МАЛЬВЫ И ЧЕРВЯТНИКИ ИЗБРАННОЙ НУКУССКОЙ ШКОЛЫ

Он чуть не плакал от огорчения, стоя среди победителей Республиканского конкурса на лучшую спецшколу школу с дипломом за «Новые педагогические технологии». Странный Камалов из Нукуса. Только четырнадцать школ из почти четырехсот прошли в финал, и его школа № 22 оказалась в числе избранных. Казалось бы, ликуй, директор, твоя школа – дипломант! Но он огорчился: раз не получил призового места, значит, не все его технологии оценило жюри. Может быть, потому, что в Ташкенте деревьев много, и высоченных?

МАЛЬВЫ И ЧЕРВЯТНИКИ ИЗБРАННОЙ НУКУССКОЙ ШКОЛЫ

В Нукусе эту школу знают все. Не только потому, что она – специализированная по физике и математике, первая по числу побед на всевозможных конкурсах и олимпиадах, по качеству преподавания. Ее знают все, потому что она в городе – оазис. В Нукусе нет мощных деревьев, да и вообще зелени мало. Выжженная земля, жаркое солнце и близкое соседство с пустыней – вот его бело-коричневый колорит.

Жаль, что жюри Республиканского конкурса не предоставило слово болельщикам. Я бы выступила. Только что вернулась из Нукуса и «заболела» нукусской школой уже при первом приближении к ней. За оградой цвели кусты мальвы. Ряды деревьев напоминали строевой лес. «Вот эти, — объяснили учителя, — однолетние, соседние, что раза в полтора выше,– двухлетки, а те, что ростом выше двухэтажной школы, посажены в 2003 году». «А что тут раньше росло?» — «Ничего не росло, ведь почва – солончаки». «Сколько посажено деревьев?» — «Тысяч двадцать». Это в Нукусе, на стандартной территории стандартной школы.

Тут растут, а за оградой нет. В чем секрет? «У нас есть своя технология». Педагогическая? Наверное, ведь у участков таблички с указанием классов. Дети сажают и ухаживают, а по осени считают, на сколько метров выросли их деревья. Но помогает не только детский азарт, а та биотехнология, которой директор-физик увлек всех поголовно.

В Нукусе переговорить с директором Орынбаем Камаловым не получилось. «Уехал на конкурс в Ташкент», — сказали учителя. Зато показали школу и территорию, предложили попробовать сладкий урюк с дерева. Все растет! Еще есть индюшатник, куры, козы, быки, а этой весной по постановлению Совета Министров Каракалпакстана школа получила 18 гектаров земли в Нукусском районе для внедрения биотехнологии в производственных условиях.

Как все начиналось? Об этом расспрашиваю директора Камалова при встрече в Ташкенте. Сперва увлекся физикой. Поступил в аспирантуру Московского института стали и сплавов. Досрочно защитил диссертацию в 1977 году, открыв новый способ выращивания кристаллов. Вернулся в Нукусский университет и лет десять преподавал. Но оказался неудобным, переживая за знания студентов и выступая против поборов. В общем, за прямолинейность его, кандидата технических наук, уволили раз, два, три… Шесть раз восстанавливался по решению суда, а на седьмой не восстановили. Интеллектуал-технарь оказался без дела и пошел на поле простым рабочим.

Всю эту предысторию можно бы и не рассказывать, но без нее не понять ни Камалова, ни его тяги к земле и биотехнологиям. Выращивал морковь и помидоры три года. А потом отправился в школу. Не в нынешнюю свою, в другую. Три года учительствовал, после чего написал письмо в Совмин: «Готов работать директором».

Удивил. Проситься в директора не принято. Авторитетная комиссия изучала его моральный облик в поле, университете и махалле. И все-таки до назначения директором в школу № 22 прошло еще три года. Назначили, вероятно, неудобного Камалова от безысходности: она находится в полном запустении! С 1981 года стоит без ремонта. На 850 детей — около двухсот учителей. Не потому их так много, что дают детям специальные знания (на ту пору школа была самая обычная), а потому что коррупция заела. Кто только в учителях не числился ради трудового стажа – и рыбак, и строитель, и тракторист — с минимальной занятостью и без всякой ответственности.

МАЛЬВЫ И ЧЕРВЯТНИКИ ИЗБРАННОЙ НУКУССКОЙ ШКОЛЫ

Орынбай Камалов взялся за реформы. Сейчас в школе 72 учителя. Из них четыре — отличники народного образования Узбекистана, девять – отличники народного образования Каракалпакстана, пятнадцать учителей высшей категории, шестнадцать – первой. Он ими гордится. «Принимая учителей на работу, тестируем. Ничьи просьбы не слушаем». Точно так и детей принимает в школу. Для второклассников открыл первый спецкласс по физике. Первые его ученики в девятом, а в этом году тестируют малышей уже в три специальных физических класса.

Слушая Камалова, понимаю его подъем, когда про учителей говорит, про детей, про состоявшийся ремонт, про первое место среди школ Каракалпакстана в 2009-м по озеленению и второе в конкурсе на звание лучшей. «Два первых места за раз не дают. А то, что наша – самая зеленая – неоспоримо». Что не понимаю, несмотря на его три года на поле, так это про биотехнологию.

«Я про нее вычитал в библиотеке имени Ленина в Москве. Меня пригласили в 2003-м на симпозиум физиков. В нем поучаствовал, а потом на две недели погрузился в изучение наилучших практик в сельском хозяйстве. Находимся на солончаках. Сажаем деревья, вырастают они за год еле–еле на метр, если вообще приживутся. Можно ли улучшить почву? Искал ответ на этот вопрос и нашел. Япония в 1980 году закупила технологию использования калифорнийских червей. Заплатила миллиард долларов, привезла контейнеры с червями и уже через пять лет сельхозпродукция других стран не могла пробиться на японский рынок — местные фермеры обеспечили страну экологически чистой продукцией, при этом на семнадцать процентов сократив посевные площади».

МАЛЬВЫ И ЧЕРВЯТНИКИ ИЗБРАННОЙ НУКУССКОЙ ШКОЛЫ

С собой в Нукус он привез литературу по выращиванию земляных червей и пару банок с червями из Подмосковья. Вместе с учителями биологии заложил в школьном дворе первый червятник. В Нукусе мне его показали. Примерно двухметровый квадрат и такой же глубины. Сверху можно догадаться, что в нем образуется компост. Сюда вперемешку с соломой закладывают навоз от своего небольшого «стада». И сюда же запускают червей. Сейчас в саду школы несколько червятников, где черви живут и размножаются. Они – не калифорнийские, помимо подмосковных, Камалов привез ташкентских и алматинских дождевых червей. И все успешны.

Не понимаю про «не калифорнийских» и переспрашиваю. А он говорит: «Обычные дождевые черви – потрясающие животные! Средний вес земляного червя примерно полграмма, оптимальное число на гектар – около полутысячи. Червь пропускает через себя за сутки количество почвы, равное весу своего тела. Чем больше популяция червей – тем больше образуется гумуса. Из-за пестицидов и химических удобрений черви погибли полностью на огромных площадях. Любые местные черви, если их культивировать по специальной технологии, не хуже калифорнийских улучшают почву. Первые три года эффект мало заметен, но затем продуктивность земли вырастает в пять-десять раз».

Настолько это кажется невероятным, что можно понять членов жюри в Ташкенте. Наверное, им все эти рассказы Камалова показались фантастикой. Но я-то ходила среди школьного леса-сада, осматривала червятники, которые вскрывают каждые два месяца по очереди. Расплодились черви — их собирают с квадратного метра около двух тысяч и пересаживают на новый участок. Участок прикрывают соломой от лишних испарений и поливают, чтобы черви не ушли вглубь. «Если дети захотят унести домой?» — «И уносят в банках, мы эту рады. Пусть в своих огородах выращивают».
Про технологию культивирования «любимых животных» Камалов подробно не говорит: «Это наше ноу-хау». Про другие школьные ноу-хау он рассказал на своей презентации коллегам и членам жюри. Как построили школьную котельную с двумя котлами на газе, как пополняют внебюджетный фонд школы, как поощряют учеников…

Он продолжает размышлять о перспективах, а я невпопад спрашиваю: «Вы в каком часу обычно приходите в школу?» — «В шесть утра». В 2005 году он стал заслуженным работником народного образования Каракалпакстана, в 2008-м – отличником народного образования Узбекистана. В 2009-м его школа – лучшая по озеленению и вторая на конкурсе школ Каракалпакстана.
Не стала школа призером узбекистанского конкурса на лучшую спецшколу, но получила диплом за «Новые педагогические технологии». Только четырнадцать школ прошли в финал, и школа № 22 — в числе избранных. Самая лучшая для ее директора.

Наталия ШУЛЕПИНА
«Новый век», № 28, 9-15июля, 2009 г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“МАЛЬВЫ И ЧЕРВЯТНИКИ ИЗБРАННОЙ НУКУССКОЙ ШКОЛЫ”»

  1. Kir:

    УДИВИТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК КАМАЛОВ. НА ТАКИХ ЛЮДЯХ СТОИТ НАША ЗЕМЛЯ. ФИЗИК И КАКИЕ ТО ЧЕРВЯКИ. НАДО ЖЕ НА СОЛОНЧАКАХ ДЕРЕВЬЯ РАСТУТ.

  2. Эльмира:

    Хороший очерк о школе и учителях, давно у нас не пишут об учителях- новаторах, да и немного их осталось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Земля

Партнеры