Вслед за синей птицей

Вслед за синей птицей

Крылатая героиня неоднократно была в центре повествования легенд, сказаний и пьес. По преданию, кто поймает синюю птицу — обретет счастье. Старший научный сотрудник Института генофонда растительного и животного мира Академии наук, кандидат биологических наук, орнитолог Евгения Лановенко знает наперечет все 460 видов пернатых в нашей стране. И уж точно может сказать, что синюю птицу как вид можно встретить в горах Ташкентской области. А чтобы стать счастливым, единственное, за чем стоит погнаться — за профессией своей мечты, то есть найти призвание, дело всей жизни.

Прощание с океаном

— В детстве папа с охоты принес подстреленную птицу, — вспоминает Евгения Николаевна. — Мне было ее так жалко, что очень твердо и даже резко (что было неожиданно для всей семьи и меня), сказала, чтобы больше он в птиц не стрелял. Отец тогда очень внимательно выслушал мой ультиматум и все понял. Просьбу выполнил — больше подстреленных птиц в доме не было.

Это важно, считает она, когда к ребенку прислушиваются. С особой теплотой рассказывает о своем отце — Николае Михайловиче, который при каждом удобном случае устраивал походы для нее и брата. Рассказывал о природе, зверях и птицах, учил присматриваться к деталям.

Семья инженера-строителя не раз меняла место жительства. Маленькая Женя помнит и снежную Сибирь, и высокогорный Кавказ, и встретивший ярким солнцем Ташкент. Здесь она продолжила учиться с седьмого класса в школе № 178, которая сыграла немалую роль в ее жизни.

В первую очередь с головой захватило изучение английского языка, который еще пригодится в ее будущей профессии. Во-вторых — сильные педагоги. Химию преподавала талантливый наставник Анна Балаянц. Она вместе с ребятами ставила интересные опыты и эксперименты. Тут же работала лаборантка Ольга Хорошкова — студентка биофака ТашГУ (ныне Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека), с которой всегда было интересно обсудить новости науки, узнать о жизни студенчества. Ей юная Женя рассказывала о своих увлечениях, мечте стать ихтиологом — изучать рыб, морские организмы, или с головой погрузиться в океанологию — бороздить водные просторы и делать уникальные научные открытия, как знаменитый Жак-Ив Кусто на своем корабле \»Калипсо\». Выхода телепередач о них тогда ждали многие, и Евгения была среди увлеченных зрителей.

Волей случая она стала не изучать глубины океанов, а наоборот — смотреть в небо, которое по цвету все же напоминает объект исследования профессора Кусто. Однако путь будущего орнитолога оказался тернист и непрост. Первым испытанием на этой стезе стало поступление в вуз.

Родители видели в Жене будущего врача или переводчика. Однако она уже свой выбор сделала и пошла подавать документы на факультет биологии университета. Большой конкурс, десятки подготовленных абитуриентов, знающих назубок всю школьную программу по химии и физике… Евгения Лановенко прошла все экзаменационные испытания, однако так сложилось, что ей пришлось выбрать вечернее обучение. Днем работала на строительных объектах табельщицей — учитывала посещаемость специалистов, после отправлялась на пары.

Как только появилась возможность, устроилась в Институт зоологии (сейчас — Институт генофонда растительного и животного мира). Работала в отделе физиологии, где изучали адаптацию животных к аридным, то есть засушливым, условиям Узбекистана. Затем осваивала методы борьбы с вредными насекомыми в лаборатории энтомофагов — организмов, поедающих жуков, которые наносят вред растениям. Здесь она познакомилась с ведущими учеными. Однако тех, кто ее вдохновил впервые взглянуть на небо с научной точки зрения, встретила уже в лаборатории орнитологии.

Биоакустика спасает самолеты

…Когда во времена Аристотеля задумались о том, где зимуют птицы, было высказано неожиданное предположение. Ласточки, по мнению ученых того времени, пережидали холода на дне морей. Позже наука опровергла эту гипотезу, однако сама миграция птиц по-прежнему остается в поле зрения специалистов. Именно этой теме посвятила свои научные исследования Евгения Николаевна.

Защита дипломной работы по теме миграции врановых птиц проходила в Ташкентском государственном университете. Кандидатскую диссертацию представляла уже в Москве — в НИИ охраны природы и заповедного дела. В центре внимания этой работы — экология и хозяйственное значение птиц семейства врановых в различных районах Узбекистана. Результаты актуального научного исследования нашли применение на практике. Так, специально для аэропортов нашей страны с коллегами разработали эффективную систему биоакустического отпугивания птиц. Ведь из-за их присутствия на летном поле когда-то даже задерживали рейсы. Ученые подобрали сигналы тревоги, которые пернатые посылают друг другу в случае опасности. Услышав такие призывы, птицы срочно покидают территорию.

Также разработали рекомендации, позволившие скорректировать график полетов воздушных судов с учетом суточной активности птиц. Так, например, они мигрируют преимущественно ночью. Соответственно, днем меньше рисков столкновения птиц с самолетами.

С научными исследованиями Евгения Николаевна побывала в разных уголках страны. Самым масштабным проектом стало изучение миграции птиц, которое шло на протяжении 15 лет. Во время длительных экспедиций наблюдали за видовым составом, суточной активностью, местами обитания пернатых и их жизнью.

И по сей день ее работа направлена на сохранение биоразнообразия, предотвращение торговли редкими видами животных и развитие других направлений. В арсенале — порядка 150 научных публикаций и монографий. Среди них один из весомых академических трудов, созданный в соавторстве с ведущими специалистами-орнитологами — \»Птицы Узбекистана\». В 2005-м опубликован \»Определитель птиц водно-болотных угодий Узбекистана и Центральноазиатского региона\». Евгения Николаевна также участвовала в составлении Красной книги Республики Узбекистан, справочника \»Важнейшие орнитологические территории\». Сегодня подготовлен обновленный вариант Красной книги, в котором дополнена информация за последние годы.

С 2001-го она — научный консультант Рамсарской конвенции, направленной на сохранение водно-болотных угодий, имеющих международное значение главным образом как места обитаний водоплавающих птиц. Была экспертом при написании первой Национальной стратегии и Плана действий по сохранению биоразнообразия Узбекистана, а также Европейской экономической комиссии ООН по оценке природных ресурсов.

— В качестве специалиста по биоразнообразию зарубежной организации \»Environment resources management\» проводила экоэкспертизы международных и отечественных проектов, — дополняет она. — Вручение государственной награды — медали \»Шухрат\» — стало неожиданным и вместе с тем значимым событием в моей жизни. Ведь это оценка на высоком уровне не только моего труда, но и всех тех, кто помогал в трудную минуту, поддерживал в науке.

Журавлиный путь

Людей, ставших ей опорой, много, и всем им она благодарна. Семья, школьные и университетские друзья помогли ей достичь этого уровня на жизненном пути. Однако остаться в орнитологии не на пару дней, а на десятилетия помогли особенные люди. Именно так она называет ведущих ученых, с которыми посчастливилось работать. Это зоологи Роман Мекленбурцев и Даниил Кашкаров. Профессионалы своего дела, посвятившие всю свою жизнь исследованиям, полевым наблюдениям и экспедициям, помогали советом молодому специалисту. Она вспоминает и Владимира Флинта, внесшего значимый вклад в сохранение отдельных видов животных и птиц. По его инициативе было организовано орнитологическое общество.

…Евгения Николаевна листает сигнальный вариант новой брошюры. Показывает на фотографию, где изображен человек, когда-то совершенно не подозревавший, что станет орнитологом. В молодости он служил в одной из горячих точек. Попал под перекрестный обстрел. Никто не мог представить, что есть хоть малейший шанс уцелеть в этой ситуации. И вдруг на поле битвы опустилась пара журавлей. Только что раздавался свист пуль — и вмиг наступила тишина. Противники не стали целиться по птицам — бой прекратили. Так пернатым удалось хоть на короткое время, но восстановить мир. Впечатленный тогда танцем журавлей, оставшийся в живых Джон Арчибальд пообещал себе посвятить свою жизнь сохранению этих птиц. Позже вместе с единомышленником основал Международный журавлиный фонд, занимается изучением и сохранением журавлей, привлечением широкой общественности к актуальному вопросу. Благодаря активности организации создали питомник для разведения редких видов этих птиц.

В Узбекистане встречается один из них — стерх, который гнездится на севере России. Они летят на зимовку в страны с теплым климатом и очень редко во время перелета останавливаются в нашей стране. На глаза орнитологам попадают единицы. Популяция стерхов с каждым годом сокращается, и специалисты по всему миру объединяют силы по их спасению и сохранению мест обитания. К примеру, организовывали полеты на дельтаплане, который возглавлял группу выращенных в питомнике журавлей, — они его принимали за вожака, показывали путь на место зимовки с подходящими климатическими условиями. В нашей стране сегодня этот вид можно встретить в Ташкентском зоопарке или на картинках, как в брошюре \»Oq turna\» (\»Белый журавль\»). Евгения Николаевна пролистывает страницы — вот одноименный кружок, объединивший неравнодушных орнитологов и не только, а здесь — рисунки детей. Проводятся конкурсы, встречи, экодни, приуроченные к теме защиты этих птиц. А значит, есть надежда на сохранение их видов.

…Возможно, именно сейчас у берегов озера Судочье в Каракалпакстане взлетают фламинго, а в небе над Южным Приаральем — розовые и кудрявые пеликаны, в горах Чимгана парят орлы и золотистые щурки с сине-голубыми крыльями — каких только окрасов нет у пернатых нашего родного края. И только образная синяя птица исчезла с горизонта, как будто кто-то ее поймал. Орнитолог, эколог, автор многих научных трудов Евгения Николаевна задумчиво улыбается, будто знает ответ.

Юлианна МОРОЗ
http://pv.uz/society/27482


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Обо всем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры