Природоохранная политика Китая. Уроки «Битвы за горы и воды»

«Битва за горы и воды» — так называется статья российская журналиста, с которой читатели сейчас познакомятся. Она важна не только по тому, что интересен чужой опыт.  А потому, что очень успешен и в экологии, и в экономике. В современном  Узбекистане вопросы охраны окружающей среды вторичны. Первичны интересы бизнеса.  Позиция современного Китая: «Китай уже не может расплачиваться за экономическое развитие нанесением ущерба экологии, как это происходило несколько десятков лет».  Достижениям при такой позиции можно только позавидовать.  
 =========================================
 
 
В политическом календаре Китая 15 августа — значимая дата: фактически, это день рождения природоохранной стратегии нынешнего руководства КНР. В этот день в 2005 году нынешний председатель КНР Си Цзиньпин, находясь тогда на посту председателя парткома провинции Чжэцзян, выдвинул стратегию «зеленых гор и изумрудных вод», которая легла в основу современного курса на восстановление окружающей среды и ликвидацию экологических проблем в КНР к 2035 году.
 
 Ровно 15 лет назад Си подчеркнул: «Нам нужны зеленые горы и изумрудные воды. Они нужны даже больше, чем горы золота и серебра, потому что они и есть — наше богатство». Тем самым было оформлено четкое понимание того, что Китай уже не может расплачиваться за экономическое развитие нанесением ущерба экологии, как это происходило несколько десятков лет.

Именно под девизом «зеленых гор и изумрудных вод» после прихода к власти в 2013 году Си Цзиньпин запустил общенациональную природоохранную кампанию. Защита окружающей среды оказалась в списке трех первоочередных задач властей — так называемых «трех великих битв» — наравне с ликвидацией нищеты и управлением экономическими рисками.

Сегодня вопрос природоохранной деятельности особенно актуален. Китайские власти опасаются, что, стремясь к скорейшему посткоронавирусному восстановлению производства, многие понесшие заметный экономический урон предприятия предпочтут «сэкономить на экологии». Такие же опасения выражают и международные наблюдатели, которые предупреждают: постэпидемическое восстановление национальных экономик не должно проводиться в ущерб окружающей среде. Специалисты Всемирного экономического форума поясняют, что попытки сэкономить на экологии обернутся обратным ударом по экономике. Поскольку глобальная экономика неразрывно связана с природой и природными ресурсами, в случае крупного экологического кризиса мировой ВВП способен сократиться на $44 трлн — более чем на 50% от текущих показателей. «Временные рамки ответа на угрозы экологической деградации постоянно сжимаются, а цена бездействия — растет», — подчеркивает директор экологической программы Всемирного экономического форума Аканкша Хатри. По словам эксперта, постэпидемическое восстановление экономики в ущерб экологии будет «серьезной ошибкой».

Китай такой ошибки не совершит, заверили власти КНР. Еще в марте, находясь с инспекционной поездкой в провинции Чжэцзян, Си Цзиньпин потребовал осуществлять восстановление экономической активности без ущерба экологии. «Мы не должны отдавать экологию на заклание экономическому развитию», — подчеркнул председатель КНР. Подтверждением тому стала солидная бюджетная поддержка природоохранной деятельности в 2020 году: на проекты очистки воздуха ассигновано 25 млрд юаней ($3,6 млрд), водных ресурсов — 31,7 млрд юаней ($4,5 млрд), на защиту и восстановление почв — 4 млрд юаней. Кроме того, в нынешнем году страна занялась планированием природоохранной деятельности на среднесрочную перспективу. Соответствующие проекты будут закреплены в пятилетнем плане социально-экономического развития на 2021-2025 годы (XIV пятилетка), который будет принят на сессии Всекитайского собрания народных представителей в марте следующего года.

Судя по публикациям в китайской прессе, в природоохранной деятельности КНР произойдет некоторая перерасстановка акцентов: если раньше первоочередное внимание уделялось очистке воздуха, то в предстоящие годы повысится значимость проектов по защите и восстановлению водных ресурсов. Это подтвердил замминистра охраны окружающей среды и экологии Чжай Цин, подчеркнув, что меры защиты водных ресурсов будут точечными. Они будут подогнаны под реалии каждого из регионов, куда в течение предстоящих пяти лет будут отправлены рабочие группы Министерства охраны окружающей среды КНР. Они разработают планы защиты водных ресурсов не просто для каждой провинции, а для каждого уезда.

Что важно, будет гарантирована проверяемость исполнения этих планов, для чего количество пунктов мониторинга состояния поверхностных вод в ближайшие пять лет увеличится практически вдвое: с нынешних 1940 до 3646. За попытки приукрасить экологическую ситуацию на местах будут строго наказывать. Напомним, что с 1 января 2017 года в КНР введена уголовная ответственность за подтасовку экологической отчетности. Уличенным в предоставлении ложной информации об эмиссии загрязняющих веществ предпринимателям, чиновникам и представителям служб мониторинга грозит лишение свободы сроком от трех до семи лет. К подтасовке фактов по эмиссиям отнесено в том числе намеренное отключение очистных сооружений на предприятиях.

Для активного разворачивания новых проектов по охране вод уже подготовлена административная инфраструктура: в 2018-м КНР завершила формирование вертикали «речных начальников». Глава провинциальной администрации несет ответственность за все водные ресурсы региона, под его началом работают водоответственные лица на городских и уездных уровнях. Деятельность «водяных» поставлена под общественный контроль: их имена и список обязанностей находятся в открытом доступе.

В 2020-м уже стартовал и набирает обороты самый масштабный из всех водоохранных проектов КНР, призванный возродить крупнейшую в стране реку Янцзы. С 1 января нынешнего года на 332 участках этой реки введен 10-летний мораторий на рыбный промысел. А с 1 января 2021-го мораторий будет распространен на всю реку и отдельные участки ее крупнейших притоков. Кроме того, в нынешнем году закончена работа по переписи источников загрязнения Янцзы. Их оказалось в 30 раз больше, чем заявляли власти на местах. В общей сложности выявлено 60 тыс. крупных источников сброса сточных вод в крупнейшую реку Азии. Итоги этой переписи позволят усилить экологический контроль на реке, заявили в природоохранном ведомстве КНР.

Разумеется, 10-летняя кампания по восстановлению экобаланса Янцзы не сводится исключительно к мораторию на рыболовство и ликвидации источников загрязнения. Это куда более широкий проект, который предполагает в том числе и социальную поддержку 300-тысячной армии рыбаков, которые из-за запрета на рыбный промысел останутся без работы. Развернуты целые программы по их переквалификации. Одних рекрутируют в речные патрули, которые будут контролировать соблюдение моратория и бороться с браконьерами. Другие займутся искусственным разведением рыбы, третьим окажут поддержку в организации сельского туризма на берегах возрождающейся Янцзы.

Если раньше в Китае первоочередное внимание уделялось очистке воздуха, то в предстоящие годы повысится значимость проектов по защите и восстановлению водных ресурсов

Власти смогли уделять больше внимания проектам по очистке вод благодаря тому, что за последние пять лет удалось значительно снизить накал страстей вокруг критического загрязнения воздуха. По итогам 2019 года 46,6% из 337 крупных муниципалитетов КНР смогли уложиться в национальный ГОСТ по качеству воздуха, тогда как десятилетием ранее этот показатель еле дотягивал до 20%. Китай на три года раньше запланированного выполнил задачи по сокращению эмиссии парниковых газов. Страна стремилась к 2020 году на 45% по сравнению с 2005-м снизить объем эмиссии парниковых газов на производство единицы ВВП. Это было сделано уже к концу 2017-го, свидетельствует отчетность Министерства науки и техники КНР.

Более важно то, что в КНР уже работает отлаженный механизм по дальнейшему сокращению эмиссий в атмосферу, который позволяет вести долгосрочную поступательную работу по очистке воздуха. Он стоит на двух китах: сокращение доли угля в национальной энергетической системе и снижение углеродного следа на транспорте.

В первом направлении Китай движется семимильными шагами. Если в начале века доля угля в национальной системе энергопотребления зашкаливала за 80%, то к началу 2020 года — снизилась до 57,7%. Это происходит за счет перехода с угля на газ (в том числе российский) и активного развития новой энергетики. Так, на сегодня в Китае установлена треть ветряных электростанций мира, четверть — солнечных. Здесь действуют четыре из 10 ведущих глобальных производителей ветряков, шесть из 10 ведущих мировых производителей солнечных панелей. КНР — глобальный лидер развития атомной энергетики. В течение ближайших пяти лет страна ежегодно будет строить по 6-8 атомных реакторов. Если сегодня атомная энергетика обеспечивает 4,88% от общего объема национального энергопотребления, то к 2030 году этот показатель достигнет 10%.

Разворачиваются кампании по снижению углеродного следа на транспорте, который, по статистике, обеспечивает треть вредных эмиссий в воздух. На более экологически чистый транспорт КНР переводит целые отрасли промышленности. Так, в минувшем году власти обозначили курс на снижение эмиссий в металлургической отрасли за счет реформы системы транспортировки руды и готового металла. Сегодня их в основном перевозят на дизельных грузовиках. К 2025 году 80% перевозок в металлургической отрасли будет осуществляться при помощи водного и железнодорожного транспорта. По мнению декана Института экологии при университете Цинхуа Хэ Кэбина, это позволит металлургической отрасли снизить эмиссии двуокиси серы на 61%, окиси азота на 59%, других вредных аэрозолей — на 81%.

К кампании по снижению углеродного следа на транспорте в Китае присоединяются целыми регионами. Так, решение запретить с 2030 года продажи авто с двигателями внутреннего сгорания частным лицам уже приняли власти курортного острова Хайнань. Поголовно всех автолюбителей пересадят на электромобили. Столичный субрегион, который объединяет города Пекин, Тяньцзинь и провинцию Хэбэй, в свою очередь, решил убрать с дорог большегрузные дизельные фуры. В общей сложности дизельный грузовой автопарк столичного субрегиона, а также региона провинций Шэньси-Шаньси будет сокращен на миллион единиц. Авторы инициативы напомнили: хотя большегрузные дизельные фуры составляют лишь 1,8% от регионального автопарка, на них приходится 30% эмиссий двуокиси азота и 50% эмиссий твердых мелкодисперсных частиц на транспорте.

Уже существующие и все новые инициативы китайских властей позволяют говорить о том, что поступательное продвижение общенациональной природоохранной кампании в КНР не остановлено даже коронавирусом. Страна уверенно идет к выполнению долгосрочной природоохранной задачи, которая была закреплена в 2017 году на XIX съезде Компартии Китая: «С 2020 по 2035 год за 15 лет упорной борьбы… коренным образом улучшить экологическую ситуацию».

Константин ЩЕПИН
(проект «Россия — Китай: события и комментарии»)

Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Еще статьи из Вода

Партнеры