Станет «умным» Чигирик?

 

В ходе журналистского  расследования ознакомимся с качеством питьевой воды в Чигирике и очистки его канализационных стоков. Чигирик – поселок, примыкающий к городку Тойтепа. У Тойтепы – большое будущее. Новый административный центр Ташкентской области согласно планам станет «умным городом». Каким станет Чигирик?

 

 До Тойтепы от Ташкента чуть более двух десятков километров. Дорога пролегает среди полей – зрелых пшеничных, зеленых хлопковых, аккуратных низкорослых садов под темной сеткой. С одной стороны – горы в дымке, с другой стороны солнце склоняется к горизонту. Красотища.

 

 

В Тойтепе прежде всего находим филиал Ташкентского областного госпредприятия «Сувокова» («Водоканала»). Там сообщают, что в городке водопровод есть. Сначала был  только в центре, а сейчас проложен почти на все окраины. Благодаря этому заметно выросли доходы организации. Что касается канализации, то ее нет. Население и все структуры пользуются выгребными ямами.

 

 

В принципе, ту же информацию выдали и встреченные на дороге люди. «Есть водопровод?» – «Да». «Есть канализация?» – «Нет».

 

В поселке Чигирик, примыкающем к Тойтепе, есть и водопровод, и канализация. Трубы проложены в пятидесятые годы прошлого века, когда строился поселок, именовавшийся «ШПК» по основному производству. На размещенной здесь обогатительной фабрике (комбинате) перерабатывались шпато-плавиковые руды. Когда-то работало на ШПК человек шестьсот, а проживало в поселке около трех тысяч человек. Пользовались привилегиями «закрытого предприятия» – московским обеспечением, путевками в санатории, и, естественно, такими благами цивилизации, как водопровод и канализация.

 

«Водопровод питается из скважины. Вода поднимается в водонапорную башню, а потом по трубам разбегается по поселку. Когда строилось предприятие, тогда построены и очистные сооружения для стоков», — вспоминают местные жители.

Питьевая вода с годами стала солоноватой и невкусной, да и поступает с перебоями. Водопроводные трубы под землей часто лопаются и фонтанируют, так как проржавели за годы эксплуатации. Трубы раскапывают и латают.  Чигирикцы, кто может, бурят во дворах собственные скважины. Вода не так уж далеко — на глубине двадцати метров. А место впадения канализационных стоков в речку в поселке всем известно. Очистные сооружения после закрытия предприятия не работают. Обслуживали их три человека. «Всех увольняли, и их уволили». «И стоки попадают без очистки в речной поток?» – «Ну да».

 

 Где берет начало речка, никто толком не знает. В нее выклинивают воды с полей. Люди используют ее для полива огородов. В ней же купаются в жару детвора, да и взрослые. И даже удят рыбу. Встретившийся рыболов с удочками сказал, что ловит сазана и маринку. «Выше канализационного стока?» – «Ниже, там клев лучше».

С пригорка пойма очаровывает. Там густая зелень камышей, тополя поодаль, на сочном лугу пасутся коровы, чьи-то дворы просматриваются за оградами. Блестят на закатном солнце разливы речушки. Весело перекликаются купающиеся.  В жару –  райское месте, тянет окунуться в воду, даже если в ней нитраты, нитриты и еще черт знает что. Купающиеся не знают состав воды ни выше канализационного сброса, ни ниже.

 

Ниже канализационного стока – это он  настойчиво журчит, сбегая с пригорка, где  находятся развалины очистных сооружений ­– не купаются, там только рыбаки. 

 

Сами очистные сооружения, даже полуразрушенные, с узкими коридорами и пустыми проемами окон, производят сильное впечатление. Капитально построены из красного кирпича. Бетонные башни, вероятно, были заполнены галькой и служили естественными очистителями.

 

 

За одним из поворотов жидкость из канализационной трубы с высоты падает водопадом. Солнце из окон пронизывает брызжущий поток. Полюбоваться бы, да запах…

 

Мальчишки подходят, здороваются. Пастухи тоже подходят: «Очистные сооружения не работают. Плохо». 

 

Из-под этой будки все и вытекает.

 

Стадо перебредает речку ниже сброса. «Какое молоко у коров? Какое мясо у овец? Какая на вкус рыба маринка?» Эти вопросы риторические. На них никто из встретившихся чигирикцев не ответит. «Куда течет речка?» — «Часть воды разбирают фермеры на поля, а впадает она, вероятно, в Карасу».   

 

Кто отвечает за сбросы неочищенных канализационных стоков, неизвестно.

 

Кто проверяет качество поверхностных стоков в речке, кто проверяет качество питьевой воды в водопроводных кранах, каким оборудованием пользуются проверяющие, каков уровень квалификации проверяющих? Какие отчеты они сдают «наверх»?

 

 

Кто отвечает за брошенные очистные сооружения и хвостохранилище, что в километре-двух? Туда пульпа с обогатительной фабрики отправлялась по трубе и образовала горы высотой с пятиэтажный дом. Что с ними будет?

 

 

Пока ответов нет. Живут же люди…

 

Наталия ШУЛЕПИНА

SREDA.UZ


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры