Cамооценка Узбекистана по водной проблематике

Самооценка  выполняется Узбекистаном при подготовке «отчета» в ООН о том, где находится страна на пути к Целям устойчивого развития.

 

 

Напомним читателям, что 193 страны, входящие в ООН, определили на 2015-2030 годы 17 Целей устойчивого развития – социальных, экономических, экологических. Цель № 6 – «Обеспечение и рациональное использование водных ресурсов для всех». Одна из задач –  «Внедрение интегрированного управления  водными ресурсами (ИУВР)». В Ташкенте состоялись национальные консультации, на которых шла речь о прогрессе именно в этом направлении.

На консультациях, организованных Агентством МФСА при поддержке  Глобального водного партнерства, эксперты и водники из регионов обсуждали пункты вопросника, предложенного всем странам экологической программой ООН (ЮНЕП). Оценивали прогресс в баллах: от нуля до ста. В ходе дискуссии были обозначены и успехи, и узкие места. Итак, вопросы и комментарии.

======================================

 

 Какие условия необходимы для внедрения интегрированного (комплексного) управления водными ресурсами?

– В Узбекистане принята Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития на 2017-2021 годы. Это важный ориентир. И все же приоритеты водного хозяйства следует расписать в отдельном документе, в нем определить долгосрочную и среднесрочную стратегии. Иначе проекты по  интегрированному управлению малоэффективны. К примеру, совместный проект ПРООН и правительства Узбекистана по созданию плана ИУВР для реки Зарафшан успешно завершен. План есть. Но как его выполнить, если нет базиса – долгосрочной стратегии по использованию водных ресурсов?

 

 

Какова законодательная база для преобразований?

– Основой водного права в Узбекистане является Закон «О воде и водопользовании», принятый в 1993 году. Его дополнило «Положение о порядке водопользования и водопотребления в Республике Узбекистан», утвержденное Кабинетом Министров в 2013 году.  Водопользование и водопотребление ведутся на основе планов водопользования и водопотребления с учетом фактической обеспеченности водой. Планы водопотребителей утверждают ассоциации водопотребителей. Планы ассоциаций утверждаются управлениями ирригационных систем и бассейновыми управлениями ирригационных систем. Следующая стадия – утверждение планов главным управлением водного хозяйства Минсельводхоза.

Распределение водных ресурсов расписано, но есть трудности при выполнении, в том числе, из-за недоработок в законодательстве. Так, ассоциации водопотребителей (АВП) и другие ННО согласно Закону 1993 года «оказывают содействие государственным органам в осуществлении мероприятий по рациональному использованию, охране вод и водных объектов». А госорганы «могут учитывать предложения»…

 

 

До сих пор нет юридической базы для ассоциации водопотребителей, хотя эта структура является ключевой на низовом уровне в управлении водными ресурсами. Она упомянута в законах «О воде и водопользовании», «О социальном партнерстве». Но не ясен механизм ее взаимодействия с государственными структурами. Является негосударственной некоммерческой организацией. Минсельводхоз как госорган не имеет права вмешиваться в ее работу. Но законодательством декларируется, что он может участвовать. Где грань между «участием» и «вмешательством»?

Ответственность органов местной власти в распределении воды четко не выражена. Министерство сельского и водного хозяйства доводит воду до границ района. Далее фактически управляют распределением воды органы местной власти.

Национальное водное право совершенствуется. В 2016-м начата разработка Водного кодекса на основе Закона «О воде и водопользовании». Сейчас проект готов, находится в стадии осуждения. Три главы в проекте Водного кодекса посвящены АВП. В проект Водного кодекса заложен механизм ответственности хокимиятов в распределении ресурсов. Принятие Водного кодекса будет способствовать внедрению интегрированного управления водными ресурсами.

Важный законодательный акт принят в октябре 2017-го. Это Указ Президента «Об использовании подземных вод». Госкомитету по геологии и минеральным ресурсам предстоит провести переоценку всех подземных запасов. Ожидается более активное их использования фермерами.

 

На фото — канал Хамдам, на заднем плане — канал Левобережный Карасу.

 

Как вовлечены в процесс Минсельводхоз и его подразделения?

 – С принятием Указа Президента Узбекистана «О мерах по коренному совершенствованию деятельности МСВХ» (4.8.2017г.) начата реорганизация министерства и, в частности, его крыла по водному хозяйству. Одна из задач – эффективное применение ИУВР в соответствии с местной обстановкой, привлечение ключевых заинтересованных сторон в повышении продуктивности воды. 

 За проведение единой политики в регулировании и использовании водных ресурсов в водном бассейне отвечают бассейновые управления ирригационных систем (БУИС). Их структурными подразделениями являются управления магистральных каналов и управления ирригационных систем.

Вопрос состоит в том, чтобы привлекать к управлению общественность. При БУИС созданы  Общественные советы. Но председатель совета не выбирается. Его занимает руководитель бассейнового управления, что порождает конфликт интересов. 

 

На фото — внедрение водоучета в рамках проекта ИВМИ в Ферганской долине.

 

Как усилить ассоциации водопотребителей?

– АВП — молодая структура нуждается в материально-техническом укреплении. Даже помещения для работы арендует у махалли. Нет собственности – не может взять кредит, так как нечего представить под залог. Сильных, знающих лидеров в ассоциациях по пальцам пересчитать. Очень медленно налаживается система водоучета.

Как деловые круги участвуют в развитии, управлении и использовании водных ресурсов?

– Озера с правом управления передаются в аренду частному сектору. Что же до воды, то она в Узбекистане не является товаром. Она для ирригационных потребителей бесплатна. В этом проявляется социальная поддержка государства. Коммерческие правила игры могут нарушить социальную стабильность. С другой стороны, мировой опыт подсказывает, что государство не может полностью содержать водную систему. Постепенно часть ее содержания должна перейти к водопотребителям. В этом случае они заинтересованы в экономии ресурсов, что и подразумевает интегрированное управление водными ресурсами.

Какие есть законодательные инструменты для уменьшения стихийных бедствий, связанных с водой?

– Действует Закон РУз «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (1999г.) Вопросы чрезвычайных ситуаций, связанных с водой, регулируются на основе Указа Президента Республики Узбекистан «О мерах по коренному повышению эффективности системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» от 1 июня 2017 года.

 

На фото — гидросооружение в Ферганской долине.

 

Кто управляет, кто будет управлять водными ресурсами  в перспективе?

– В настоящее время более половины всех кадров в системе водного хозяйства страны не имеют специального образования. Доля женщин в управлении водным хозяйством Узбекистана – около четырех процентов. В Ферганской долине процент еще ниже. Гендерное равноправие предполагает увеличение представительства женщин до тридцати  процентов. Какие препятствия? Резко сократилось число девушек, поступающих в вузы по водному профилю.

Профессия теряет престиж и у юношей. Молодежь пугают ненормированный рабочий день, низкие зарплаты. Из общего числа абитуриентов, поступающих в профильные вузы, сорок процентов городских. Но для них после окончания вуза нет подъемных, жилищные условия на селе плохие. Для тех, кто все же стал водником, нет четкой системы повышения квалификации, влияющей на карьерный рост.

 

На фото — Гиссарское водохранилище.

 

Какие договоренности  достигнуты по трансграничному управлению водными ресурсами в Центральной Азии?

– Первое соглашение между пятью станами Центральной Азии подписано в 1992 году: «О сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников». В 1993-м пять стран Центральной Азии договорились «О совместных действиях по решению проблемы Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона». В 1996-м заключено двустороннее соглашение между Узбекистаном и Туркменистаном «О сотрудничестве по водохозяйственным вопросам». Соглашение между Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном «Об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарьи» заключено в 1999 году. Соглашение между пятью странами Центральной Азии «О статусе Международного фонда спасения Арала (МФСА) и его организаций» заключено в 1999 году.

Эти соглашения – платформа для сотрудничества на трансграничных реках.

Ряд соглашений нуждается в совершенствовании. В 2017-м создана узбекско-казахская рабочая группа по подготовке нового соглашения по Сырдарье. Начата проработка двусторонних соглашений между Узбекистаном и Кыргызстаном по водотокам Ферганской долины. Во время поездки Президента страны Мирзиёева в Ашхабад подписано 12 соглашений, в том числе, и по водному хозяйству.

 

На фото — Амударья в низовьях.

 

Как решаются вопросы мониторинга, обмена данными на трансграничных реках?

– Ощущается острая нехватка данных. До 2010 года обмен информацией был, но почти утрачен. Отрывочную информацию предоставляет Казахстан. В 2013 году Исполком Международного фонда спасения Арала (МФСА) принял решение о создании единого информационного поля Центральной Азии с общей системой обмена данными. Все осталось на уровне концепции. Между тем в Узбекистане более полутора десятка лет существует информационный портал Cawater-info. Его создал и пополняет Научно-информационный центр Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии, место дислокации этой структуры МФСА — Ташкент. 

Из Ташкента Региональный центр ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии  направил через МИД всем странам Центральной Азии и Афганистану проекты нового соглашения по Сырдарье и соглашения (первого) по Амударье. В них есть и условие про обмен данными, в том числе и по загрязнению трансграничных рек.

 

На фото — незаконная добыча шагала в русле реки. 

 

Как ведется контроль загрязнения водных объектов внутри страны?

– Вопросы охраны вод регулируются Законом РУз «О воде и водопользовании», законами «Об охране природы», «Об охраняемых природных территориях».  Любые работы в зонах охраны рек, прибрежных полосах и зонах санитарной охраны водных объектов, в зонах формирования подземных вод, влияющие на состояние вод и водных объектов, должны производиться в соответствии с национальным законодательством.

За детальной информацией правоведы отсылают к Положению «О водоохранных зонах водохранилищ и других водоемов, рек магистральных каналов и коллекторов, а также источников питьевого водоснабжения, лечебного и культурно-оздоровительного назначения в Республике Узбекистан». Утверждено Постановлением Кабинета Министров в 1992 году.  На практике этот законодательный акт нарушается во многих случаях. Очевидно, нужна его новая редакция и жесткий механизм контроля и исполнения.

Правительством утверждена «Программа мониторинга окружающей среды в Республике Узбекистан на 2016 – 2020 годы». Но не все задуманное выполнимо. Контролирующие органы значительно ослаблены. Проверки предприятий-загрязнителей выполняются по планам, утвержденным Республиканским советом по координации деятельности контролирующих органов или его территориальными подразделениями (Закон «О государственном контроле деятельности хозяйствующих субъектов»). Мелкие предприятия, не замеченные в нарушениях финансового законодательства, практически выведены из-под контроля природоохранных структур.

 

На фото — гидросооружения в Вуадиле (Ферганская долина).

 

========================================

 

Как оценить в баллах состояние дел в водном хозяйстве на пути к Цели устойчивого развития? В этом обзоре кратно изложены позиции экспертов по некоторым из вопросов ЮНЕП. Баллы на национальных консультациях выставлялись коллегиально. Их не приводим, они – не окончательные. Эксперты получили «домашнее задание» еще раз каждый вопрос обдумать и оценить. Ответы будут собраны в узбекском представительстве Глобального водного партнерства Центральной Азии и Кавказа, обобщены и представлены в Министерство сельского и водного хозяйства страны. Вероятно, и здесь будут выставляться баллы. Затем документ поступит в правительство.

 

На фото — река Чирчик в верховьях.

 

На первом этапе самооценки выявилось немало «узких» мест. Для того и самооценка, чтобы обратить на них внимание.

 

Наталия ШУЛЕПИНА  

Фото автора

Источник — Новости Узбекистана


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Фото

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры