Готовится очередная кампания по вырубке чинар?

Выскажусь по поводу публикации на сайте Voice of Tashkent Жахонгира Азимова «Кто знает все о лесе?» Начинается публикация со слов «Специалист о вырубке деревьев в Ташкенте, мероприятиях в Ботаническом саду и проектах в Научно-исследовательском институте лесного хозяйства». Посвящена лесоводу Абдусалому Норматову.  На  VOT.UZ он рассказал не только о своем пути в профессии, но и поделился мнением о целесообразности вырубки ташкентских чинар. 

 
 
Наши пути с героем публикации пересеклись в феврале 2017 года, когда он работал агрономом в Ботаническом саду имени академика Ф.Н.Русанова. 

В феврале 2017 года после операции на позвоночник я была еще не очень ходячая. С палками передвигалась. А тут люди сообщают, что из Ботанического сада по воскресеньям выезжают фуры с древесиной. Бьют тревогу. Предложила коллеге сходить в выходной. Но пошел снег, сыро. В общем, не рискнула, мы отложили поход до понедельника. Утро в понедельник было ясным и теплым. Снег таял на глазах. Увидеть рубку не рассчитывали. Однако работа кипела. Сначала мы заметили кучу кругляков, а потом и трактор с тележкой. Понаблюдали, как на подъеме рабочие толкали тележку по грязи. Милиционер прибежал с места событий спросить, что мы тут делаем. Очевидно, контролировал процесс. Еще пару тележек трактор вывез из чащи.  Мой репортаж об этом ЧП опубликовал сайт nuz.uz и затем sreda.uz  (cм. «Дровишки в Ботаническом саду«)

Чего не было в репортаже — фамилий.  Порубленную древесину отвозили к теплице. Когда мы с коллегой подошли к теплице, на пороге сидел человек и наблюдал, как из тракторной тележки вываливают перед ним дровишки. Теплица — бизнес. А в Ботаническом саду деревьев много… Человек показался знакомым.

На следующий день пресс-служба Госкомприроды собрала комиссию. Меня не пригласили. Когда по телефону сказали. что найти место рубки не могут, помчалась на такси. У входа в Сад — большая группа людей. Там и сотрудники Госкомприроды, и руководство Сада в лице директора  С.Абдиназарова и агронома А.Норматова, которого мы и видели у теплицы. «Ничего не рубили, ничего не нашли». А ведь находились в нескольких метрах от искомого. Ни директор, ни агроном об этом не сказали.

 
 
 На двух сотках мы насчитали порядка 27 свежих пней. Норматов как агроном Ботанического сада участвовал в замере пней.
 
 
Без разрешительных документов, а их не было, признал директор, требуется оценить сумму нанесенного ущерба. Для оценки ущерба надо знать породу дерева. Директор по образованию географ, и объяснимо, что он сказал «не знаю». Агроном Сада должен знать, деревья каких пород срублены. Но и он сказал, что определить не может. Накануне, когда у его ног вываливали чурбаки из тракторной тележки, наблюдал, как растет гора. А теперь лукавил. Оценка ущерба — деньги и не малые.  В расчет принимаются  диаметр пня и порода.
 
Поскольку мне приходилось встречаться с Норматовым раньше, не думала, что меркантильный интерес специалиста (так он себя позиционировал) может довести до предательства. Ботанический сад предал. Дело поколений ученых, создавших эту уникальную коллекцию, предал. (см. «Сбор по тревоге Ботаническом саду»).
 
Что касается  деревьев для города, не рекомендуемых Норматовым. Чинары – не рекомендуемые: «В Красную книгу Узбекистана занесена только дикорастущая чинара. А те, что растут в городах, это гибрид восточной и западной чинары — совершенно чуждые Красной книге Узбекистана».
 
Про «дикие» и «чуждые» мы говорили с дендрологами Николаем Федоровичем Русановым и Ниной Ивановной Штондой (доктором наук и кандидатом наук). Эти вопросы и ответы есть в моем интервью с Русановым (см. «О деревьях, насекомых и соревновании, кто больше вырубит», 24.1.2016). (http://sreda.uz/rubriki/bio/o-derevyax-nasekomyx-i-sorevnovanii-kto-bolshe/).
 
Агроном и любой другой не дендролог не отличит «дикую» чинару от «не дикой». Надо быть узким специалистом, чтобы заметить разницу. Сейчас уже нет в живых ни Русанова, ни Штонды, ни тем более старшего поколения, закладывавшего Сад. Теперь главный специалист – Норматов. Очевидно, публикация о нем появилась не случайно, а в связи с очередной кампанией по вырубке деревьев. О том, что чинары не для города, он уже заявлял в Госкомприроде. Но раз снова об этом заговорил, значит, держись, Ташкент.
 
Впрочем, есть фраза у героя публикации про гражданскую инициативу: «И вообще, почему бы людям не проявлять гражданскую инициативу и не посадить по городу чинары? Ведь законом это не запрещено. Что мешает гражданам обратиться в Государственный комитет по экологии и охране окружающей среды…»
 
На вопросы по зимней рубке в 2017 году, которая незаконно велась в Ботаническом саду, прежняя администрация Госкомприроды отвечать не хотела. Я задавала эти же вопросы новой администрации теперь уже не Госкомприроды, а Госкомэкологии. Рубили деревья без разрешительных документов и зимой 2017 года, и осенью…  (см. «http://sreda.uz/rubriki/bio/v-botanicheskom-sadu-vyrashhivayut-luchok-chesnochok-i-prodolzhayut-tihoj-sapoj-vyrubat-derevya/ В Ботаническом саду выращивают лучок-чесночок и продолжают тихой сапой вырубать деревья» ). Директор в Саду тот же. Агроном перешел на другую работу.
 
Наталия ШУЛЕПИНА
фото 2017г.

Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


2 комментария на «“Готовится очередная кампания по вырубке чинар?”»

  1. Журналист:

    По поводу Ташкента… Не уйдут из памяти факты и невольные наблюдения, которые засели ноющим ожогом. Где-то году в 93-ом меня отправили на семинар по парковой архитектуре. Скажи, ну зачем информагентству сообщать всей республике, что проведён семинар, на который были приглашены не архитекторы районов, не озеленители, а только журналисты. В тот момент никто не догадывался, даже представить не мог, что началась задуманная не очень умным чиновником (не имею ввиду Каримова) борьба за свою, независимую парковую культуру. Лектор показал нам парки правителей Персии, Турции и прочих стран, где, как он подчеркнул, деревья и кусты просматриваются отовсюду, чтобы никто шаху-хану-падишаху не мог (дословно) «нож в спину воткнуть». Тогда я не придал всему этого особого значения. Но вскоре начали сносить кафе в сквере, потом появились «санитары леса», появилась кибитка милиционера, затем кустики начали вырубать…. Снос Сквера — это не моментальная акция. Это больше похоже на госпрограмму, которая ещё не закрыта!

  2. Сочувствующий:

    Отличный коммент. Значит, запуск «независимой парковой культуры» начался в 1993-м.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры