ДО И ПОСЛЕ БЕЛГРАДСКОЙ ОЦЕНКИ

ДО  И  ПОСЛЕ  БЕЛГРАДСКОЙ  ОЦЕНКИК четвертой оценке состояния окружающей среды панъевропейского региона готовились 53 страны Европы, Кавказа и Центральной Азии. Успехи и неуспехи подытожила шестая Конференция министров окружающей среды, состоявшаяся в Белграде в октябре 2007 года.
«Зеркало XXI» 9.11, 6.12 2007г.
Экоальманах «Просто пишем о среде» (4-й выпуск), 2009г.
ДО  И  ПОСЛЕ  БЕЛГРАДСКОЙ  ОЦЕНКИК четвертой оценке состояния окружающей среды панъевропейского региона готовились 53 страны Европы, Кавказа и Центральной Азии. Успехи и неуспехи подытожила шестая Конференция министров окружающей среды, состоявшаяся в Белграде в октябре 2007 года.

Сначала ликбез

До конференции еще несколько дней, но в Белграде уже собрались старшие должностные лица. Они шлифуют документы саммита в Сава-центре, крупнейшем на Балканах. Здесь же и коалиция неправительственных экологических организаций — Экофорум. У них может быть свой взгляд на процесс «Окружающая среда для Европы», проводимый Европейской экономической комиссией ООН и партнерами. Наверное, так и есть, потому что заседают до одиннадцати ночи.

Журналисты прибыли загодя не для написания деклараций, а чтобы узнать про процесс от первой встречи министров окружающей среды панъевропейского региона в замке Добржиш в 1991 году до пятой в Киеве в 2003-м и шестой в 2007-м в Белграде. Каждому вручен солидный том — четвертая оценка изменений с начала процесса «Защита окружающей среды Европы». Любопытно с первой страницы: бумага из макулатуры, отбеленной без хлора. А дальше говорится о влиянии окружающей среды на здоровье и качество жизни, воздействие экономики на окружающую среду, дается расклад по изменению климата, биологическому разнообразию, устойчивому потреблению и производству…

Сотрудники Европейского агентства ООН по окружающей среде сообщают, что страны поделены на три группы. В одной — Западная и Центральная Европа, вторая — Юго-Восточная, третья — Восточная Европа, Кавказ и Центральная Азия. Большие различия установлены как между группами, так и в самих группах. «Две трети загрязнения на планете происходит из богатых стран». Еще: «Заметно снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух в двух группах, а в третьей — рост». «Туристов больше, а значит, и транспорта, а от него — загрязнения и деградация окружающей среды!»

Странно слышать про туризм в таком контексте. Мы удивлены. Признаем, что недостаточно информированы. И те, кого СМИ не просвещают, тоже. Тема информирования и образования — одна из важнейших на конференции, включена в повестку пленарного заседания. Но это — завтра. А пока допытываемся о качестве трансграничных вод, выполнении конвенций, бюджетах и дотациях для окружающей среды, управлении речными бассейнами и сохранении биоразнообразия. А нам говорят: «Большинство не знает, что такое «биоразнообразие».

Львы — между рвами, павлины — всюду

До того, как стемнеет, есть немного времени. Поспешим в зоопарк. Он — вне учебы для журналистов. Но мы уже знаем, что более семисот видов фауны и флоры панъевропейского региона находятся под угрозой исчезновения. Быстрым шагом пересечем многолюдные улицы старого города, где гуляют, отовариваются, пьют сливовицу, в общем, устойчиво потребляют. Судя по карте, биоразнообразие находится где-то там, за крепостью, у реки Сава.

Крепость Калемегдан — самая настоящая, с мощными каменными стенами и глубокими рвами, почти как несколько веков назад. Тогда рвы заполняла вода, а сейчас сухо. Поток людей расходится кто на теннисный корт во рву, кто — на зеленые лужайки, а кто-то взбирается на крепостные стены. С них открывается вид на Саву и Дунай. Панорама завораживает, а птицы услаждают слух.

С птицами ситуация в панъевропейском регионе такова: 43 процента видов имеют недостаточный природоохранный статус. Ситуация с 2000 года ухудшилась повсеместно. Птицы мигрируют на север из-за изменения климата. И снежным барсам несладко. Ареал их обитания съеживается, браконьеры наступают. В горах Узбекистана их осталось около двух десятков… Причем здесь барс? Да просто зверем пахнет. Двигаемся на запах. Заглядывая в очередной ров, видим льва, царя зверей.

Белградский зоопарк замечателен. Павлины шествуют по тротуарам. Обгоняют зевак бегущие цесарки. На обочине созерцает толпу красноперый красавец петух. Люди идут сюда даже в сумерках. Вот крокодил лежит у озерка за невысокой каменной оградой. Спуск к реке населяют жирафы, медведи и другие крупные животные. В прудах плавают лебеди. Рыб не видно. Про них нам нынче с тревогой сообщили: в регионе зафиксировано свыше десятка инвазивных видов! Как майна и расплодившаяся в долине Пскема американская норка, так и рыбы-чужаки вытесняют из родной среды эндемиков.

Еще в 1992 году проблему утраты биологического разнообразия признали на политическом уровне — была принята Конвенция ООН о биологическом разнообразии. Тремя годами позже на третьей встрече в Софии министры окружающей среды приняли общеевропейскую Стратегию биологического и ландшафтного разнообразия. Их поддержал Европейский Союз, одобрив в 2001-м Стратегию устойчивого развития. Одна из целей: прекратить утрату биоразнообразия к 2010 году. Всемирный саммит по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002-м поддержал эту инициативу в глобальном масштабе с формулировкой «к 2010 году темпы утраты биологического разнообразия существенно сократить».

Что для этого нужно? В Киеве министры окружающей среды приняли резолюцию, расписав действия по пунктам. В Белграде они проверят исполнение. И это будет завтра. Заканчивается день. Павлины взлетают на ветки, устраиваясь на ночлег. В Саве отражаются фары и фонари.

Велосипеды для министров

Утром начался дождь, и город в миг посерел. Мокрый автобус собирает у гостиниц участников конференции. Мы мчим в Сава-центр с надеждой увидеть министров на велосипедах. Такой «прикол» придумали организаторы. Но нет, никто под дождем кататься не желает. Велосипеды у парадного подъезда стоят один к одному, и сразу видно, сколько ж съехалось министров — и окружающей среды, и образования.

Об экологическом образовании как о ключевой задаче записано в главных документах предыдущей Киевской конференции. В Белграде его обсудят со всех сторон. Всего в конференции участвуют более тысячи человек.

«Оценку» признают беспрецедентной по объему собранной информации. Данные из более полусотни стран полны, достоверны и сопоставимы еще не на все сто процентов, но удалось уйти от разнобоя начала процесса. Тогда каждая страна имела свои экологические нормативы, контролировалось огромное количество показателей, в которых ориентировались лишь узкие специалисты. Экологическую ситуацию трудно было оценить даже в отдельно взятой стране.

Столкнувшись с проблемой, нашли ей решение. Из вала показателей группы стран выбрали экологические индикаторы для мониторинга. «Лучше знать, чем не знать!» В Белграде все с этим солидарны: «Мы на пути к беспрецедентному сотрудничеству и партнерству в предоставлении экологической информации». Она нужна всем, чтобы не ошибаться в принятии решений.

Подучиться бы

«По всей Европе горожане подвергаются влиянию загрязненного воздуха, которое превышает стандарты», — таково заключение в целом по региону. А вот выводы по группе стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии: «Восстановление экономики и развитие транспорта привели к увеличению выбросов большинства загрязняющих веществ. Экологическое законодательство весьма обширно, но непоследовательно, соблюдение его норм — на низком уровне». Напрягают прогнозы: «Ожидается увеличение выбросов и к 2010-му, и к 2020 году».

ДО  И  ПОСЛЕ  БЕЛГРАДСКОЙ  ОЦЕНКИЖестче бы контролировать, но финансов на создание современной системы мониторинга недостаточно. В Европе она создана, и экологически грамотные граждане беспокоятся о концентрации в воздухе средневзвешенных частиц. В Центральной Азии концентрации тоже высокие — из-за опустынивания, из-за песчано-соляных бурь на высохшем дне Арала, из-за частиц, образующихся на тепловых электростанциях, выбросов транспорта. Однако качество воздуха пока не приоритетно: надо доходы и экономики поднимать.

Негативно для доходов и экономик глобальное изменение климата, поэтому, как выразился оратор с трибуны, повсеместно появились «политические импульсы». Чем больше информации и знаний, тем сильнее «импульсы». После Киева была подготовлена Стратегия образования в интересах устойчивого развития. Ее одобрили на встрече в Вильнюсе представители министерств охраны окружающей среды и образования, определив, что основа устойчивого развития — окружающая среда. В 2005-м началось Десятилетие образования с формальным и неформальным образованием для детей и взрослых.

Игры и уроки

Чудак в выставочном павильоне Сава-центра предлагает поиграть в компьютерные игры. Держит диск в цветной упаковке. Оказывается, в его игры многие экологи уже втянулись, и спецы радуются как мальчишки и девчонки.

«Новая! Во что играем?» — «В решение экологических проблем». Автор на самом деле никакой не чудак, а профессор МГУ, и вносит вклад в формальное и неформальное образование. В рамках учебной программы в его игры играют студенты. Вне рамок — специалисты. Новинка посвящена созданию сети территорий для сохранения птичек, рыбок, флоры и фауны и называется «Эконет». Роли расписаны на уровне начальников структур сельского и лесного хозяйства, охраны окружающей среды, экономики, банков, местных органов власти, представителей общественности.

Создать такие сети в отдельных странах, группах стран, которые бы слились в единую панъевропейскую экологическую сеть, наметила Киевская резолюция по сохранению биоразнообразия. Предстоит выделить ядра ареалов обитания, зоны восстановления, коридоры и буферные зоны в зависимости от ситуаций.

Но нет таких ситуаций, где бы не сталкивались интересы. Последствия решений, которые в обычной жизни произойдут через год, в компьютерной игре наступают через пять минут. Можно заглянуть и в тридцатилетнюю перспективу. Об участии министров профессор сказал, что они легко обучаются. Если бы играть начали раньше…

В Белградской «оценке» отмечен прогресс в создании экосети. Но темпы… Экофорум на конференции обращается к министрам со специальным заявлением: «Чтобы остановить сокращение биоразнообразия, нужны дополнительные меры!» А среди них — учить и учиться.

Яблоки из полусотни стран

Мальчика зовут Антонио. Его пригласили на сцену, где находится президиум сессии. Он стесняется, а взрослые в восторге: «Мальчик вырастил экологически чистые яблоки и предлагает их попробовать высокому собранию». Фрукты в корзинах разносят по рядам. Есть и червивые, а значит, вкусные.

«В супермаркетах червивых нет, в продаже — максимум пять сортов». Мы продолжаем обсуждать тему с Сабиной — хозяйкой выставочного отсека «Женщины Европы для общего будущего». Женская сеть объединяет семьдесят организаций из тридцати стран. Чем занимаются? Сабинина — яблоками. «Когда говорят о сокращении биоразнообразия, люди думают, что речь идет о чем-то большом и сложном, вроде слонов». У себя в Мюнхене Сабина с соратницами наладила контакты с фермерами, и теперь в городских магазинах не пять, а тридцать сортов. На этой выставке — более ста. Плоды привезли участники конференции. Есть из Германии, Венгрии, Украины, есть и из Узбекистана.

И яблоки Антонио, и выставка Сабины привлекают внимание к проблеме генетического фонда. Она не обойдена и в Белградской оценке: «По всему миру четырнадцать видов животных и четыре вида растений (пшеница, кукуруза, рис и картофель) составляют девяносто процентов пищи. Монокультуры вытесняют исходный генетический фонд». Трудно не согласиться. Министры принимают Белградское заявление о сохранении биоразнообразия: «Страны, постарайтесь!»

Трансграничные воды без прочерков

Темы повестки дня обсуждаются в разных аудиториях, и хоть разорвись! Хочется услышать о наилучших практиках стран в сфере образования, изменения климата, влияния экологических факторов на здоровье… На заседание по трансграничным водам Центральной Азии бежим вместе с Флавией из Бразилии. Она — юрист, занимается трансграничными ресурсами с точки зрения права: «У нас сходные проблемы. Как решаете?»

На заседании делегации делятся тем, что волнует. «Если Китай увеличит водозабор процентов на пятнадцать из реки Или, питающей озеро Балхаш, получим катастрофу, подобную аральской!» Другая проблема — межведомственная разобщенность в управлении водными ресурсами. В Казахстане она решается с созданием бассейновых управлений. Такая же модель интегрированного управления водными ресурсами с участием местных властей и общественности внедряется в пилотных районах Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана в Ферганской долине. Даже в маловодье вода стала добегать к фермерам на концевые участки каналов. И это плюс. Но сотрудничество выйдет на новый виток, когда все страны Центральной Азии подпишут водные конвенции. Тогда плюсы будут заметны и в низовьях Амударьи и Сырдарьи.

Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер принята странами Европейского Союза в 1992-м. В Центральной Азии первым ее ратифицировал Казахстан. В 2007-м Узбекистан присоединился к этой Конвенции и к Конвенции ООН «О праве несудоходных видов использования международных водотоков».

Если и другие страны Центральной Азии присоединятся, если каждая будет выполнять международные обязательства, тогда будем согласовывать строительство гидроэнергетических объектов, проводить независимую экспертизу, обеспечивать гарантии качества и количества трансграничных вод, обмениваться информацией. Сможем гордиться, когда в следующей оценке состояния трансграничных рек, озер и подземных вод не будет прочерков. Воды станут прозрачнее. И пусть берут пример бразильцы.

Наведем мосты в будущее

Зелеными буквами этот девиз написан на фронтоне Сава-центра, на эмблеме конференции, и практически все участники носят его на бейджиках. Для экологов из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана мост в будущее — Центральноазиатская инициатива по устойчивому развитию. ЦАИ готовилась к Всемирному саммиту по устойчивому развитию в Йоханнесбурге и там поддержана. Пятая общеевропейская конференция министров окружающей среды в Киеве отнеслась к ней так же тепло — приняла документ первой категории важности «Приглашение к партнерству по реализации ЦАИ».

ДО  И  ПОСЛЕ  БЕЛГРАДСКОЙ  ОЦЕНКИВ Белграде «мостам» в странах ВЕКЦА посвящается пленарная сессия, и отдельной строкой в ее повестке — Центральноазиатская инициатива. К ней проявляют интерес международные организации, доноры, делегации, и оказывается, что сделан ряд успешных шагов.

Создан совет по экологической устойчивости во главе с председателем правительства. Система оценки состояния окружающей среды приводится в соответствие с международными стандартами. Разработан второй национальный план действий по охране окружающей среды. Принят закон об основах национальной водной политики. Создан лесовосстановительный фонд. Созданы общественные центры по экологической информации. Мы продвинулись в сфере водоснабжения и канализации…

Эти мосты важные, но локальные — в пределах государственных границ. Но вот на огромном экране соединяются аббревиатуры «ЦАИ» и «МКУР». «Межгосударственная комиссия по устойчивому развитию, созданная в 1994 году по решению глав пяти стран, поддерживает ЦАИ, — выступает ее председатель. — Субрегион может стать мостом между Европой и Тихоокеанским регионом».

Какой фундамент? Реализуется ряд региональных программ, в том числе по сохранению биоразнообразия и управлению земельными ресурсами. Подготовлены Интегрированная оценка состояния окружающей среды Центральной Азии, доклады по ее приоритетам и вновь возникающим проблемам. Страны присоединяются к Рамочной конвенции по охране окружающей среды для устойчивого развития. Создан Региональный горный центр. Активно работает Региональный экологический центр.

И все же реализация отстает от планов. Одна из причин — скудное финансирование экологической политики из госбюджетов. В среднем по странам природоохранные инвестиции составляют 0,6 процента, максимум — два и четыре процента. Говорят, реально использовать и другие источники. К одному из них поспешим в пресс-центр: Всемирный банк представляет…

Что скажет вице-президент?

Нас, журналистов, греет, что на пресс-конференции приходят первые лица. Хочешь задать вопрос директору сектора и даже вице-президенту Всемирного банка — пожалуйста. Диктофоны, ноутбуки, ручки и блокноты — все наготове. Пресс-конференция начинается с презентации банковских докладов. Таков подарок банка к Белградской конференции. «Исследования проведены в 22 странах Европы и Центральной Азии!» В одном докладе показывается интеграция окружающей среды в ключевые секторы экономики, а во втором тема сужается до сельского и лесного хозяйства. Поражают данные, представленные здесь и сейчас.

«Загрязнение Балтийского моря питательными веществами в основном из сельского и лесного хозяйства наносит ущерб в 4,5 миллиарда евро. Борьба с эрозией почвы обходится Молдове в 30 миллионов евро в год. Эта проблема есть и в Турции, где Всемирный банк поддерживает проект реабилитации зоны стока в Анатолийском велояте. Подсчитано, что здесь выгода от снижения эрозии составит 19 процентов инвестиций.

В Узбекистане, где ежегодные потери от засоления почвы оценены в 700 миллионов евро, реализуется проект по уменьшению засоленности на ста тысячах гектарах. Норма прибыли составит 24 процента. Банк участвует и в проекте по восстановлению северной — казахстанской — части Арала, здесь норма прибыли от капитальных вложений — 20 процентов. Уже есть экономические и экологические выгоды», — отмечает вице-президент банка.

Если экологические проекты выгодны, то почему у окружающей среды столько проблем? Доклады — первый экономический анализ затрат и выгод. Что касается средств, то вот рекомендации по их привлечению. Странам Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии надо «мобилизовать все возможные местные ресурсы и международную помощь». А вот рекомендации банка себе: «Сосредоточить деятельность на реализации проектов острой направленности во всех странах региона, расширяя по возможности масштаб применения экспериментов».

Только что мы слышали о проекте острой направленности по возрождению Малого Арала. Банк расширит эксперимент?

«В девяностые годы мы прилагали усилия по спасению Большого Арала, но спасти не удается. Мы приняли прагматичное решение. Наше внимание в бассейне Аральского моря обращено на засоление земель. Еще один приоритет — водный менеджмент. Он жизненно важен для экономик, влияет на развитие энергетики, ирригации, хлопководства. Но для оптимального управления водными ресурсами нужна кооперация стран, расположенных на Амударье и Сырдарье. В Ферганской долине соседствуют три. Тут старые ирригационные сети, есть и другие узкие места. Долина нуждается в переменах. Ведем переговоры с правительствами».

Лицом к лицу

Контакты старших должностных лиц и журналистов — часть процесса «Окружающая среда для Европы». В 1998 году в Орхусе министры приняли Конвенцию о доступе к экологической информации, в русском варианте которой про журналистов сказано: «Использовать». Глагол не очень нравится, зато и у старших должностных лиц нет альтернативы. Мы лицом к лицу. Пресса не все знает и понимает, несмотря на однодневный тренинг. Однако нас «терпят» даже на приватной встрече министров из Центральной Азии с исполнительным директором Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Она не планировалась, но министры высказали пожелание, и директор выкраивает время, спрашивая: «Насколько соответствует эта конференция вашим интересам?»

Конечно, соответствует. В проект Декларации министров панъевропейского региона «Наведение мостов в будущее» включен ряд важных пунктов — по биоразнообразию, по образованию, по горным партнерствам. Отмечена и Центральноазиатская инициатива по устойчивому развитию. В этом пункте усилия стран приветствуются, а международным партнерам предлагается принять участие в осуществлении ЦАИ.

«Каким может быть вклад ЮНЕП?» Министры предлагают создать региональный офис, избегать дублирования проектов с другими международными донорами, сфокусировать внимание на работе Межгосударственной комиссии по устойчивому развитию, проблеме стойких органических загрязнителей, сохранении уникальных экосистем и генофонда, возобновляемых источниках энергии. Назрела необходимость в евразийской министерской комиссии по устойчивому развитию. Директор на эти предложения говорит, что совет управляющих Программы ООН по окружающей среде может рассмотреть предложения субрегиона.

На диване, с газетой

На диване, с газетой, под бормотание телевизора предпочитает узнавать новости едва ли не половина общества, другая — слушает радио или цепенеет у компьютера. Участники конференции находятся в ином состоянии. В Белграде — три дня карусель. Летишь по кругу: гостиница, автобус, Сава-центр, стремительные перемещения по его этажам с остановками там, куда заманивает повестка дня.

ДО  И  ПОСЛЕ  БЕЛГРАДСКОЙ  ОЦЕНКИСейчас мы находимся на мансарде под полупрозрачной крышей, где много света, народа и нет дверей. Выставочные павильоны вперемежку с площадками для дискуссий не удивляют: уже бывали рядом с сотней яблочных сортов, а тормозим из-за темы. Представляются проекты «Преобразование риска в сотрудничество», выполняемые в рамках Инициативы «Окружающая среда и безопасность» в Молдове, Украине, Беларуси, на Южном Кавказе, в Центральной Азии.

Что знаем про Инициативу? Учреждена в мае 2003 года одновременно на пятой Конференции министров окружающей среды в Киеве и в Праге — на Экономическом форуме Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Основателями выступили ЮНЕП, ПРООН и ОБСЕ. В 2007-м к этому консорциуму примкнули Организация североатлантического договора, Европейская экономическая комиссия ООН и Региональный экологический центр для Центральной и Восточной Европы. Все они обладают взаимодополняющими мандатами и опытом и откликаются на просьбы помочь в изучении и решении экологических проблем, угрожающих безопасности.

В Беларуси, Молдове и Украине Инициатива «Окружающая среда и безопасность»,- сообщается с подиума, — приступила к анализу ситуации два года назад по просьбе правительств. Были консультации, дискуссии с участием международных и местных экспертов, аналитика.

Точно так же и в Центральной Азии. Участники сначала сформировали исходное представление о характерных проблемах и конкретных районах, затем наметили действия. Правительства могут рекомендации принять или не принять, попросить помощи в разборке иных рисков или выдержать паузу, если экологические угрозы безопасности — отдаленные. Если «неотдаленные», консорциум обеспечивает экономическую платформу для их решения…

Проекты представляют сотрудники норвежской ГРИД-Арендал. Про свою организацию говорят, что она является одним из центров в сети ЮНЕП и выполняет рабочую программу сети.
В Центральной Азии ГРИД-Арендал ведет проекты с 1995 года. Сначала помогала Международному фонду спасения Арала готовить для Интернета региональный доклад об окружающей среде в бассейне Арала. Затем в Узбекистане совместно с Госкомприродой работала над переложением национальных докладов о состоянии окружающей среды в электронный формат.

«А что дальше?» — «Сейчас обсуждаем вопрос обновления массива данных. Узбекистан представит еще больше цифр в Интернете. Но за ними нужны истории, сюжеты, очерки. Никто не любит вникать в сложные документы, в том числе и политики. Главные носители знаний и популяризаторы — средства массовой информации. Подавайте сложную информацию проще, еще проще, чтобы понималась на каждом диване».

Все в рюкзак

Шухрата знаю по Ташкенту, но давно потеряла из виду. Встречаю в Сава-центре. В Белград на конференцию министров он приехал из Парижа. Выучил французский, еще парочку языков вдобавок к английскому. Работает в Специальной рабочей группе по реализации Программы действий по охране окружающей среды в Центральной и Восточной Европе. Рада за земляка, но плохо представляю, что такое СРГ.

«Приходите на нашу презентацию, посвященную прогрессу в регионе Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии», — зовет Шухрат. До нее еще полчаса. В выставочном отсеке «СРГ ПДООС» можно изучить историю.

На третьей Конференции в Люцерне в 1993-м министры приняли Программу действий по охране окружающей среды. И тогда же решили создать Специальную рабочую группу по реализации программы. Членами ее становятся правительства, международные организации и финансовые учреждения, деловые круги, региональные экологические центры. В Орхусе министерская конференция решила, что Запад и Центр Европы сами справятся. В фокусе же должны находиться страны ВЕКЦА — им нужнее помощь экспертов и финансы!

Эксперты и финансы есть, ведь секретариат Специальной рабочей группы размещен в Организации экономического сотрудничества и развития. К тому же СРГ работает рука об руку с Комитетом по подготовке проектов, а в нем — сеть доноров. У рабочей группы имеется и «своя» группа доноров. Среди них — Европейская комиссия и страны — Австрия, Германия, Нидерланды, Норвегия, Швейцария…

Киев, май 2003 года. Министры принимают Экологическую стратегию для стран ВЕКЦА и обращаются с просьбой «содействовать в реализации» к Специальной рабочей группе. Ее годовой бюджет составляет около двух миллионов евро.

«На что тратятся?» В выставочном отсеке СРГ мне вручают стопку литературы. В ней — образцы наилучшей практики и пилотные проекты, а еще доклад «Меры по улучшению экологической политики», дополняющий Белградскую оценку окружающей среды. Литературу кладу в распухший рюкзак.

«Троvдомь своимь вься приобрътэ»

Эти слова сказал Святой Сава. Они на сербском высечены на постаменте и практически не нуждаются в переводе на русский. Памятник и собор Святого Савы, белый с зелеными куполами, — неподалеку от гостиницы. Эту достопримечательность старого Белграда обошла с утра пораньше, дожидаясь автобуса в Сава-центр.

До сих пор под впечатлением. «Трудом своим все приобретете». Очень актуально, когда речь о процессе «Окружающая среда для Европы». С 1991 года, когда впервые собрались 34 министра экологии стран Европы, а еще США и Бразилии, представители структур ООН, общественных организаций, он набрал обороты.

Какие обороты у Экологической стратегии стран ВЕКЦА? Это узнаем на презентации «Мер по улучшению экологической политики»: «Прогресс есть, но он не однороден». Двести примеров успешных действий по пятнадцати направлениям природоохранной политики подтверждают прогресс. Значительный — в водоснабжении, канализации, управлении водными ресурсами и сельском хозяйстве. Хуже — с управлением отходами, сохранением биоразнообразия, энергосбережением, транспортом. Как регресс эксперты Специальной рабочей группы отмечают сокращение штатов и ограничение полномочий природоохранных органов.

Может, поэтому свалкам несть числа? «Из-за недостатка информации масштаб и характер проблем, связанных с отходами и химическими веществами, неизвестен. Только в пяти странах собраны данные с 2002 по 2004 год. В них производство отходов выросло на 27 процентов, а сбор — на девять…». Об отходах идет речь, поскольку они — элемент в достижении стратегической цели «Предотвращение и контроль загрязнения». Очевидно, чтобы заметно к ней продвинуться, нужны заметные финансы. Как с этим?

Эксперты сообщают, что расходы самих стран на защиту окружающей среды составляют около пяти долларов в год на человека. Поступает донорская помощь на природоохранные цели, но в общем объеме донорской помощи она снизилась, составляет менее десяти процентов. Это меньше, чем в других регионах мира. В ВЕКЦА больше всех займов и грантов на природоохранные цели на душу населения получают Армения и Казахстан — около восьми долларов на человека, Азербайджан и Грузия — около четырех, Узбекистан — меньше двух, еще меньше — Украина, Беларусь и ничего — Туркменистан.

Что нужно, чтобы росли поступления? Убеждать правительства. Это легче делать, когда собрана информация по проблеме, и ясно, что «не приоритет» угрожает безопасности.

Любой аргументированный проект готов рассмотреть Комитет по подготовке проектов и найти для него доноров. Как и Специальная рабочая группа Программы действий по охране окружающей среды, комитет был создан по предложению министров в 1993-м. За последние четыре года в Восточной Европе, на Кавказе и в Центральной Азии при его содействии доноры поддержали десять проектов на общую сумму 227 миллионов евро, а международные банки — тринадцать проектов, вложив 219 миллионов евро. «Денег на охрану природы можно привлечь гораздо больше, если страны будут готовить больше проектов и, как Армения, блестяще выполнять».

Министры в Декларацию конференции с четырьмя десятками пунктов включают два заявления о финансировании. Одно начинают словами: «Мы признаем необходимость адекватного финансирования». Следующее: «Мы обязуемся».

Знает ли фермер?

Мудрость Савы про труд ему наверняка известна. Знает ли про процесс «Окружающая среда для Европы»? Узбекский фермер — скорее всего, нет. А вот в Молдове, Грузии, Кыргызстане — скорее всего, да. Там ведется работа по переупаковке устаревших пестицидов. В Молдове уже сто тонн переупаковано местными жителями. В Грузии и Кыргызстане после инвентаризации складов тоже готовятся к переупаковке.

Руководство к действию — принятый на Конференции министров в Орхусе Протокол по стойким органическим загрязнителям (СОЗ) к Конвенции Европейской экономической Комиссии ООН по трансграничному переносу воздуха на большие расстояния. Это 1998 год. На следующей встрече в Киеве в 2003-м министры вновь отметили важную роль должного обращения с химическими веществами. В Декларации Белградской конференции в 2007-м они подчеркивают необходимость решения доставшихся от прошлого проблем, когда химические вещества стали отходами. Такими отходами являются устаревшие пестициды, в том числе огромное количество СОЗов — запрещенных к использованию ДДТ, ГХЦГ, бутифоса.

В Узбекистане в ходе пилотного проекта, поддержанного Программой ООН по окружающей среде, в Сурхандарьинской и Навоийской областях обнаружено 1700 тонн СОЗов. Их безопасная переработка стоит безумно дорого, на нее зарубежные доноры денег не дают, но и переупаковку в Узбекистане не финансируют, ожидая присоединения к конвенции и протоколу. Впрочем нет сомнений, что узбекский фермер станет со временем участником процесса по защите окружающей среды. А еще — студенты и школьники, жители махаллей, чиновники, бизнесмены, жители горных кишлаков и большие трудовые коллективы. Процесс пошел.

Наталия ШУЛЕПИНА
«Зеркало XXI» 9.11, 6.12 2007г.
Экоальманах «Просто пишем о среде» (4-й выпуск), 2009г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Зарубежье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры