МАГИЯ ПУСТЫНИ

МАГИЯ ПУСТЫНИВ одной известной сказке царь решил пересчитать каждую былинку и травинку в своем королевстве. Чтобы выполнить задуманное, ушли десятилетия. Кто бы мог подумать, что у него найдутся последователи. Только у сотрудников лаборатории анатомии и цитоэмбриологии НПЦ \»Ботаника\», в отличие от сказочного \»коллеги\», более серьезный подход — они дают растениям подробнейшее описание, исследуют их внутреннее строение. Как положено, есть и резиденция в их \»царстве\» — Кызылкумская пустынная станция. Здесь уже не одно поколение ученых Узбекистана изучает уникальную флору этой природной зоны.
«Правда Востока», 26.2.2010г.МАГИЯ ПУСТЫНИВ одной известной сказке царь решил пересчитать каждую былинку и травинку в своем королевстве. Чтобы выполнить задуманное, ушли десятилетия. Кто бы мог подумать, что у него найдутся последователи. Только у сотрудников лаборатории анатомии и цитоэмбриологии НПЦ \»Ботаника\», в отличие от сказочного \»коллеги\», более серьезный подход — они дают растениям подробнейшее описание, исследуют их внутреннее строение. Как положено, есть и резиденция в их \»царстве\» — Кызылкумская пустынная станция. Здесь уже не одно поколение ученых Узбекистана изучает уникальную флору этой природной зоны.

Что обычно испытывает путник, оказавшийся посреди песчаного безлюдья? Страх, отчаяние, непреодолимое желание закрыть глаза, чтобы только не видеть огромного полотна необжитой земли, обожженной солнечным пламенем. А Дилдора Юсупова с первого взгляда поняла своеобразную красоту пустыни и полюбила ее.

Съездить в экспедицию на Кызылкумскую пустынную станцию с сотрудниками НПЦ \»Ботаника\» студентке факультета биологии Ташкентского государственного педагогического университета имени Низами предложила Антонина Анатольевна Бутник. Доктор биологических наук, заведующая лабораторией анатомии и цитоэмбриологии центра помогала Дилдоре в написании выпускной работы, посвященной исследованию пустынных растений из рода сведа. За время пребывания экспедиции у подножия гор Кульджуктау девушка собрала солидный практический материал. Вернулась в Ташкент и вдруг поняла — все так же сильна над ней магия песчаных барханов. Настолько, что готова забыть о преподавании, хотя давно мечтала об этом, чтобы всерьез заняться научными исследованиями.

Вскоре Дилдора устроилась в НПЦ \»Ботаника\» лаборантом. Лучшего стимула для научного творчества и не придумаешь — под рукой оборудование, реактивы, образцы растений. И, конечно, советы старших коллег. Благодаря такому отношению к выпускникам вузов единственная в Центральной Азии лаборатория анатомии и цитоэмбриологии в последние годы пополнилась пятью молодыми специалистами, которые теперь составляют основную часть ее коллектива.

Сегодня младший научный сотрудник Дилдора Юсупова продолжает изучение растений из рода сведа в рамках фундаментального проекта \»Структурно-функциональная галоиндикация и кинетика накопления солей в растениях разных экологических групп\», стартовавшего в 2007 году и рассчитанного на пять лет. В нем также заняты молодые сотрудники Вахоб Кайсаров и Хулькар Холбекова, уже успевшая защитить в ходе работы над проектом кандидатскую диссертацию.

— Смотрите, это бывшие фермерские поля в Мирзачуле. На верхушках борозд выступила соль. Здесь всегда была ее высокая концентрация, но неправильно организованный полив усугубил ситуацию — поднялись подземные воды, — показывает фотографии Хулькар Холбекова, объясняя, что кроется за таким замысловатым названием проекта. — Однако еще не все потеряно. Если сельскохозяйственные культуры жить в таких условиях не могут, то для растений-галофитов — это самая лучшая среда. Они имеют очень интересный внешний вид — мясистые зеленые кустики и к тому же цветут. Если раздавить их руками, брызнет сок, который моментально высыхает, превращаясь в кристаллики соли. Галофиты состоят из нее на 25-30 процентов.

К любителям соли относятся саксаул, сведа высокая, галастахис, калидиум, сарсазан и другие. Причем некоторые из них являются кормовыми, другие имеют лекарственные свойства, их используют в фармацевтической промышленности. Изучением галофитов, а именно семейства маревых, и занимается группа из тринадцати ученых под руководством Антонины Анатольевны Бутник и кандидата биологических наук Тамары Евгеньевны Матюниной.

Неприхотливые растения уже вовсю \»эксплуатируются\» в некоторых странах. К примеру, в Индии огромные посевы саликорнии служат пастбищами для скота. Чтобы в дальнейшей перспективе выдать свои практические рекомендации по освоению засоленных земель в Узбекистане, ученые НПЦ \»Ботаника\» ежегодно выезжают на Кызылкумскую пустынную станцию и в Мирзачуль. Фотографируют, собирают гербарий, образцы для лабораторных исследований. Весной, летом и осенью — чтобы отследить весь цикл развития галофитов: от цветения до образования плодов. Иными словами, выявляют механизм накопления солей.

— Уже на первом этапе выяснилась интересная закономерность — этот процесс не зависит от степени засоленности почвы. Растение само знает, сколько и каких ионов соли ему взять. Это определяется только особенностями его внутреннего строения. А как у галофитов происходит процесс образования цветков! Они прячутся в коре побегов, и лишь яркие пыльники выглядывают наружу — им не страшна ни жара, ни сухой ветер, — рассказывает Антонина Анатольевна. — Выявить каждую такую закономерность у галофитов — стать на шаг ближе к повышению солеустойчивости культурных растений. Пересадить им нужный ген давно мечтают многие ученые во всем мире.

А узбекистанские галофиты в качестве \»подопытных\» интересны вдвойне — они еще и засухоустойчивы, способны выживать даже при температуре до 50-60 градусов жары. Стоит ли говорить о перспективности их изучения для сельского хозяйства республики, около 80 процентов территории которой составляют пустыни? Кроме того, сам Кызылкум — поистине удивительный регион. Он включает в себя все типы пустынь — солончаковые, песчаные, глинистые (такыры), гипсированные, каменистые. Это значит, что столь же разнообразны и формы приспособления местных галофитов к суровым условиям.

Интерес к ним в прошлом году проявили коллеги из Новосибирска, которым Дилдора выслала образцы растений для исследований. Это новая точка на карте международного сотрудничества НПЦ \»Ботаника\», который уже установил связи с университетами: национальным города Киото (Япония), познанским (Польша) и городов Марбург и Кассель (Германия), институтами — бенгурионским пустынь (Израиль), немецкими растительных ресурсов, а также генетики и селекции культурных растений, Научно-техническим центром Украины. Сотрудники обмениваются семенными материалами с 210 ботаническими садами мира.

…После полевых исследований — черед лабораторных. Для их проведения по проекту поставлено все необходимое оборудование. Молодые сотрудники, не скрывая восторга, демонстрируют последнюю новинку — компьютерную фотонасадку. На вид обычный микроскоп…

МАГИЯ ПУСТЫНИ— Принцип работы тот же, но возможности — гораздо шире, — Дилдора тем временем устанавливает пластинку препарата, и на экране рядом стоящего компьютера спустя пару мгновений отображается растение в разрезе — на рисунке можно отчетливо разглядеть каждую прожилку. — Изображение за какие-то секунды можно сохранить в электронном виде. Конечно, обрабатывать данные тоже стало гораздо легче… Это, пожалуй, один из самых любимых моментов в работе всех ботаников-анатомов — взгляните, какая красота открывается благодаря микроскопу, какие яркие краски. У частей клеток — самые разные формы, а вместе они образуют причудливейшие узоры. Творец этой красоты — сама природа!

Многие, наверное, скептически пожмут плечами — в век высоких технологий разве кого-то этим удивишь? Не скрою, и я поначалу недоверчиво оглядывала полки в лаборатории, уставленные банками с законсервированными растениями…

— Быть может, кому-то такая работа покажется неинтересной. Действительно, она невероятно кропотливая и скрупулезная. Но приведем только один факт. Сотрудники нашей лаборатории изучают растительность Мирзачуля и юго-западного Кызылкума, 25 процентов которой составляют эндемы Средней Азии. То есть встречаются только в этом регионе и нигде больше на земном шаре. Пустыни — легкоуязвимые экосистемы. Нарушить баланс можно за какие-то два-три года, а для его восстановления нужно 20-30 лет. К сожалению, почти каждый год исчезает по нескольку видов растений. Если мы не сделаем их описание, наши потомки никогда не узнают о них, о том, какой была земля всего несколько десятилетий назад, — говорят молодые ученые.

* * *

Наша справка
В составе НПЦ \»Ботаника\» функционируют институт с шестью лабораториями и центральным гербарием, сады имени академика Н.Русанова в Ташкенте и имени Амира Темура в Бустоне (Каракалпакстан). В центре ведут научные исследования 65 сотрудников, в том числе пятнадцать докторов и 26 кандидатов наук. На государственные гранты реализуются четыре фундаментальных, семь прикладных и два инновационных проекта.

Приоритетным направлением НПЦ \»Ботаника\» является комплексное изучение флоры Узбекистана с целью ее рационального использования, охраны и воспроизводства. За время деятельности научно-производственного центра ученые выполнили большую теоретическую работу — описали историю развития растительности Центральной Азии, выявили закономерности распространения и состав растительных сообществ всех природных зон, редкие и находящиеся на грани исчезновения виды. Кроме этого, рекомендовали для зеленого строительства более 200 видов декоративных деревьев и кустарников, разработали рекомендации для широкого применения водорослей и водных растений для очистки сточных вод на промышленных предприятиях и многое другое.

Елена НАМ.
«Правда Востока», 26.2.2010г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры