НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕ

НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕРаз за разом по ТВ показывали последствия разрушительного землетрясения на Гаити и несчастного гаитянца, который кричал в камеру: «Ученые знали, что оно будет, но скрыли!» А тут и Ташкент тряхнуло. Не сильно, но ударило по ногам. Толчок был вертикальный, с эпицентром в городе, как в 1966-м и 2008-м. Горожане заволновались: «Ученые знали?..»
\»Новый век\», № 8, 25.2.2010г.НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕРаз за разом по ТВ показывали последствия разрушительного землетрясения на Гаити и несчастного гаитянца, который кричал в камеру: «Ученые знали, что оно будет, но скрыли!» А тут и Ташкент тряхнуло. Не сильно, но ударило по ногам. Толчок был вертикальный, с эпицентром в городе, как в 1966-м и 2008-м. Горожане заволновались: «Ученые знали?..»

Хотим прогноз

Направляясь в Институт сейсмологии АН Узбекистана с вопросом: «Знаете, где, когда и с какой силой может тряхнуть?», я имела не только журналистский, но и личный интерес. Когда живешь на шестнадцатом этаже, хочется знать заранее, когда затрясет и как сильно. Застала институт в момент переезда. В его шестиэтажное здание въезжало, подремонтировав, явно не бедное ведомство. Сейсмологи же перебирались в пристройку. Мне объяснили так: зачем им хоромы? Коллектив сократился на тысячу. Осталось в сейсмослужбе на всю республику немногим более двухсот человек.

Было время, когда службы и вовсе не было. Самые первые инструментальные геофизические измерения выполнены в Ташкенте в 1873 году. И еще лет двадцать измерения проводились эпизодически. Но память о сильном землетрясении, случившемся тут в 1866 году, оказалась столь сильна, что 13 июля 1901 года в Ташкенте открылась одна из первых в мире сейсмических станций. С этой даты в архиве хранятся сейсмограммы день за днем.

Чудной была первая техника. Для регистрации колебаний земной коры специально коптили барабан диаметром в 20 сантиметров. Он вращался, по саже двигалось перо, а спустя сутки «рисунок» с барабана переносился на бумагу. Затем появились сейсмографы. Самописец оставлял след на фотобумаге, которую несколько раз в сутки меняли. На проявку фотобумаги и обработку уходило часа полтора. Использовали сейсмологи и копченую бумагу. Но по одной записи невозможно представить полную картину землетрясения, указать, какой интенсивности, где эпицентр. Надо по меньшей мере три. Так началось создание сети для фиксации колебаний.

Сильное землетрясение в Ташкенте в апреле 1966 года убедило в том, что землетрясения мало фиксировать, надо и прогнозировать. Осенью того же года в Узбекистане был создан Институт сейсмологии. В его состав включили около сорока станций — сейсмических, геофизических. Ученые изучали предвестники, и в этом преуспели: одно из открытий ташкентцев имело мировое значение. Хотя для разных территорий предвестники могут быть разными, выявили общий: перед землетрясением в подземных водах меняются концентрации радона и других элементов.

На благо науке послужило постановление правительства, принятое в 1977 году, об организации в Узбекистане комплексных сейсмопрогностических станций для наблюдения за предвестниками — геофизическими, гидрогеосейсмическими, деформометрическими. Они были созданы в Ташкенте, Фергане, Кызылкумском регионе… Определяли уровень подземных вод и их состав, величину электромагнитных изменений и рельефа. Замеры выполнялись также на трех крупных полигонах, специально выделенных для науки, и микрополигонах в зоне плотин, газохранилищ, короче, техногенных объектов.

Информация позволяла дать оценку сейсмической опасности, иными словами — долгосрочный прогноз. Карту общего сейсмического районирования в Узбекистане составили в 1978 году в масштабе 1:5000000. Она подсказывала возможные очаговые зоны, зоны разрывных нарушений, интенсивность толчков. Это нужно знать, чтобы повысить надежность сейсмостойкого строительства и защитить население. Но то, что оценка не идеальна, стало ясно довольно скоро. Так, десятибалльное Газлийское землетрясение произошло в 1984 году в зоне, отмеченной на карте, как восьмибалльная. Ряд землетрясений на рубеже веков предупреждал о сейсмической активизации в регионе. Ученые накапливали данные для новой оценки и учились делать среднесрочные и краткосрочные прогнозы.

В Уйгурсае жгли костры

В Уйгурсае в ночь на 17 февраля 1984 года никто не спал. Люди вышли из домов, жгли на улицах костры, и когда затряслась земля, поехали крыши у домов и посыпались стены, ни один человек не пострадал. Известна и другая история. В Душанбе люди ночью вышли на улицу из-за слуха о грядущем землетрясении, несмотря на то, что ученые по радио и ТВ разъясняли: точным краткосрочным прогнозам еще не научились. Ночь люди промаялись и больше слухам не верят. Такое же было несколько лет назад и в Алматы.

Может, наши ученые научились предсказывать? Вот что узнала в Институте сейсмологии АН Узбекистана. Каждую неделю собирается прогнозная комиссия, рассматривающая предвестники. Почти сотне ожидаемых землетрясений был дан документированный прогноз места, силы и времени возникновения. Для 39 событий прогноз и факт совпали по трем параметрам. В 33 случаях отмечено хорошее совпадение прогноза и факта по двум параметрам и удовлетворительно — по третьему. В 18 случаях прогноз не оправдался.

Краткосрочный прогноз считается высокой точности, если «попал» по времени от суток до двух недель. История с Уйгурсаем входит в статистику успешных прогнозов. И в ней же — Газлийское 17 мая 1976 года, Алайское 1 ноября 1978 года, Чимионское 6 мая 1982 года.

Мне довелось побывать в Уйгурсае вскоре после землетрясения 1984 года. Разрушения налицо, а местные жители хорошо помнили детали. Они рассказали, как стало потряхивать не только днем, но и ночью. Грешили на соседний рудник и даже потребовали прекратить ночные взрывы. А там — никаких взрывов. Тогда обратились к наманганским сейсмологам. Те приехали с приборами и несколько месяцев регистрировали предвестники и толчки. Очевидно, готовили прогнозы и ожидали разрыва земной коры.

Февральской ночью люди вышли из домов, потому что нервы сдали — за сутки произошло свыше ста толчков. «Нас никто не предупреждал», — говорили мне в поселке. Почему? «Потому что все прогнозы — научно-экспериментальные», — через четверть века услышала ответ в Институте сейсмологии.

Для более точных прогнозов нужна густая сеть станций. Те, первые, давно устарели, оборудование ломается и выходит из строя. За последние годы получены пятнадцать станций по линии государства, еще пять комплектов прибыли из Китая по договору о научно-техническом сотрудничестве.

В 2008-м налажено активное сотрудничество с Германией — Центром исследований Земли и Институтом исследований природных катастроф. Там заинтересованы в полноте научных данных и озабочены качеством наблюдений в Центральной Азии. Каждой из пяти стран партнеры предоставляют по две сейсмостанции. В 2010-м они заработают как региональная сеть.

Координирует усилия в рамках этого проекта базирующийся в Бишкеке Центральноазиатский институт прикладных исследований Земли. Научный персонал пяти стран уже прошел там обучение. Техника и впрямь суперсовременная. Данные с приборов тут же поступают в компьютер, и буквально через пару минут они уже в глобальной сети.

Важная крыша

Спутниковая антенна на бывшей институтской крыше обеспечивает обмен данными с Веной. В Вене находится Секретариат глобальной сети. Спрашиваю ученых: «Как получилось: центральноазиатской сети еще нет, а в глобальной уже участвуем?» — «Так — благодаря инициативам ООН».

НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕООН объявила последнее десятилетие прошлого века десятилетием уменьшения ущерба от природных катастроф. Тогда всем миром готовили карту сейсмической опасности Земли. Помог созданию глобальной сети и Договор 1996 года о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, ведь мало запретить, надо контролировать! Волны расходятся одинаково, что от взрыва, что от землетрясения. Сеть, созданная более чем из трехсот гидроакустических, метеорологических, сейсмостанций, «ловит» и то, и другое. Одна из них находится в Ташкенте.

Наверное, новые хозяева важной крыши антенну не тронут — она имеет прямое отношение не только к глобальной сети, но и к Государственной программе снижения ущерба от природных катастроф, утвержденной в апреле 2007 года.

В рамках госпрограммы институту поручено составление карты сейсмического районирования республики, а также детальное сейсмическое районирование областей, Каракалпакстана и микрорайонирование крупных городов. Еще на Институт сейсмологии возложено создание и ведение кадастра зон повышенной сейсмической опасности.

Новая карта общего сейсмического районирования в Узбекистане должна быть в пять раз крупнее карты 1978 года и выполнена на современной топографической основе. Что касается кадастра, то для начала предполагалось собрать, систематизировать и проанализировать весь пласт многолетних данных в разных форматах о сейсмичности, сейсмической опасности, сейсмическом районировании городов, областей и республики в целом. На втором этапе следовало собранный материал перевести в электронный формат.

После первого выяснилось, что материалы, поступившие из родственных институтов и структур, созданы в разных масштабах, на разных топоосновах и взаимно несопоставимы. А как же возможные очаговые зоны и зоны активных разрывных нарушений? Необходимы дополнительные исследования. Что касается новой карты сейсмического районирования, то и она к указанному сроку не поспевает. Одна из причин — финансовая.

В 2009-м правительство приняло постановление «О мероприятиях по укреплению материально-технической базы сейсмостанций Института сейсмологии АН Узбекистана». На капремонт, реконструкцию существующих сейсмостанций и открытие 24 новых выделяется около 8 млрд. сумов. Ожидается, что число сейсмостанций по стране в 2010 году превысит шестьдесят.

Пока закупается оборудование, ученые на гранты Комитета по развитию науки и технологий при Кабинете Министров работают по пяти фундаментальным и семи прикладным темам. Среди них есть очень актуальная: «Разработка методики прогнозирования землетрясений с целью организации службы прогноза».

Сердце бьется под Ташкентом

Ежегодно на планете происходит до миллиона толчков, как будто сердце бьется. Сейсмологи утверждают: «Земля — живая система». Кора представляет собой восемь плит различной конфигурации и разной толщины, которые движутся в разных направлениях, смещаясь на несколько сантиметров в год. Узбекистан находится на границе евразийской и индостанской плит.

Наша стоит, а индостанская давит. Происходят сдвиг, надвиг, сброс, от чего на плите, как на вареном яйце, появляются разрывы и трещины. Внутри крупных блоков разломы и трещины образуют более мелкие. Чем меньше блок, тем меньше глубина очага и тем опасней землетрясение. У ташкентского в 1966-м очаг (гипоцентр) находился на глубине восьми километров. А на поверхности — в эпицентре — энергия (магнитуда) составила 5,2 по шкале Рихтера. Известно два землетрясения на планете с максимальной магнитудой 9,5. И меньше десятка происходит за столетие землетрясений с магнитудой 8. По сравнению с ними землетрясение в Ташкенте 22 августа 2008 года с магнитудой 4,8 кажется сравнительно слабым. Длилось оно 4-5 секунд. Земная поверхность поднялась и опустилась на семь миллиметров. Но ужаса горожанам хватило на год воспоминаний, кто где был и что чувствовал.

В тот день ташкентцы еще не пришли в себя от толчка, а две группы сейсмологов уже выехали для обследования. Макросейсмические исследования они провели в поселке Назарбек, в трех соседних поселках и шести районах столицы. Трещин, повреждений зданий и строений в поселке Назарбек, где предполагался эпицентр, не обнаружили. Зато в районе Рабочего городка Ташкента во многих домах встречались трещины мелкие, глубокие, сквозные. Исследователи отметили, что везде осыпана штукатурка, кое-где обвалились дымоходные трубы на крышах. Тут и был очаг на глубине в десять километров. Интенсивность толчка в эпицентре оценили в шесть баллов. Но что удивило: в отдельных местах Ташкента эффект сейсмической интенсивности проявился аномально. Усилился до семи баллов в районе Паркентского базара, на массивах Феруза, Бодомзар, Чорсу. При этом жилые массивы между ними, построенные сразу после землетрясения 1966 года почти не пострадали.

В центре города, как доложено в отчете, в старых кирпичных зданиях перед землетрясением замечено многочисленное появление и хаотичное движение ящериц. На некоторых скважинах отмечалось увеличение дебита грунтовых вод. Еще одна неожиданность: сразу после землетрясения вся сотовая связь отключилась. Только через час мобильная телефонная связь была в городе полностью восстановлена. Причины до сих пор не ясны: связано это с огромным количеством звонков или аномальным электромагнитным полем?

Что касается аномалий сейсмической интенсивности, то ей есть объяснение. На территории Ташкента происходят изменения инженерно-геологических условий. Природные, коллекторные, дренажные каналы перекрыты инженерными коммуникациями, тоннелями метро, искусственными культурными слоями. Уровень подземных вод в 1960-1965 годы колебался в пределах 10-35 метров. В 2009 году наблюдательные гидрогеологические скважины фиксировали, что грунтовые воды поднялись до 1-2 метров и даже выклинивают на поверхность. Из-за этого — подтопляемость фундаментов, просадка лессовых грунтов, оврагообразование, обвальные и просадочные процессы, разжижение грунтов и другие небезопасные инженерные явления.

В середине девяностых годов во всех пяти столицах Центральной Азии был реализован международный проект, в котором ученые оценивали устойчивость зданий на фоне происходящих в этих крупных городах инженерно-геологических явлений. Свои выводы доложили в 1996-м. При магнитуде 7 ожидаемые жертвы в Алматы — 75 тысяч, в Душанбе — 55 тысяч, Ташкенте — 45 тысяч, Бишкеке — 40 тысяч, Ашхабаде — 25 тысяч человек. Это очень грубые оценки. В рамках совместного проекта с немецкими научными центрами намечено исследовать территорию и составить новую карту сейсмического микрорайонирования узбекской столицы с рекомендациями архитекторам и строителям.

Какова цена деформации?

НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕМне кажется, что мой высотный дом стоит очень прочно. Но соседнее здание старой консерватории-музыкального колледжа почти целиком сломали. В его «крыльях», как говорят строители, пошли трещины. Поэтому сохраняется центральная часть, где орган, а «крылья» пристроят новые. Интересно, с учетом какой балльности? Прислушаются ли зодчие к науке? По науке, если вся зона – восьмибалльная, а грунты — лессовые, мягкие, интенсивность вырастает на балл. А каждый балл на 15 процентов удорожает строительство…

За последние год-два Институт сейсмологии рассмотрел больше ста обращений в связи с деформацией жилых домов и общественных зданий. Простой пример – детский сад в ташкентском жилом массиве Чиланзар. Трещина шириной от одного до трех-четырех сантиметров рассекла здание, построенное на лессовых почвах, от фундамента до кровли. Выяснилось, что в детском саду и трубы подтекали, и атмосферные осадки фундамент подтапливали, проникая под него. Образовались суффузионные воронки, вот и перекосило. Детсад закрыт и подлежит сносу.

НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕДругое обследование 2009 года выполнено в новом здании консерватории. Сдано в эксплуатацию в 2002 году. Но и тут замачивание фундамента, деформация грунтов. Суммарная величина просадки по шурфам составляет от двух до более пятнадцати сантиметров. Установлено, что одна из причин интенсивного проникновения в грунты поверхностных вод — утечки из ливневых лотков и полив газонов. Постоянное динамичное воздействие на переувлажненные грунты оказывают интенсивный транспортный поток и линия метрополитена. А в результате образуются микро- и макропустоты в замоченных грунтах и их просадка от собственного веса.

НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕСейсмологи в своем заключении указали на необходимость дополнительных обследований комплекса зданий. После чего можно будет разработать проект с рекомендациями, на выполнение которых потребуются дополнительные финансы.

…Интересно дождаться результатов обследования моего восемнадцатиэтажного дома. Крыша его протекает, в дождь вода бежит по шахте, что там под фундаментом? Хочется уверенности в сейсмостойкости. Не хочется кричать, как тот гаитянец: «Ученые знали, что будет…».

Наталия ШУЛЕПИНА
\»Новый век\», № 8, 25.2.2010г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“НА ЛЕССОВЫХ ПОЧВАХ ТРЯСЕТ СИЛЬНЕЕ”»

  1. Павлик:

    В Ташкенте есть красивый архитектурный ансамбль из 18 этажных зданий на площади Х.Алимжана. Построен он после землятресения 1966, предполагаю, что с гарантией высокой сейсмоустойчивости. Какова ситуация там с грунтовыми водами и подтоплением фундамента? Кто должен следить за этим? Интересно, а как жильцы Вашего дома, зная ситуацию по стокам, реагируют на это и вызывали когда нибудь сейсмослужбу для обследования грунтов?

    Как опасно лесс и вода, это же катушка для строений. Так что ж Ташкент поедет? покатится на этой жидкой каше?
    Статья интересно и хочется верить, что в недалеком будущем предсказывать землетрясения всё таки научатся.

    Изучать можно, но предсказать землетрясения невозможно. Недавно выступал видный чин из России, так он сказал, что главное не предсказания, а грамотное строительство и эксплуатация зданий, с учетом высокой сейсмичности. И вообще поучится бы нам у японцев, как вести себя во время землетрясений, их то трясет чаще других.

  2. П. Гуров:

    Я патентую способ предсказания и одновременно воздействия на нависшее змт. В результате происходит размен сильного змт на серию мелких. Только вот кому это нужно? Ссейсмологи спокойно житвут, иммитируя кипучую деятельность.

  3. Sh Natalya:

    Крайне любопытно про размен сильного землетрясения на серию мелких. Когда будет патент на способ предсказания землетрясений и воздействия на нависшее змт, хорошо бы разместить об этом информацию на нашем сайте. Пожалуйста, уважаемый П.Гуров, сообщите. Это интересно всем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экориски

Партнеры