Возврат к углю. К чему это приведет в Узбекистане?

 В Узбекистане декларируется переход на альтернативные источники энергии. Однако по факту речь идет о переводе ряда предприятий с газа на уголь. Об этом говорится в проекте Постановления Кабмина «О дополнительных мерах по расширению использования альтернативных видов топлива в отраслях экономики и социальной сфере». Проект подготовлен АО «Узбекнефтегаз». Он был опубликован 29 марта 2019 года на правительственном сайте regulation.gov.uz  и вызвал массу возражений.

Проект Постановления, подготовленный АО «Узбекнефтегаз», предусматривает прекращение подачи газа предприятиям по производству жженого кирпича, извести, цемента, теплично-парниковым хозяйствам. Предлагается с 1 января 2020 года предприятиям этих сфер прекратить подачу газа, даже если они не переоборудовали свои объекты на использование альтернативных видов топлива. Определено, что альтернативное газу топливо для предприятий этого профиля – уголь. 

Решение пока не принято. Приводим предложения и комментарии, сделанные в ходе обсуждения:

  • Перевод на уголь – действия, не соответствующие обязательствам, принятым Узбекистаном в рамках Парижского соглашения. Узбекский уголь – высокозольный. Усилится загрязнение окружающей среды. При этом страна увеличивает экспорт газа.
  • Прилиожением № 3 к Постановлению Президента Республики Узбекистан от 26 мая 2017 года № ПП-3012, четко определен комплекс по развитию использования возобновляемых источников энергии и повышению энергоэффективности в отраслях экономики и социальной сфере на 2017- 2021 годы. Там ни слова о том, чтобы перевести действующих предпринимателей на альтернативный источник, а точнее, на подразумеваемый «Узбекнефтегазом» некачественный уголь. Какое отношение имеет это Постановление к частному сектору???
  • Сокращать нужно за счет экономических рычагов, а не создавая искусственные барьеры. Установите цену на газ для этих отраслей соизмеримо цене на уголь или немного дороже, сами все перейдут. А таким способом, не относящимся к рыночной экономике, вы добьетесь только негатива со стороны общества, резкого повышения цен на стройматериалы и овощи, что может привести к неконтролируемой инфляции.
  • Да, к сожалению, Узбекистан — одна самых энергозатратных стран. Но вина в этом не малых предприятий, которые экономят каждый куб газа. У нас абсолютно неэнергоэффективные крупные госпредприятия и изношенные газотрассы. Конечно, проще обанкротить тысячи малых предприятий и выкинуть тысячи людей на улицу. Все мы прекрасно понимаем, что уголь (ангренский, низкокалорийный) не может стать альтернативой природному газу. 
  • Данный проект противоречит пункту 14 Указа Президента Республики Узбекистан от 29 марта 2018 года «О дополнительных мерах по ускоренному развитию плодоовощеводства в Республике Узбекистан», где возложена персональная ответственность на руководителей АО «Узбекэнерго» и АК «Узтрансгаз», а также Совета Министров Республики Каракалпакстан и хокимиятов областей за бесперебойное обеспечение производственных и перерабатывающих мощностей плодоовощных кластеров (тепличные хозяйства входят в кластер) электроэнергией и природным газом в соответствии с их производственными потребностями.
  • Как всегда бросаем себя со стороны в сторону. Никакого анализа. Берём миллионные кредиты у АБР и Всемирного банка на развитие плодоовощеводства. Строятся сотни гектаров тепличных комплексов. Только начали осваивать иностранные рынки овощей, теснить турецких и азербайджанских поставщиков на экспортных рынках. Нет, теперь разом всех отключаем от газа. Плевать на тысячи рабочих мест, плевать на тысячи обанкротившихся предпринимателей, которые не смогут погасить огромные валютные кредиты и будут отдавать все своё заложенное имущество банкам. Мы же ничего умного предложить не можем. Проще всего тупо взять и отключить от газа. Браво. 
  • Приложением № 4 к постановлению Президента Республики Узбекистан от 26 мая 2017 года № ПП-3012 обозначены Целевые параметры снижения энергоемкости в отраслях экономики на 2017-2021 годы. Там конкретно приведен перечень организаций, кому установлен прогноз снижения удельных расходов топливно-энергетических ресурсов (природный газ, электроэнергия, нефтепродукты) на производство продукции (работ, услуг). Так при чем здесь тепличные хозяйства???
  • Преимущество отопления природным газом промышленных теплиц по сравнению с углем: загрязнение пеплом. Угольная пыль поднимаясь через дымоход вверх прилетает и «садится» на тепличную пленку. Жизнь тепличной пленки уменьшается, светопропускание (1% больше света это 1 % больше урожайности) внутри теплицы уменьшается, фотосинтез очень плохой, растения не получают необходимого количество солнечного луча и либо медленно растут либо не растут вообще! Болезни гарантированы! Урожай минимум при максимальных расходах на уголь и на лекарства с удобрениями!  КПД котлов на твердом топливе составляет около 80% когда КПД газовых котлов составляют до 95%. С точки зрения энергоэффективности угольные котлы менее эффективны.  При сжигании угольных котлов не возможно получить СО2 жизненно необходимый для увеличения урожайности овощных культур!  Теплотворная способность угля является переменной, в основном, это 6000ккал/кг, однако такие факторы, как содержание влаги и размер угля, колеблют эти значения, которое отрицательно влияют на производительность котла и срок службы всей отопительной системы. Нужно много места для хранения угля, машины (трактор), рабочей силы для перемещения. В целом это объекты, которые требуют большого пространства и более дорогостоящей инфраструктуры.  Отопления на угле являются устаревшей технологией по сравнению с чистым и менее заразительным как природный газ энергоресурсами.  Котел на угле должен постоянно обслуживаться 2-3 кочегарами 24 часа в сутки. Газовые котлы легко подсоединяются к так называемой системе климат-контроля, который отвечает за управления всеми системами внутри теплицы (отопление, вентиляция, полив, рециркуляция дренажа, водоочистка и т.д.). Газовый котел сам включается, когда температура внутри теплицы падает, тем самым, экономя расход энергии!  Система отопления на угле несовместима со словом чистота. Снаружи теплицы будет постоянно виден песок от угля! Внутри теплицы постоянно будет присутствовать вредный для здоровья угарный дым! Крупные трейдеры или покупатели вряд ли захотят покупать овощи выращенные в таких условиях. 
  • На сегодняшний день многие тепличники обременены кредитами и каждая копейка для них в цене. Многие страдают от нехватки оборотных средств. Вынуждены экономить на газе, и держать температуру внутри теплицы низкой близкой к критичной для растений, экономят в лекарствах, экономят в удобрениях, экономят в семенах, экономят в тележках (делают самодельные) для работы с растениями. И если сейчас им сказать, что они должны поменять газовые котлы на угольные. То есть поменять не только котел, а всю систему отопления (инженеры по отоплению поймут, о чем сейчас идет речь). Это приведет к банкротству многих тепличных хозяйств! 
  • Сложно предположить, к каким последствиям может привести переход газовых котлов на угольные для тепличной отрасли. Но то, что вырастут цены на овощи, и это повлияет на конкурентоспособность наших овощей на внешних рынках ,-  вполне предсказуемый результат. Урожайность теплиц на угле намного меньше урожайности теплиц на природном газе. Когда мы говорим о тысячах гектаров теплиц, мы должны понимать, что мы говорим о тысячах тонн недособранных овощей. 
  • Очистка отходящих газов угольных котлов в CША и Европейских странах https://www2.dmu.dk/atmosphericenvironment/expost/database/docs/elv_combustion.pdf

— Исходя из личного опыта могу сказать, что при использовании скруббера для очистки отходящих газов, не видно даже дыма из трубы котла. Напротив зная проблему запылённости нашего воздуха при установке солнечных батарей и необходимости смывания с них пыли 2 раза в неделю, не понимаю, как можно приводить пример отходящих газов не учитывая запылённость самого воздуха, который имеет содержание пыли mg/Nm³ больше, чем гарантированный выброс производителями скрубберов из дымовой трубы. Полная автоматизация сжигания угля на котлах с угольной решёткой тоже обеспечивают полный климат контроль. Если кидать уголь лопатами, тогда есть необходимость в эксплуатации 2-4 человек. Но сжигание угля на автоматизированной угольной решётке, с завязкой на процесс контроля горения с учетом всех факторов, от смешивания с воздухом, до контроля пламени и температуры процесса горения. Наличие угарного дыма происходит от использование котлов кустарного производства. В Республике установлено несколько десятков котлов для обогрева тепличных хозяйств площадью до 6 гектаров. Негативные явления там не наблюдаются. 

 — Качество обжига и эффективность процесса во многом зависят от вида применяемого топлива. Пересыпные печи (на коксе или угле) не удовлетворяют современным требованиям к качеству извести и экологичности процесса: невысока степень обжига, неоднородно качество извести, чрезвычайно большие выбросы NOx, SO2 и CO. Количество парникового газа (СO2) приблизительно вдвое больше, чем при использовании углеводородного газообразного или жидкого топлива. Химический состав природных мазутов, а также известные технические сложности качественного сжигания в рабочем пространстве обжиговых печей предопределяют повышенное количество экологически вредных выбросов и недостаточно высокие показатели качества обжига. С наилучшими на сегодня технико-экономическими и экологическими показателями работают агрегаты всех типов, в том числе и шахтные, отапливаемые природным газом. 

—  Этот проект защищает интересы узкой группы людей против 32 миллионного народа. Он является преступлением против народа Узбекистана. Нужно срочно найти заинтересованных в принятии этого постановления людей, узнать их настоящие цели и если нужно, привлекать к уголовной ответственности.

— Данный проект постановления также является преступлением против братского народа России, поскольку, прочитавший данный проект умный и умеющий мыслить гражданин получает негативный имидж пророссийских компаний. Данная тема поднимается на фоне передачи «Узбеккумир» (Узбеуголь) в доверительное управление российской компании ООО «Прогресс Гор Тех».

— Предлагаю освободить всех граждан и субъектов предпринимательской деятельности, переводящих свои жилые дома и производственные мощности на альтернативные источники энергии (солнечные, ветряные и др.) от налога на пользование такими видами энергии в течение 10 лет со дня их внедрения. 

— Сокращать нужно за счет экономических рычагов, а не создание искусственных барьеров. Установите цена на газ для этих отраслей соизмеримо цене на уголь или немного дроже, сами все перейдут. А таким способами не относящимся к рыночной экономике вы добьетесь только негатива со стороны общества, резкого повышения цен на стройматериалы и овощи, что может привести к инфляции неконртролируемой. Предлагаю изменить в данном постановление механизм замены печного топлива путем поэтапного увеличения стоимости газа, соизмеримым с ценами на уголь.

— Учитывая, что тепличные хозяйства платят 1000 сумов за кубометр природного газа, считаю целесообразным перевод их оплаты на счет Узбекнефтегаза в свободно конвертируемую валюту (поступившей за счет экпорта производимой плодоовощной продукции) оптимальным вариантом для обоих сторон.

— Принятие данного Проекта приведет к банкротству Тепличных хозяйств и не возврату полученных кредитов по инвест проектам реализуемым согласно Протоколам посещения Президента в регионы. Кто за это ответит? Кто возместит вложенные собственные средства?  

— Ждите огурцы по цене мяса.

— Этот проект защищает интересы узкой группы людей против 32 миллионного народа. Он также является преступлением против братского народа России, поскольку, прочитавший данный проект умный и умеющий мыслить гражданин получает негативный имидж российских компаний, так как данная тема поднимается на фоне передачи «Узбеккумир» на доверительное управление Российской компании ООО «Прогресс Гор Тех».

  • Мы решительно возражаем против этого проекта. Прекращение поставок газа и полная конверсия в уголь негативно сказываются на наших инвестициях и экологии.
  1. Для перехода на полную линию сжигания угля требуется более 500 000 долларов. Эти дополнительные инвестиции окупятся в течение многих лет, поскольку рентабельность в этой отрасли очень низкая.
  2. Сжигание угля является очень старым устаревшим процессом, который имеет много недостатков, включая низкую эффективность и большое количество грязных побочных продуктов по сравнению с газом. Негативное влияние на местную экологию и наших работников будет очень плохо, несмотря на современные системы фильтрации.
  3. Узбекский уголь имеет слишком низкую теплотворную способность, чтобы быть экономически эффективным, и слишком много примесей для производства хорошего обожженного облицовочного кирпича, который мы производим.
  4. На нашем заводе используются современные технологии сжигания и электронное управление используемым газом для минимизации потребления. Мы используем меньше газа, чем ГОСТ.

— Мы не понимаем, почему мы должны быть вынуждены перейти на уголь, старое грязное неэффективное топливо. Наши инвестиции были основаны на том факте, что стране нужны качественные строительные материалы хорошего качества и имеются газовые ресурсы для обеспечения такого современного производства. Мы вновь призываем вас пересмотреть этот проект и не осуществлять прекращение подачи газа.

— Получается нонсенс. Шаг вперёд и два назад. Предприниматели однозначно правы! Такие запреты законы подзаконные акты не должны приниматься без согласия предпринимателей. Со временем потребность мира в плодоовощной продукции (в экологически чистой натуральной еде) возрастет, а сырьевых энергоресурсах — уменьшится. Поэтому принимая какое-то решение надо думать о будущем.

— Разве такие вопросы не должны регулироваться через рыночные отношения? Если газа не хватает, нужно поднимать тарифы. Иначе сколько людей останется без работы!?  Я читал, что экспортная цена на газ около 1200 сум за м3, а теплицы платят 1000 сум. Им будет дешевле платить 1200 сум, чем переоборудовать их на уголь.

— Если исходить из наших реалий истинная первопричина достаточна проста — большой куш. Группа лиц используя административные ресурсы лоббирует проект массового перехода на угольное отопление для того чтобы на этом крупно заработать. Подготовка была проведена тщательная — разработаны и опробованы образцы местной техники для сжигания угля в пылевидной форме, пролоббирован и принят соответствующий местный ГОСТ фактически отсекающий всех остальных производителей от нашего внутреннего рынка продаж твердотопливного горелочного оборудования и т.д. и т.п. А то что при этом резко упадет конкурентоспособность наших предприятий, мы попадем в зависимость от поставки импортного угля и сильно пострадает экология Узбекистана — плевать, как говорится “ничего личного — это бизнес“.

— Если расход газа и дальше будет увеличиваться, то, боюсь, в регионах снова начнут экономить газ для отопления населению в зимний период, как было несколько лет назад. Я сам живу в Самарканде. От площади Регистан 2 километра. С 2006 года по 2016 год абсолютно отсутствовала подача газа и зимой и летом. Кто зимой грел комнату дровами, тот знает, как это трудно и опасно. Свет зимой давали два дня в неделю. Сейчас, два года, газ горит круглый год, свет гаснет в месяц один раз.

— Регулировать нужно рыночными методами, а не запретами. Сделайте для промышленности и тепличников рыночные мировые цены на газ, но дайте работать. Тогда Узбекнефтегазу будет без разницы, куда продавать — на экспорт или внутри страны.

— Страна чудес. Левая рука не знает, что творит правая. Экономия газа – это, конечно, хорошо, но вот солнечные панели, которые могли бы заменить отопление газом в стране ещё не производят. Почему слова у нас всегда расходятся с делом?! Или за свои слова чиновники отвечать не способны?!

— “Узтрансгаз“, я готов платить тебе 150$ за 1000 куб. м., могу и больше, при условии, что возобновишь подачу природного газа в мой дом. Живу в крупном областном центре. Хочу, чтобы моя семья жила в нормальных условиях. Предоплата за газ на сегодняшний день составляет около 1500 куб. м. Газ отсутствует с ноября прошлого года, а был с 1964 года.

— Сэкономить газ на своих и продать чужим, а в результате получить отрицательное сальдо — это есть чистое вредительство на уровне государства. Нашим законодателям обязательно надо прислушаться к аргументам потребителей газового топлива и не идти на поводу у «Узбекнефтегаза». Пусть газ продают по рыночной цене, но сначала своим потребителям, а потом уже на экспорт. Также нельзя забывать и об экологии: употребление угля — это загрязнение атмосферы. Хватит необдуманных и лоббистских решений. Надеюсь на здравый ум.

-Бесплатная подсказка “Узбекнефтегазу“ как еще можно снизить внутреннее потребление газа — не надо ограничиваться отключением от газа кирпичных заводов и парников,
Отключить от газа весь жилой сектор — пущай на дровах и угле дома готовят. Вкуснее будет, с ароматом дымка. «Предки так жили, и мы смогЁм».

-В конечном счете пострадает народ, как конечный потребитель урожая, который покупает овощи и фрукты. А основная причина в этом — это большие кредиты, которые Узбекистан получил, возвращать-то надо. Все за счет народа.

— Не трогали бы уж тех, кто уже работает. Считаю, на первое время было бы достаточно запретить новым предприятиям и теплицам подключаться к системам газоснабжения, а тем, что уже имеются, давать возможность расширяться за счёт только альтернативных источников энергии.

— Глава страны старается развивать наш агропром, создавая агрокластеры, теплицы в каждый области и районе, но опять же наши некоторые чиновники делают все, как всегда, наоборот.

— Почему не допустить к сфере энергетики частные компании? Частная компания закупает газ в Казахстане или Туркменистане, она не зависит от политических амбиций и настроений, а просто банально закупает газ и платит «Узбекнефтегазу» за транзит газа до потребителя. И пусть «Узбекнефтегаз» экономит сколько ему угодно. Частная энергетическая компания будет платить госкомпании за транзит газа в любой валюте, которой будет выгодно государству. Потому что эта компания может напрямую договориться с потребителем и оговорить условия платежа индивидуально, на её деятельность не влияют постановления и разрешения, не нужно политикам унижаться и краснеть перед соседями, нет никаких рисков для бюджета. Ни единого цента государственных денег не будет вложено в этот проект, только налоговые поступления и маржа за транзит будут пополнять казну. Не будет использовано ни одного кубометра местного природного газа. Главное, что бы стороны придерживались всех пунктов договора. Самое первое правило, что государство не будет вмешиваться в ценовую политику компании, не будет указывать с кем ему работать. В ответ компания не будет использовать конвертацию в Узбекистане для расчётов в валюте, а использовать исключительно поступления от экспортных валютных выручек потребителей и вовремя оплачивать все налоги и остальные платежи. Так работают в Европе энергетические компании. Нужно дать шанс предпринимателям. Так скоротечно принимать решение на переоборудование нельзя и не выгодно никому. Очень много людей вложились в тепличный бизнес, они нуждаются в природном газе, которого в Туркменистане в избытке, и они будут только рады нам его продать. Все коммуникации и трубопроводы уже существуют. Нужно только желание и в добрый путь, осваивать по настоящему открытые рыночные механизмы мировой экономики.

— Все ископаемые богатства и недра земли принадлежат народу, но управляют им в своих интересов группа людей, лишая народ этого богатства, современная история Узбекистана..

— Может, скорее, Кабинет министров вынес на обсуждение проект, а не «Узбекнефтегаз»? У «Узбекнефтегаза» большие проблемы с добычей. Из года в год своя добыча падает (не СРП проекты), а внутреннее потребление растет. Поэтому и задолженность у «Узтрансгаза» в 600 млн долларов за газ «Лукойла», который должен был идти на экспорт, а потребили внутри. Поэтому придумали этот законопроект. Кроме того, лучше (по-ихнему) продавать больше на импорт. А так увеличения добычи нет, приходится экономить газ на внутреннем рынке.

— Лучше бы для начала перевели на уголь крупные предприятия рядом с тепловыми электростанциями на уголь, а не сразу все. Опять-таки перевести на уголь можно только старые паровые электростанции, а новые работающие на газе, что в Навои, на уголь не переведёшь. Технология работы другая. Получается, что придется потребителям закупать котлы и уголь на зиму.
Пишут в законопроекте про переходы на альтернативные источники энергии. А солнечные панели опять предпринимателям самим закупать, за свой счёт? А какие преференции тем, кто устанавливает солнечные панели у себя? Есть субсидии от государства или льготы на развитие солнечной энергетики? Получается «Узбекнефтегаз» после критики президента хочет выйти в профит за счет своего населения и предпринимателей, которые развивают агросектор, и пополняют казну государства валютной импортной выручкой.

— Все намного сложнее чем представляется. Полагаю, что основной вопрос в том, сколько на самом деле газа и других альтернативных энергоресурсов есть. Какова потребность для населения в первую очередь? Да, тепло и коммунальные услуги, связанные с тем же газом, должны быть в приоритете при распределении газового ресурса. Ведь основная задача государства это повышение уровня благосостояния населения. Доля газа для индустриального и аграрного в том числе частного секторов тоже определяется не по остаточному принципу. Однако в этих секторах есть свои приоритеты. Согласен что намерение заменить газ на альтернативные источники может привести к разрушению действующих проектов. Это однозначно приведет как к банкротству, так и к уходу с рынка в обозначенных четырех секторах, большой группы бизнес-сообщества. Повысится стоимость товаров не только этих секторов, но и как цепная реакция, все, что связано с ними.
Не пойму еще и того, как банкам удастся вернуть кредиты, выданные на строительство цемзаводов, теплиц и прочих, работающих на газе? Однозначно и то, что разочарование бизнес-сообщества, в том числе и инвестиционная привлекательность страны, упадет в разы. Лучше честно заявить о том, какой у нас ресурс и запасы газа, угля, электроэнергии и прочего энергоносителя, любого другого сырья для развития предпринимательства. Все это обеспечит более рациональное принятие решений, как и куда бизнес-сообществу двигаться.

— Что дешевле, уголь или солнечная панель? Назад в 20-й век. Другим импортерам- всё (наш газ), своим — ничего. Очень гуманно. Неудивительно, что многие хотят отсюда свалить, куда подальше, где есть возможности для бизнеса, льготы. Где думают о своих в первую очередь о своих гражданах, а не о заграничных.

— Отопление углом выделяет угарный газ. Прочитайте. https://hw4.ru/heating-water-coal-save

— Нехватка газа населению происходит вовсе не из-за теплиц или кирпичных заводов, а из-за ежегодного увеличения объёма экспорта газа.

—  Все правильно Узтрансгаз делает. Они действуют в соответствии распоряжением президента о доступности этого важного продукта — газа — для населения страны. Многие, наверное, не в курсе, что стабильный газ имеет население лишь крупных городов, а большая часть населенных пунктов до сих пор, в 21 веке, остается без газа! Приоритетной целью послания нашего президента было стабильное обеспечение газом стратегических объектов и всего населения! Вот что важно и приоритетно, вот на что указывал президент. А бизнес никто не собирается ущемлять — есть альтернативные источники энергии, тот же самый уголь, например. Причем наш местный.

И не надо кричать, что он какого-то не того качества. Во всем мире, в т.ч. на американском континенте и на евразийском материке предприятия, в т.ч. тепличные, активно используют в т.ч. и уголь. К тому же наш местный уголь во многих случаях почти такого же качества как и используемый зарубежными предприятиями. Просто привыкли местные хозяйства к газу и не желают переоборудоваться на др источники энергии вот и кричат. А население не должно же страдать из-за этих бизнесменов, большинству из которых по силам переключиться на альтернативные источники. Ведь нашли же миллиарды для запуска своего бизнеса — и на переоборудование найдут. Они и без того пользуются определенными льготами при получении громадных кредитов.

— Пусть правительство сделает беспошлинной компоненты и оборудование возобновляемой энергетики и примет закон, регулирующий сотрудничество между потребителями и поставщиками электроэнергии. Я бы точно поставил на крышу как минимум 5-6 панелей фотоэлектрических элементов. У нас как минимум 320 солнечных дней в году и упускать такую выгоду неразумно. А проекты с внедрением возобновляемой энергетики у нас точно буксуют, кажется, с подачи определенных лиц и лобби.

— Вы абсолютно неправы, многие тепличные хозяйства пробовали работать с нашим углём. У них ничего не получилось, потому что у нашего угля высокая зольность и малая калорийность. Для вас может быть все, что чёрного цвета, и есть хороший уголь. Но на деле котлы для угля изготавливаются для определённой марки угля и даже месторождения. Назовите мне в Узбекистане одного производителя промышленного твёрдотопливного котла, работающем на нашем угле. Здесь люди хотят донести до правительства, что обеспечение газом предпринимателей является приоритетом, так как это скажется на экономике в целом.

— Нужно поэтапно перераспределять ресурсы, дать время уже существующим тепличным хозяйствам в течении нескольких лет переоборудоваться, а новые хозяйство пусть переходят на уголь. А иначе так можно загубить всю отрасль. Если так жестоко репрессировать бизнес, весь бизнес иммигрирует в соседние страны создавая конкуренцию нашей стране. Плюс к тому ещё и отток капитала неизбежен в условиях неопределенности ведения бизнеса. Речь даже не о иностранных инвесторах, а о уже существующих внутренних инвесторах. Такого рода резкие изменения в условиях ведения бизнеса, только отпугивают и сеют неуверенность в завтрашнем дне.

— Прозвучало очень дельное предложение организовать импорт природного газа из Туркмении и других сопредельных стран частными фирмами Узбекистана для дальнейшей продажи всем категориям потребителей по рыночным ценам. Действительно, чем закрывать производства и увольнять людей, не лучше импортировать газ на доллар и произвести продукцию на 3 доллара?

— Газ становится все более ценным, а, следовательно, более дорогостоящим, природным ресурсом и его использование в качестве топлива будет обходиться со временем все дороже. Переход на использование более дешевого топлива — угля — позволит бизнесу минимизировать риски значительного роста себестоимости своей продукции уже в скором будущем.

— Нежелание что-то менять, по-человечески вполне понятно, но потому и шло поэтапное внедрение такого перевода с газа на уголь, чтобы дать время для подготовки к нему. Повторюсь, те выгоды, которые сегодня еще не принимаются в расчет, в скором будущем станут очевидны, как в плане стабильности себестоимости продукции предпринимателей, так и в плане ритмичной работы их производства в целом.

— Еще одним доводом в пользу предпринимаемых шагов являются сезонные риски. Как свидетельствует многолетний опыт, резкое понижение зимних температур ведет к тому, что для государства первоочередной задачей становится обеспечение теплом социальных объектов и жилья людей.  Как уже отмечалось, меры по внедрению перехода с газа на альтернативные виды топлива внедрялись в стране поэтапно и говорить о неожиданных шагах со стороны государства в этом плане не приходится. 1 марта 2013 года был принят указ президента Узбекистана «О мерах по дальнейшему развитию альтернативных источников энергии», 5 мая 2015 года — постановление «О программе мер по сокращению энергоемкости, внедрению энергосберегающих технологий в отраслях экономики и социальной сфере на 2015−2019 годы», 26 мая 2017 года — постановление «О программе мер по дальнейшему развитию возобновляемой энергетики, повышению энергоэффективности в отраслях экономики и социальной сфере на 2017−2021 годы». Во всех этих документах четко определены меры по развитию в республике альтернативных источников энергии, сокращению объема затрат энергии, внедрению энергосберегаемых технологий.

— Перечисленные меры — часть общемировой тенденции. Каждая страна сегодня поэтапно добивается снижения энергоемкости своей экономики, диверсификации топливно-энергетического баланса за счет привлечения в промышленное производство альтернативных источников энергии. И Узбекистан не исключение, он — часть этих общемировых процессов.

— В стране шаг за шагом идет процесс снижения уровня использования природного газа в качестве топлива на производстве. Например, к сегодняшнему дню полностью перешли на использование такого альтернативного вида топлива, как уголь, 33% от общего количества предприятий по производству жженого кирпича, 27% тепличных хозяйств. Практическая поэтапная работа по сокращению использования природного газа в отраслях экономики в качестве котельного топлива ведется в стране с 2009 года. В 2009—2012 годах на предприятиях по производству кирпича печи обжига были заменены на энергоэффективные круговые и туннелеобразные печи. Установленные на данных производствах печи, работающие на угольном топливе, эффективно используются предпринимателями и сегодня. В Узбекистане поэтапный переход тех же теплиц на уголь как альтернативное топливо позволяет менять не всю технологию производства, а только такой ее компонент, как отопительные печи. При этом в настоящее время уже в Ташкенте производятся отопительные печи, работающие на угольном топливе и рассчитанные на обогрев земельных площадей различных мощностей. Цены на них доступные — приблизительно 100 млн сумов, показатели экономической эффективности — высокие. Это обосновано в частности тем, что водоемкость отечественных печей намного меньше импортных аналогов, то есть при их использовании требуется меньший объем топлива. Практика свидетельствуют, что затраты на уголь в виде топлива в теплицах составляют 30−40% от общих затрат, что дает возможность для относительно низкой себестоимости выращиваемых культур и, соответственно, более приемлемых цен на рынках, что очень важно для населения Узбекистана. Это же должно быть важным и для предпринимателей, когда говорят о том, что при использовании угольного топлива им не хочется связываться с тем, что нужно ввозить его, хранить, закладывать в печь, они предпочитают пользоваться газом. Более дорогим, но зато — более комфортным для производителя. А в перспективе — и все более дорогим, что неизменно повлечет за собой рост цен на те же тепличные помидоры и огурцы. Сегодня, с учетом мнения предпринимателей, государством проводится практическая работа по поставке угля, строительству централизованных складов и стабилизации цен на угольное топливо. Таким образом, примеры уже работающих на альтернативном топливе теплиц показывают, что использование угольного топлива действительно обходится дешевле и обеспечивает получение дополнительного дохода, а решение существующих проблем зависит от самого человека.

— Может, нужно сделать как в нормальных европейских странах: четкая программа на 5-10 лет вперед с налоговыми льготами на тех, кто перейдет на уголь и повышением цены на газ. Предприниматели затратили большие деньги на газовое отопление, раз государство неожиданно меняет правила игры — что бывает необходимо — то государство должно создать условия, чтобы переход на уголь был экономически рентабельным. Эти предприниматели — не чужие люди, а свои налогоплательщики.

— Почему нужно за предпринимателей решать, что выгоднее! Назначьте цену на газ одинаковую с экспортной, пусть каждый сам решает — переходить на уголь или нет и за сколько эта затея окупиться.

—  Уровень газа в отопительных печах можно регулировать, а уровень угля — вряд ли. При использовании угля необходим постоянный контроль его уровня, так как его надо закладывать в печь. А с газом таких проблем нет, повернул винт и всё газ пойдёт, и можно задать уровень его давления, и не думать каждый раз сколько положить угля.

— Переход на уголь- это нарушение экологии. Почему вся Европа борется за газ? Страны пекутся о своей стране и своей экономике. Только постсоветские государства эту задачу считают второстепенной по принципу- “услужим иностранцам и во имя их блага-процветания, а свои подождут“. Продавать надо не сырьё, а нужно создавать условия для предпринимателей, условия для скорейшего освоения новейших технологий и выпуска продукции высокого качества и затем торговать ею (а не сырьём!). Н е о б  х о д и м о разработать в ы с о к и е  с т а н д а р т ы на выпускаемую продукцию, требовать от предпринимателей соблюдения этих стандартов. Государству нужно обеспечивать сырьем эти предприятия. Только так стана может выйти в первые ряды! Существует аксиома экономики- чтобы правильно решить задачу, нужно правильно ее сформулировать! Министерство энергетики нацелено только на продажу сырья. Его не волнует развитие экономики страны. Такое отношение — это безразличие к развитию собственной экономики. Государство должно “научиться“ зарабатывать деньги. Для этого нужны креативные идеи и новое творческое поколение.

—  Напрашивается вопрос: «Что скажет на это Госкомэкологии»? Ведь получается, если все заводы Узбекистана по производству цемента и жженого кирпича, все тепличные хозяйства Узбекистана переходят в основном на угольное топливо, то в итоге мы отбираем у наших следующих поколений право дышать чистым воздухом! Сжигание угля приводит к выбросам ядовитых веществ, которые могут распространяться на сотни километров от источника загрязнения. Среди наиболее опасных выбросов в атмосферу — взвешенные частицы, диоксид серы, оксиды азота, угарный газ, ртуть и мышьяк. Некоторые из этих загрязнителей взаимодействуют в атмосфере, образуя озон и мелкие взвешенные частицы. Воздействие этих загрязнителей повышает риск получить рак лёгких, инсульт, смертельные заболевания дыхательных путей, а также хронические сердечно-сосудистые заболевания и заболевания дыхательных путей. Наиболее уязвимые группы — дети, пожилые люди, беременные женщины и люди с уже пошатнувшимся здоровьем. Но особую опасность здоровью представляет загрязнение атмосферы при сжигании угля. В результате образуются токсичные соединения, в том числе ртути, которые чрезвычайно вредны для здоровья. Уголь является самым грязным и самым опасным топливом для производства электроэнергии на планете. Пепел, копоть, мелкие взвешенные частицы и другие вредные выбросы вызывают заболевания сердца и дыхательных путей. Мировой опыт показывает, что угольные ТЭС являются одним из основных источников выбросов CO₂ в атмосферу, что, как доказано учеными, приводит к изменению климата. Более того, эти выбросы чрезвычайно вредны и опасны для природы и человека.

— Наш Ангренский бурый уголь не подходит для использования современном технологичном котельном оборудовании, потому что во-первых, у него очень низкая теплотворная способность, в следствии чего надо будет сжигать больше угля, чтобы получить необходимую температуру, а это значит больше загрязнять атмосферу. Во-вторых, в составе Ангренского угля много силиката, который при сжигании превращается в шлаковую корку и не дает сгореть всему заложенному углю, потому что образовавшаяся верхняя шлаковая корка закрывает доступ воздуха к остальному углю. Шаргуньского хорошего угля на всех не хватит, его количество ограничено. Получается, что тепличники вынуждены будут покупать казахский или киргизский уголь по мировым ценам по $80 за тонну, тем самым помогать казахским угольным компаниям поднимать экспортный потенциал своей страны. А как быть с увеличением нашего экспортного потенциала, как быть с программой импортозамещения? Как теперь узбекским фермерам и агрофирмам конкурировать на мировом рынке фруктов и овощей?

— Где взять нашим фермерам, агрокомпаниям и населению, у которых в подсобных хозяйствах есть небольшие теплицы, необходимые средства на закуп нового котельного оборудования, которое стоит недешево? Почему не созданы льготные кредитные линии для переоснащения тепличных хозяйств необходимым котельным оборудованием? Здесь в статье пишут, что нецелесообразно использовать в качестве сырья, и этим сами себе противоречат. В качестве чего мы тогда мы экспортируем газ России и Китаю?

— Я сторонник того, чтобы глубоко перерабатывать газовое сырье. Скажу по своему опыту, Устюртский газохимический комплекс глубоко перерабатывает газовое сырье в полимерное сырье полиэтилен и полипропилен. В полипропилене есть острая нужда у предприятий, которые перерабатывают полипропилен в готовую продукцию для различных отраслей. Но местные переработчики полимеров не могут закупать полипропилен здесь и за национальную валюту, потому что корейские партнеры сами продают полипропилен за валюту на различных мировых биржах, тем самым снимая все сливки себе. А наши переработчики вынуждены закупать сырье в Европе, России, Китае, Иране и в той же Корее за валюту. Напрашивается вопрос: зачем нам нужен такой экспорт газа и такая глубокая переработка газа, где выгоду имеют другие иностранные партнеры, а страдают наши производители цемента, извести, кирпича и сельхозпродукции и экономика в целом?

— Зачем продавать на экспорт, если его выгодно перерабатывать внутри страны? А в министерстве посчитали ущерб от использования угля для экологии и влияния угля на здоровье людей? Почему Минздрав безмолствует? Ташкент — это город с тяжелейшей экологической ситуацией, которой, по большому счету, никто не занимается. Автомобили с некачественным топливом, плюс гости,  3 аэропорта, стройки и так далее, а теперь парники и кирпичные заводы. Совершенно очевидно, что экологии и здоровью людей — очередной ущерб, но это мало кого волнует.

— Сначала на продажу, а потом, если останется, для Народа. Класс. Вообще ресурсы принадлежат Народу.

— Министерство энергетики конечно складно написало, но это складно “притянуто за уши“. Весь мир уходит от угля в сторону газа, а уважаемое министерство энергетики нам тут рассказывает сказки! Не надо нашу Родину превращать в мусорную страну, таким образом можем докатится до некоторых нищих африканских стран, которые являются мусорными свалками для развитых стран! Все что нужно знать по этому вопросу можно узнать прогуглив “китай уголь газ“. Так что руки прочь от экологии нашей страны!

— Если уголь выгоднее газа, как нам тут “втирают“, то пусть “перестройку начнут с себя“ — переведут свои энергообъекты на уголь. Что-то новые объекты — по 2 новых блока в Талимаржане, Туракургане и Навои, блок на “Ташгрэс“, проектируемые блоки в Талимаржане и в Каракалпакии — все на газе. Только Ангренская и Новоангренская ТЭС на угле.

— Пару лет назад в Самарканде отсутствовал газ зимой вообще для населения, но в тепличных хозяйствах газ поступал в огромных количествах, из-за взяток бывшим руководителям Горгаза, Облгаза и всяких Райгазов. Люди мёрзли, стучались, тем же самым углём топили дома, а помидоры и огурцы спокойно росли на природном газе. Сидя в тёплом Ташкенте, рассуждать легко. Попробуйте, как в Самарканде, десять лет без газа и зимой и летом прожить. Газ нужен в первую очередь для населения, а потом парничникам, кирпичикам, цементникам и прочим.

— Собираются урезать газ для своих, чтобы больше смогли экспортировать? Переход с газа на уголь это полнейшая деградация и очень пагубно для экологии.

— Осталось выяснить, кого подразумевают под словом Узбекистан !?

— Куда после сжигания угля девать тонны золы и сажи подскажите предприятиям и предпринимателям!

— Лоббизм. Уголь мы передали на внешнее управление (России), вот это путь решение вопроса реализации некачественного угля. Почему мы сырье экспортируем, почему до сих пор нет своего завод по переработке газа? Китай что делает с нашим газом? Для чего они его покупают? Для населения или для своих предпринимателей (теплицы)? Почему они защищают народ и бизнес, а мы… Почему кто-то в кабинете сидит и объясняет, как лучше? Выбор должно быть, скажите цену, пусть экспортную и пусть в валюте, предприниматель сам выбирает, как ему лучше.

— Погасите кредиты предпринимателей, которые получили их на приобретение газовых котлов. Безвозмездно выделите деньги на приобретение угольных котлов. Освободите предпринимателей перешедших на уголь от претензий касательно экологии. Не совсем понимаю, зачем все это, ведь экспортировать готовую сельхозпродукцию намного выгоднее чем природный газ!

— В Казахстане уголь стоит 160000 тысяч сум! Нам хотят его толкать по 800000 тыс. Вот и все, бизнес-выгода тысяч 500000 чистыми, 140000 доставка!

— Предложения любого государственного органа, которые касаются всего народа Узбекистана, его здоровья, его будущего ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОБОСНОВАННЫМИ. Нельзя пренебрегать здоровьем миллионов граждан страны. В связи с серьезностью данного вопроса народу важно знать мнение Минздрава, Госкомэкологии, депутатов различных уровней. Это должно освещаться публично в СМИ до принятия окончательного решения руководством страны.

— Уважаемые, если кто то думает, что переход на уголь тепличных хозяйств и кирпичных заводов решит проблему обеспечения газом населения, то вы глубоко заблуждаетесь. Просто увеличится экспорт газа за рубеж. В Голландии тоже есть природный газ, но при этом ни один куб не экспортируется и все тепличные хозяйства работают на газе. Почему???

— Прочитал, что“ООО „Turan tomatoes“ (уголь), «Фаровон Хаёт Калити“ (уголь) и «Паранда саноат барака“ выявлено, что выращивание продукции при использовании угольного топлива дешевле на 36%, чем при использовании природного газа и может принести дополнительный доход в 90 млн сумов“. Мне интересно, кто из сотрудников этих компаний смог так смело дать цифры и даже установить выгоду в процентном соотношении? С какими хозяйствами на газовом топливе было проведено сравнение? Мне известны факты, что этим фирмам звонили и спрашивали про эффективность угля и газа. На этот вопрос был дан однозначный ответ, что газ эффективней и дешевле. Почему переворачивают факты? Можете им хоть сейчас позвонить.

— Весь мир переходит на газ, а мы — “умные“ — на уголь.

—  По словам Минэнерго, все страны стараются переходить на альтернативные источники энергии. Уголь — это альтернативная энергия? Почему-то Европа все больше употребляет газ, почему-то Китай все больше потребляет газ. Они стараются уйти от угля, а мы, значит, должны переходить на альтернативу в виде угля. Класс!!!! Теперь у нас везде будет каптерка. Если бы Минэнерго создало эффективную систему контроля по расходу газа, подаваемого как населению, так и бизнесу, тогда оно было бы выгодней, чем продавать в третьи страны. Минэнерго легче на уголь перевести, чем создавать эффективную систему и ежедневно вести контроль!

— А где найти столько кочегаров? Вспоминается старый советский анекдот: При взрыве китайской ракеты погибли два космонавта и пятьсот кочегаров.

— Ждите смога как в Пекине. Китай уже переходит на настоящее альтернативное топливо – то есть на газ.

 

Подборка подготовлена на основании обсуждения проекта на сайте regulation.gov.uz , а также публикаций  в СМИ.

 

Фото Наталии ШУЛЕПИНОЙ

SREDA.UZ

 

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Земля

Партнеры