Как мы пытались осуществить общественный контроль Ташкентского ботанического сада

Ангелина ОДНОЛЬКО:

Ботанический сад Ташкента — один из самых популярных объектов, обсуждаемых в СМИ и социальных сетях. Впечатляющие фотографии, яркие краски, экзотические виды и … гневные тексты о нарушениях природоохранного законодательства. Мы, группа журналистов и представителей общественности, пригласив экологов и сотрудников Сада, вооруженные въедливым любопытством, начали совместный осмотр.

 

 

Имеем на то полное право. По законодательству «Общественный контроль за охраной, использованием и воспроизводством объектов растительного мира осуществляется общественными объединениями, другими негосударственными некоммерческими организациями и гражданами». Мы – граждане.

Что удивило на входе? В перечне платных услуг крупным шрифтом указана стоимость заезда автомашин, одной, двух, трех… для проведения видео- и фотосъемки.  Что? Научное природоохранное учреждение разрешает и поощряет заезд на машинах? Тогда, извините, мне с детьми там делать нечего. Машин у нас на улицах и во дворах хватает. Но дети тут не главное. Здесь есть другие, как говорил Дерсу Узала, «люди»: охраняемые деревья, кустарники, птицы. Им выхлопные газы – на погибель.

 Идем дальше.

 У самого входа совсем неприкрыто существует делянка чеснока в несколько соток.

  — У нас маленькие зарплаты, как-то надо помогать сотрудникам, — поясняет директор Ботанического сада.

 Даже на мой дилетанский  взгляд зарабатывать Сад может выращиванием саженцев, выполнением научных работ по грантам, занимаясь профильной работой. Здесь можно отвлечься и поговорить, из каких заграниц в Ташкент для озеленения завозят дорогущие саженцы в кадках. Но этот монолог вставим в другую пьесу.

Идем дальше.

Заметно, что территория расчищена. Сад становится прозрачным – сквозь стволы далеко видно. По сравнению с тем, что было десять лет назад, тротуары оголены и удобны. Для этого пришлось провести вырубку деревьев и кустарников. Вот эта вырубка и вызывает сомнение. На своем дачном участке пили, сколько хочешь, а в Ботаническом – научная коллекция, музейное собрание и уничтожение любых (любых!) экспонатов должно быть обоснованным, задокументированным и разрешенным в установленном законодательством порядке.

Порядок закреплен Постановлением Кабинета Министров № 290 (2014г.), утвердившим «Положение о порядке использования объектов растительного мира и  прохождения разрешительных  процедур в сфере пользования объектами растительного мира».

На участке Восточной Азии мы считаем свежие пни. Директор Ботанического сада С.Абдиназаров заверил нас, что писал в хокимият о необходимости рубки в Саду в 2017 году и даже письмо показал.  Но разрешения на рубку, согласованного с органами охраны природы, показать не смог.

 

Идем дальше. Самый экзотический, с детства мною любимый участок – это «Америка» с ее болотными кипарисами. Они растут вокруг озера и дышат «воздушными» корнями. Сейчас,  накануне зимы, озеро осушено. На дне можно найти следы костра (костер в Ботаническом саду!), на мощных стволах видны надписи, убрана лиственная подстилка, возможно, для пикника или съемки видеоклипа.

Помнится, раньше дикое посещение Сада не допускалось. Разрешено было заходить только в составе экскурсии с  лекционным сопровождением. Сейчас вход свободен  и очень дешев. Люди идут сюда ради отдыха на природе.

За город ташкентцам ехать далеко, дорого, долго. И все же удовольствия горожан в данном случае — дело вторичное. Экскурсии можно и должно использовать для просвещения. Тогда и за городом уменьшатся проблемы. На сегодняшний день уборка территории Угам-Чаткальского национального парка от баклажек, пакетов и прочего мусора «отдыхающих» — неразрешимая техническая задача.

Теперь поговорим о кадрах, точнее, о кадровом голоде. Сравним кадровый состав известных ботанических садов мира. Везде работает большой штат докторов биологических наук. У нас ученых-дендрологов нет. На свою работу сотрудники Ботанического сада смогут посмотреть как на миссию сохранения достояния страны только при наличии широкого университетского образования. Признаем, что выпускник сельскохозяйственного института смотрит на землю, как на источник дохода. Ученый способен сохранять ботаническую коллекцию, созданную основателем Сада Федором Николаевичем Русановым и его сподвижниками, ради самой идеи сохранения.

Не могу сказать, что сотрудники не стараются.

— Каждое дерево – разводит руками сотрудница с 30-летним стажем, — это наши дети. Как же мы можем просто так их уничтожать или калечить неправильной обрезкой?

Во время нашего обхода подбежали к ней два совсем юных паренька в рабочей одежде отпрашиваться на обед.

— Вот мои работники, – похвалилась собеседница, — от старания даже носы в земле. Рабочих не хватает. Кто придумал эти нормы?! Сама вместе с ними работаю.

Я верю натруженным рукам. Но коммерциализация деятельности Сада лезет во все щели и не дает возможности оценить научную работу.

С ростом потока посетителей выручка растет. Для них – прокат велосипедов, скамейки, урны. А где же просвещение – информация о коллекциях, участках? Хотелось бы посетить музей Сада, ознакомиться со списком научных работ, узнать о реализуемых научных проектах, партнерских организациях по всему миру, увидеть фотографии заслуженных работников.

Оранжерея есть, и у нее все еще имеется богатая коллекция. Однако год за годом многое теряется из-за плохого отопления. Года полтора-два назад помогли спонсоры приобрести  котлы, но нужны еще трубы, батареи… И снова оранжерея в ожидании зимних авралов.

Поговорить и разойтись не дело. Обследование, даже если оно общественное, должно заканчиваться составлением Акта. Но пока мы в последние  минуты спасали несколько стволов от петроглифов веселой компании, администрация Сада и представители Госкомэкологии исчезли, а с ними и возможность конструктивно завершить осмотр.

 

 

Что ж, придется идти еще раз. А заодно просить и другие СМИ чаше освещать научную, просветительскую деятельность Сада, и тогда эта научная, просветительская деятельность, возможно, на самом деле станет ясной и очевидной для всех нас.

 

Ангелина ОДНОЛЬКО

Еженедельник «На досуге», 23.11.2017г.

 

 

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Обо всем

Один комментарий на «“Как мы пытались осуществить общественный контроль Ташкентского ботанического сада”»

  1. Мадина:

    Сделали общественники и журналисты благое дело, спасли деревья. А вроде это дело как раз представителей Госкомэкологии и администрации Ботсада. Эх, отвлеклись! Ловить нужно было эту компанию, якобы защитников природы! А акт-это бумажка, без которой никак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры