Рубить нельзя, сохранить

Ирина ГРЕБЕНЮК пишет об охране природы и личном опыте:

Под окнами четырехэтажки, что на 11 квартале Чиланзара, в один момент рухнули 2 красавца-ясеня. В течение получаса они превратились в жалких, обрубленных карликов. Разрешения на рубку у рабочих не было. Сделала фото, сообщила в Инспекцию… И пошло-поехало…

 

 

У своего дома нарушителей остановила, но они передвинулись в глубь квартала и спокойно продолжали свое дело. За несколько дней на небольшом участке между домами было спилено 18 здоровых, полных сил чинар и ясеней. От большей части из них остались неказистые столбы от 4 до 7 метров. Щемящая до боли знакомая многим ташкентцам картина. Такие срубы с горечью окрестили у нас «пальмами». Их полным-полно по всему городу: «новая порода» деревьев, выведенная варварством и алчностью временщиков. Сверху рубщики оставляют хрупкую ветку, заявляя, что оно будет еще лучше. Но такая радикальная обрезка (топпинг) для дерева – погибель, и оно уже не будет полноценным.

«Лесорубка» у наших домов проходила на глазах всего ответственного за сохранение зеленого фонда местного бомонда: от «начальника округа», представляющего хокимият, до махаллинского комитета. И никаких мер, чтобы ее пресечь. Браконьеров остановили совместными усилиями с инспекторами Ташкентского филиала региональной инспекции по контролю за охраной и использованием биоразнообразия и охраняемых природных территорий по Сырдарьинс­кой и Ташкентской областям. Хотя изначально и с их стороны оперативных действий на обращение о нелегальной рубке на квартале не последовало. А ведь включись они сразу, удалось бы сохранить деревья…

 

 

 Деревья не рубили, а косили

 

Чтобы добиться принятия мер к нарушителям, понадобился почти месяц огромных усилий, равнозначных едва ли не покорению Эвереста. А это повод задуматься: на кого рассчитывать, когда рубят деревья. Тем не менее личная история стала обретением опыта, что делать в такой ситуации (об этом в руководстве к действию). Она высветила пробелы в природоохранном законодательстве, проблемы в работе инспекции.

Что мы предпринимали, чтобы остановить дровосеков? Записывали номера машин и не позволяли грузить на них древесину; делали фото, хотя они препятствовали этому; вызывали участковых; составили акт, чтобы зафиксировать последствия рубки. Нарушители разбегались, как только видели решительный настрой жителей.

Молодой инспектор, приехавший по горячим следам, не принял никаких мер, потому что рубщиков уже не было на месте. Но есть определенный механизм действий в такой ситуации. Вызвали его второй раз, когда бригада браконьеров с бензопилой была в полном составе. Инспектор поверил бригадиру, что у него есть разрешение. Тот обещал его привезти. В результате – ни разрешения, ни браконьера. А между тем законодательством прописано: нет разрешения – рубка незаконная. В конечном итоге пильщиков он нашел. Составил акт, передал документы в правоохранительные органы для установления личности бригадира. Надеюсь, что нарушитель ответит за свои действия. Но сколько времени было потеряно…

 

 

«Да тут у вас не рубили, а просто косили», заметил Аёз Иногамов, опытный инспектор, из старой гвардии экологов, которому «за державу обидно». Вместе с ним доводили до ума нашу историю, замеряли диаметры срубов, на основе чего начисляются штрафы и предъявляются иски. Потом был «разбор полетов» c нарушителями и другими действующими лицами, когда они дружной компанией писали объяснительные. Бригадир наших дровосеков оказался деятелем со стажем – его уже штрафовали за незаконную рубку на другом квартале.

Кто обычно занимается рубкой? Около 40% это частные лица, отъ­явленные браконьеры, создающие летучие бригады, кочующие с квартала на квартал. 60% работники районных управлений благоустройства хокимиятов (РУБ). Некоторые из них тоже не прочь побраконьерить.

Схемы «черных рубщиков» отработаны и стары как мир. Товарищество, махаллинский комитет либо «руководитель округа» приглашают работников РУБ или частников провести санрубку нескольких деревьев. Разрешения уполномоченных органов на это у них нет. Денег тоже нет. Договариваются, что рабочие срежут сухие деревья, а по ходу прихватят 23 здоровых – это плата за работу. Фигуранты могут иметь долю в сбыте древесины.

 

Руководство к действию

КУДА ЗВОНИТЬ, ЕСЛИ ВЫ СТАЛИ СВИДЕТЕЛЕМ НЕЗАКОННОЙ РУБКИ ДЕРЕВЬЕВ

Телефоны «горячих линий» в Ташкенте:

1) региональная Инспекция: 268-36-86;

2) Госкомэкологии: 236-26-66, 207-07-70 (через коммутатор – 5012);

3) если не можете дозвониться до участкового, обращайтесь к дежурному УВД по городу: 233-71-47.

 

Инспекторы замеряют диаметр сруба.

 

Руководство к действию

ЧТО ДЕЛАТЬ?

1. Потребуйте у рубщиков разрешение на санитарную рубку. Оно должно быть на специальном бланке с указанием Ф.И.О. заявителя, его адреса, номера телефона, территории, на которой будет проведена работа, срока ее выполнения, названия деревьев, количества, диаметра ствола. Разрешение действительно только при отметке органа по охране природы.

2. Если разрешения нет, значит, рубка незаконная. Звоните по указанным выше телефонам.

3. Чтобы остановить нарушителей до приезда инспекторов, обращайтесь к участковому, в махаллинский комитет, товарищество.

4. Нарушители могут скрыться до приезда инспектора. Чтобы зафиксировать факт рубки, важно собрать о рубщиках первичную информацию: имя, фамилию, кого они представляют, кто дал указание рубить. Фотографируйте их, номера машин, на которые грузят срубленные деревья.

5. Составьте акт о факте рубки. Подписать его должны не менее трех человек. Это поможет инспектору, если он приедет после того, как нарушители скрылись.

6. Проявите гражданскую позицию и доведите дело до конца. Обращайтесь в Инспекцию, выясняйте, как продвигается расследование, какие меры приняты.

 

Наказали «начальника округа»

 

По словам инспекторов, инициаторами несанкционированных рубок нередко выступают «начальники округов», уполномоченные хокимиятами содействовать улучшению содержания жилья и благоустройству территорий. Доказать их причастность к нелегальным лесорубкам сложно. Тем не менее одного из них оштрафовали за нарушение природоохранного законодательства, и это хороший урок для других.

Наши браконьеры вначале ссылались на устные указания «окружного начальника», но в объяснительной все свалили на ТЧСЖ. Поэтому слово к делу не пришьешь. Так или иначе, «руководитель округа», позиционирующий себя представителем хокимията, должен на законном основании контролировать состояние деревьев на вверенной ему территории, а не закрывать глаза на нелегальные рубки.

Конечно, деревья растут, стареют, погибают и, как все живое, требуют ухода. Они могут создавать угрозу безопасности жителей, коммуникациям. Рубщиков же интересуют лишь здоровые особи.

 

 

Иногда товарищество или махалля с разрешением на руках не могут никого найти, чтобы убрать сухостой. Вот и у нас на квартале то же самое. Рядом со срубами здоровых деревьев  изъеденные донельзя насекомыми, согнувшиеся в три погибели. Хороший ветер – и как бы чего не вышло. Столица стремительно меняется, идет реконструкция, строительство различных объектов. Но здесь тоже должен превалировать разумный подход, чтобы максимально сохранить зеленый фонд.

Часто санитарную рубку и ответственность за последствия вешают на ТЧСЖ. Исходят из того, что оно отвечает за содержание земельного участка, значит, и растущих на нем деревьев. Наше товарищество по кадастровым документам не имеет земельного участка. Нет земли – нет ответственности. В таких ситуациях вопрос содержания деревьев прерогатива органа государственной власти, в чьей собственности находятся земля и зеленые насаждения. Связываться с деревьями товарищество не хочет, боится, что за это придется платить, а все деньги идут на погашение кредитов. Платить надо только за здоровые деревья. Если проводить санрубку по решению хокимията, согласованному с Гос­комитетом по экологии и охране окружающей среды, оплата не взимается.

 

МЕХАНИЗМ ПОЛУЧЕНИЯ РАЗРЕШЕНИЯ

Заявитель обращается в хокимият о необходимости санитарной рубки. Хокимият направляет решение в региональную Инспекцию. ­Инспектор выезжает на место, изучает состояние деревьев, фотографирует, составляет акт обследования, выносит заключение, направляет его в Госком­экологии. Специальная комиссия изучает документы, принимает решение о выдаче разрешения. Возвращается оно по той же схеме в обратном порядке.

 

Остановили браконьеров.

 

 

КТО ВЫДАЕТ РАЗРЕШЕНИЕ И ЗА ЧТО НАДО ПЛАТИТЬ?

Рубка деревьев и кустарниковых насаждений, не входящих в лесной фонд, допускается только в порядке санитарных рубок и рубок, связанных со строительством зданий, сооружений и коммуникаций по решению органов государственной власти на местах, согласованному с территориальными комитетами по охране природы.

 (п.13 Положения, прил. №1 к ПКМ №290 от 20.10.2014г.)

 

Рубка сухостойных и сильно поврежденных естественными вредителями и болезнями засыхающих деревьев и кустарников проводится по решению органов госвласти на местах, согласованному с территориальными комитетами по охране природы, без специального разрешения (то есть без оплаты – И.Г.).

 (п.14 Положения)

Рубка деревьев и кустарников, поврежденных в результате воздействия природных факторов или вредителей, болезней растений, засыхающих или высохших, а также угрожающих безопасности жизни и здоровья человека, имуществу юридических и физических лиц, проводится без оплаты по решению органов госвласти на местах, согласованному с органами по экологии и охране окружающей среды.

(ст.37 З-на «Об охране и использовании растительного мира»)

 

Рубка деревьев и кустарников при строительстве зданий, сооружений, коммуникаций производится по решению органов госвласти на местах, согласованному с территориальными комитетами по охране природы, на основании специального разрешения (с оплатой). Размер платежей установлен в приложении №2 к Положению.

 

Семь инспекторов на весь город

 

Государственный контроль за охраной и использованием растительного мира возложен на органы госвласти на местах и Госкомэкологии. 4 месяца назад была создана Инспекция. В ее Ташкентском филиале всего 7 человек. До обидного мало, если судить по размаху, с каким в столице уничтожают деревья. И это уже стало устойчивой тенденцией. С одной стороны – хорошо организованная группа матерых браконьеров (имеющая заказчиков, покровителей), действующих вызывающе и безнаказанно. С другой  молодежь, не имеющая опыта работы. Капля в море для мегаполиса более чем в 2,4 млн жителей.

Главный инспектор Ташкентского филиала региональной Инспекции Ойбек Рахимов говорит, что в день на «горячую линию» поступают 4050 обращений жителей. ­Помимо этого – строительные объекты, Портал, обследование состояния деревьев для выдачи разрешений… Бумажная работа: акты, протоколы, постановления, передача дел в прокуратуру, суд, правоохранительные органы, контроль за этим и т.д. На каждого работника от 7 до 15 заявлений в день физически невозможно все отработать. Кто-то из инспекторов отвечает за 2 и даже 3 района. Самые напряженные – Учтепинский, Чиланзарский, Юнусабадский. Оперативность контроля снижает отсутствие транспорта. Бывает, инспектор добирается до места своим ходом, а нарушителя уже и след простыл. Или едет по одному адресу, а где-то «горит» срочно разворачивается. Работа по каждому обращению в среднем занимает порядка 34 часов. Можно ли эффективно конт­ролировать ситуацию таким ограниченным контингентом?

С начальником региональной Инспекции Равшаном Мажидовым обсуждаем вопрос профессионального уровня кадров. Безусловно, это не должны быть случайные люди. Их надо отбирать по конкурсу с учетом образования, личностных качеств, обучать. Сейчас началось обучение на курсах повышения квалификации при Госкомэкологии. Руководитель направил письмо в Комитет о необходимости увеличения штата Ташкентского филиала. Это серьезные вопросы, которые надо решать.

А браконьеры тем временем не дремлют. «Черная» рубка обрела в столице черты широкомасштабного бизнеса, имеющего стабильный спрос (древесина идет на дрова, в мебельные цеха). Оборот незаконно полученной древесины никем не учитывается. Значит, ущерб не только экологии, но и экономике страны. Это вопросы макроуровня. Но бьют напрямую по каждому из нас – зеленая карта жилых массивов сжимается как шагреневая кожа.

 

ДЕЙСТВИЯ ИНСПЕКТОРА

1. Когда нарушители на месте. Инспектор должен потребовать у рубщиков разрешение на рубку, полученное на основе решения хокимията и согласованное с органом по экологии и охране окружающей среды. Если этого нет – рубка незаконная. Инспектор обследует состояние поврежденных (срубленных) деревьев (диаметр, количество, порода, характер проведенных браконьерами работ и прочее). Нарушители пишут объяснительные. Изымаются пилы, топоры, составляется опись предметов, повлекших нарушение. На месте составляются акт и протокол о нарушении природоохранного законодательства, с которыми нарушители должны ознакомиться и подписать их. На основании этого выносится постановление о наложении штрафа и подаче иска о возмещении причиненного ущерба растительному миру. При неуплате в установленный срок до­кументы передаются в суд.

2. Когда нарушители скрылись. Механизм действий инспектора тот же. Но при отсутствии нарушителя опрашиваются свидетели, работники ТЧСЖ, махалли. Копии акта и протокола о нарушении природоохранного законодательства передаются в правоохранительные органы для выяснения личности нарушителя. После этого выносится постановление о наложении штрафа и подаче иска о возмещении причиненного ущерба растительному миру. При неуплате в установленный срок документы передаются в суд.

 

Инспектор А.Иногамов фиксирует факт сруба.

 

Выдавать разрешения без участия хокимията

 

Много «белых пятен» в законодательстве. Основными документами по сохранению зеленых насаждений являются Закон «Об охране и использовании растительного мира» и Положение о порядке использования объектов растительного мира и прохождения разрешительных процедур в сфере пользования объектами растительного мира (прил. №1 к ПКМ №290). Сейчас готовятся предложения по внесению изменений и дополнений в это постановление. В части сохранения растительного мира региональная Инспекция предлагает ужесточить природоохранные требования при строительстве и реконструкции различных объектов. Есть предложение запретить тот самый топпинг рубку верхней части ствола многолетних декоративных деревьев, превращающий их в фонарные столбы. Еще одно  представлять заключение НИИ защиты растений при получении разрешения на рубку сухостоя. Наверное, одно из ключевых  исключить хокимият из процесса выдачи разрешений. Это упростит разрешительную процедуру, сократит злоупотребления его работников. Предлагается также разработать методические указания по проведению формовки, санитарной обрезки. Сейчас это делают «кто во что горазд», нанося вред деревьям.

Очень важно усилить контроль за легальными рубками. Наличие разрешительного документа не является гарантией, что пильщик не прихватит еще и здоровые деревья. Законодательство предписывает, что заявитель должен отчитаться о выполненной работе в течение 10 дней, передать отчет в хокимият, а тот в Инспекцию. На этом дело заканчивается. Но написать в отчете можно все что угодно. Вопрос по поводу компенсационных посадок деревьев. Где их сажают и сажают ли вообще? Подход должен быть таким: срубил дерево – посади несколько рядом.

В законодательстве должны быть четко прописаны понятия «санитарная рубка», «обрезка», «формовка», на какие виды работ конкретно надо получать разрешение природоохранного ведомства. Браконьеры и их заказчики используют эти пробелы в своих интересах. Госкомэкологии может сотрудничать с органами МВД в части контроля за рубками. Участковый знает, что происходит на их квартале, может проверять разрешения. Если их нет – сообщать в Инспекцию.

Вопросы благоустройства территорий, сохранения зеленых насаждений входят в функции махаллинских комитетов. Усиление их роли в этом пошло бы на пользу делу. Например, если под началом махалли провести инвентаризацию зеленых насаждений, разработку «зеленых» паспортов, привлекая к этому активистов экологического движения, студентов, школьников вместе с консультантами-экологами.

Опорой Инспекции должен стать общественный контроль за сохранением зеленого фонда. Контролировать рубку у дома жители могли бы на основе реестров выданных разрешений, размещенных на сайтах природоохранных структур. Это предусмотрено законодательством, но тоже не работает до сих пор.

Ну, и, конечно, меньше эмоций – больше дела. Это уже про нас. Исходить из того, что конкретно может сделать каждый или уже сделал, чтобы остановить рубку. Об этом – в наших рекомендациях. Все вместе мы огромная сила. И если твердо, решительно, плечом к плечу и ни шагу назад за каждое дерево, не будет сомнений, где поставить запятую в выражении «рубить нельзя сохранить».

 

ПРАВА ГРАЖДАН В ОБЛАСТИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ

Граждане имеют право в том числе:

осуществлять наблюдение за соблюдением природоохранного законодательства; ●

информировать уполномоченные органы о выявленных фактах нарушения природоохранного законодательства; ●

обращаться в соответствующие органы и получать информацию о состоянии окружающей среды, мерах по устранению выявленных фактов нарушений законодательства в этой сфере. ●

(ст.17 Закона «Об экологическом контроле»)

 

КОНТРОЛЬ ЗА ЛЕГАЛЬНОЙ РУБКОЙ

Получив разрешение, заявитель должен передать копию рубщику. Объяснить, что работу необходимо выполнить в определенные сроки, на указанной территории, проинформировать об ответственности за незаконные действия. После выполнения работы в течение 10 дней заявитель должен вернуть копию разрешения по месту выдачи с кратким отчетом.

 

Ответственность за нарушение

 

За незаконную вырубку и повреждение деревьев могут быть применены следующие нормы законодательства:

самовольное пользование землей, недрами, водами, растительным или животным миром либо совершение сделок или иных действий, нарушающих в прямой или скрытой форме право собственности на землю и другие природные ресурсы, переуступка права специального природопользования, а равно самовольный захват земельных участков влекут наложение штрафа на граждан от 5 до 10, а на должностных лиц – от 10 до 15 МРЗП или административный арест до 15 суток (ст.60 КоАО);

повреждение зеленых насаждений, их самовольная вырубка или перенесение в другие места, допущенные при застройке отдельных участков, имеющих к моменту строительства зеленые насаждения, а также непринятие гражданами и должностными лицами мер к охране находящихся в их ведении зеленых насаждений влекут наложение штрафа на граждан от 1/3 до 1, а на должностных лиц – от 1 до 3 МРЗП (ст.162 КоАО);

статья 202 УК предусматривает санкции вплоть до лишения свободы;

постановлением КМ №290 установлены коэффициенты для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный растительному миру незаконной рубкой и повреждением деревьев и кустарников.

 

Ирина ГРЕБЕНЮК,  фото автора

 Источник — «Налоговые и таможенные вести», 

№ 48 от 28 ноября 2017 г. 

https://gazeta.norma.uz/publish/doc/text137227_rubit_nelzya_sohranit?paper=ntv

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Биоресурсы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры