УДИВИТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФА

УДИВИТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФАТо, что я собираюсь рассказать, по сей день кажется мне невероятным, и если бы не слышал своими ушами и не видел своими глазами – возможно, не поверил бы. Как-то в середине 90-х годов отправились мы втроём на утиную охоту на Арнасай. Стоял холодный ноябрь, но снега ещё не было. Выехали из Ташкента в пятницу после работы, а прибыли на место ближе к ночи. Разбили бивуак в полукилометре от протоки. Скрыли машину между двух больших кустов джангиля, а сверху натянули маскировочную сеть.УДИВИТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФА Охотники – народ с фантазией. Чего греха таить, рассказывая свои истории, они любят приврать, преувеличить. Такие рассказы часто называют охотничьими байками. Поэтому, начиная писать рассказы о природе и животных, дал себе обет описывать только то, что видел собственными глазами, ничего не приукрашивая, не придумывая и не добавляя от себя для пущей складности сюжета. И ни разу не отступил от данного зарока. То, что я собираюсь рассказать, по сей день кажется мне невероятным, и если бы не слышал своими ушами и не видел своими глазам, возможно, не поверил бы.

Как-то в середине 90-х годов отправились мы втроём на утиную охоту на Арнасай. Стоял холодный ноябрь, но снега ещё не было. Выехали из Ташкента в пятницу после работы, а прибыли на место ближе к ночи. Разбили бивуак в полукилометре от протоки. Этот хорошо знакомый «обстрелянный» участок местности мы называли «трубой». Нарекли его так из-за высокого, в два человеческих роста камыша, который обильно рос по обеим сторонам неширокой протоки, и, склоняясь над водой, местами образовывал подобие тоннеля или трубы. Во время перелёта утка снижалась над этой заросшей водной гладью, становясь более удобной мишенью. Кроме того, рядом с «трубой» иногда пролетали небольшие стаи гусей.

Скрыли машину между двух больших кустов джангиля, а сверху натянули масксеть. С высоты полёта утка видит очень далеко, и если стоянку и транспорт хорошо не замаскировать, то она будет стороной облетать «трубу». Наскоро поужинали около костра и легли спать, предвкушая хороший отдых, ведь у нас впереди были два выходных дня.

Проснулись затемно. Мы с Эдиком быстро собрались, и ушли готовить скрадки, а Анатолий замешкался и немного отстал. В морозной предрассветной мгле стояла звенящая тишина. Уток ещё не было видно, но был хорошо слышен свист крыльев пролетающих стай. Утренний перелёт уже начался, и нужно было успеть ещё до рассвета поправить наши сидки-шалашики.

Вот на востоке появилась еле заметная светлая полоска, слегка обозначив линию горизонта. Мы закончили налаживать шалаши и ждали рассвета, чтобы начать прицельную стрельбу.

УДИВИТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФА Вдалеке послышались приглушённые шаги Анатолия, направляющегося в свой скрадок. И почти одновременно я услышал характерный свист диких крыльев. Летели две утки. Этот шелест был почти синхронным, но мне показалось, что доносится он с разных сторон. Шаги нашего товарища замерли. Видимо и он уловил приближающуюся пару. Все трое застыли в ожидании. Стало очевидным, что две утки летят навстречу друг другу. Птицы сближались. И вдруг в напряжённой тишине ночи раздался глухой удар, затем прерывистое хлопанье крыльев утки, выравнивающей полёт, и тот час другой гулкий удар, но уже о землю. Полёт продолжила только одна из них.

Если верить собственным ушам, то получалось, что две утки летели навстречу друг другу и столкнулись в воздухе. После удара одна сумела оклематься и продолжила полёт, а другая камнем упала на землю. Чтобы убедиться в правоте, нужно было найти упавшую жертву.

Не сговариваясь, мы побежали в направлении места падения, которое каждый из нас определил по слуху. И только из-за того, что бежали мы с трёх разных сторон примерно в одну точку, нам удалось обнаружить упавшую птицу после недолгих поисков. Это была кряковая утка. Когда я взял её в руки, она была ещё жива, но, по-видимому, получив мощный встречный удар, пребывала в шоковом состоянии и не могла сопротивляться.

Позже, когда готовили обед, ощипали и ту знаменитую крякву, безвременно почившую в результате катастрофы. Оказалось, что вся левая сторона грудки была как один большой синяк ярко фиолетового цвета, кроме того, у неё было сломано левое крыло. Но в шурпе она оказалась не менее вкусной, чем вся остальная дичь.

Несмотря на то, что эта охота была удачной, и мы возвращались домой не с пустыми руками, всё же запомнилась она не трофеями, а удивительной воздушной катастрофой, невольными свидетелями которой мы стали.

УДИВИТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФА Этот случай заставил задуматься. Меня давно занимал вопрос: почему самолёты, оснащённые сверхчувствительной техникой, довольно часто терпят катастрофы в воздухе, а птицы, которых в миллионы раз больше, не сталкиваются, даже когда в непогоду летят плотной стаей? И я пришёл к такому выводу. Видимо, Природа – великий создатель – наделила пернатых механизмом, позволяющим точно ориентироваться в воздухе и избегать столкновений, определяя приближение других сородичей. А человек, конструирующий самолёт, должен был придумать такой прибор сам. И придумал – радары. Но, вероятно, эти приборы всё же не такие точные как те, что в голове у пернатых. Значит точнее и чувствительнее природных «изобретений» не бывает. Хотя, как известно, в любом правиле есть исключения. И поразительный случай, свидетелями которого мы стали, и есть то самое, редкое исключение из правил.

Сергей АЗАДОВ,
эксперт — кинолог Российской и
Узбекской кинологических федераций


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“УДИВИТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФА”»

  1. макс:

    С удовольствием прочитала заметку С. Азадова. Когда то запоем читали В. Бианки и при чтении этой заметки похожее чувство. А нет ли у Азадова книги, хотелось бы почитать

  2. Sh Natalya:

    Книга у Сергея Азадова есть, издана в Германии. Для нашего читателя недоступна, вот и прошу у него рассказ за рассказом, чтобы разместить на sreda.uz. Все рассказы добрые, и мне тоже они напоминают детство и Бианки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Биоресурсы

Партнеры