников энергии, например, ветровой и солнечной энергии, не делая особых ставок на ветер сам по себе.

Валовой потенциал термальной энергии, заключенной в сухих нагретых породах на глубине до 3 км от поверхности почвы, в Узбекистане огромен! Он составляет порядка 67 000 млн т. н. э. и превышает потенциал солнечной энергии. Надо продумать, как не только все это богатство поднять из-под ног, но и сделать это рентабельно. Технический потенциал ресурса несоразмерно мал, всего каких-то 0,3 млн т. н. э.

Валовой потенциал гидроэнергии в республике составляет 9,2 млн т. н. э., технический, равный почти 2 млн т. н. э., освоен в Узбекистане на 35 процентов.

В последние годы реализовалась широкомасштабная программа строительства сотен малых и микроэлектростанций. При этом значительное количество ведомственных объектов малой гидроэнергетики не эксплуатируется.

Альтернативная энергетика в УзбекистанеК альтернативным источникам энергии также относится утилизация отходов. Потенциально из каждой тонны отходов можно получить до 250 м горючих газов, в основном метана, который в дальнейшем можно использовать для получения тепла и электроэнергии (примерно 1,5 млрд м газа ежегодно).

Данные предоставлены Ассоциацией предприятий
альтернативных видов топлива и энергии.

Юлия ЯШИНА
Источник — Газета «Норма» N 45 (486) от 11.11.2014 г. № 46 от 18.11.2014г.

НОРМА-45
НОРМА-46

см. по теме \»Атлас ветров — для развития ветроэнергетики\» атлас

На sreda.uz использованы работы участников выставки детского рисунка в Ташкенте \»Экология родного города\».


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Вода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры