CAФАРИ В КЕНИИ

CAФАРИ В КЕНИИВ первые же выходные в Кении мы отправились на сафари в Национальный парк Найроби, чтобы своими глазами, наконец, увидеть то, о чем прочитали много статей в путеводителях, о чем слышали восторженные рассказы коллег и друзей, побывавших здесь.
«Новости Узбекистана», № 4, 28.1.2010г.CAФАРИ В КЕНИИ Мой ласковый и нежный зверь

В первые же выходные в Кении мы отправились на сафари в Национальный парк Найроби, чтобы своими глазами, наконец, увидеть то, о чем прочитали много статей в путеводителях, о чем слышали восторженные рассказы коллег и друзей, побывавших здесь.

С вечера проложили маршрут на карте города, чтобы не заблудиться. Сделать здесь это просто, ведь кенийская столица Найроби, хотя и молодой населенный пункт (100 лет), но один из самых больших и быстро растущих городов Восточной Африки. Свидетельство тому — дорожные пробки. Потоки машин движутся медленно по узким, не приспособленным к такой нагрузке, трассам. Духота невыносимая, хотя на языке племени масаи, населявшем эти места до прихода английских колонизаторов, слово «найроби» означало «место холодной воды» или «холодный поток». Когда-то, очень давно, здесь был небольшой оазис, облюбованный работорговцами для отдыха, караваны которых двигались из сердца Африки к восточному побережью, к портовому городу Момбаса.

Столицей Найроби стал сравнительно недавно благодаря строительству железной дороги, идущей от первой столицы Кении Момбасы до озера Виктория. По официальным данным здесь живут более трех миллионов человек, однако, как отмечают сами жители столицы, населения больше, так как многие приезжают из провинций на заработки и оседают в многочисленных трущобах вокруг города.

Найдя на карте самый краткий маршрут до Национального парка, договариваемся выехать на рассвете, чтобы увидеть побольше животных в парке.

Парк же оказался рядом с городом — всего в семи километрах от центра. За главными воротами расположился городок — Служба охраны дикой природы Кении — с красивыми большими зданиями, гармонично вписывающимися в общую картину, ресторан, построенный из дерева, над речкой, с мостиками и трофеями на стенах, похожий на охотничий домик, магазинчик и современный туалет.

Мы зарегистрировали машину, чтобы на ней въехать в парк. Процедура эта серьезная, — нам выдали специальную магнитную карточку, по которой могут найти автомобиль в случае, если мы заблудимся, проинструктировали, как правильно нужно себя вести в парке, и подняли шлагбаум. От всей этой серьезности я немного испугалась. А вдруг на нас нападут львы, вдруг сафари очень опасно и нужно ли так рисковать? Но рейнджеры (инспекторы) успокоили меня, что, если мы не будем выходить из машины (что запрещено) и не будем близко приближаться к животным, ничего не случится.

Проехав первый десяток метров после вторых охраняемых ворот, мы увидели на дороге свежую кучу, — явно здесь совсем недавно проходило какое-то большое животное. Слон? Но слоны в Национальном парке Найроби не водятся. Лев? Хммм. И не зебра… Гадать перестали, как только увидели первую живность, — это была огромная черепаха, важно переползающая дорогу.

CAФАРИ В КЕНИИСам парк — большей частью саванна с высокой травой и редкими раскидистыми деревьями. Его площадь 117 кв. км. По кенийским меркам парк небольшой, но самый старый, открыт был раньше многих подобных парков страны в 1946 году. Особенность этого парка в том, что здесь одновременно можно наслаждаться красотой почти нетронутой дикой природы и не терять из виду силуэт города, — зебры и жирафы пасутся на фоне высотных зданий, что в центре города.

Кстати, в парке живет очень редкий вид жирафа — жираф Ротшильда. По данным Службы дикой охраны природы Кении, этих особей в стране осталось меньше сотни. Причина сокращения их числа — не изменение климата или природные катаклизмы, а местные гурманы. Мясо этого жирафа считается деликатесом у племени луо, а его убийство доказывает неплохие охотничьи навыки того или иного клана внутри племени. И, хотя охота в Кении строго запрещена, луо не боятся даже ареста и тюремного заключения, которые им грозят за убийство редких животных.

Далеко впереди, среди колючих кустарников чернели какие-то животные. Наша машина приближалась к ним на маленькой скорости, и мы затаили дыхание, чтобы не вспугнуть их, но буффало или буйволы и не собирались уходить в глубь зарослей кустарника, продолжая пастись. Буффало — огромное животное с ласковым и нежным взглядом выглядит просто умилительно. Так и хочется позвать его: «Иди сюда, мой ласковый и нежный зверь», — если бы не угрожающего вида изогнутые рога и внушительные размеры. Взрослый степной африканский буйвол весит от 700 до 900 кг (есть богатыри и в 1200 кг), его рост в холке может достигать 1,6 м, а длина — 3,4 м. Они никого не боятся в саванне, даже львы и гепарды не пытаются на них охотиться, зная, что шансов у них нет, если только не заметят слишком молодых без присмотра или больных особей. Рядом с быками мы увидели белых птиц с желтыми длинными клювами. Это буйволовые скворцы, избавляющие африканского буйвола от паразитов, живущих на его коже, не защищенной шерстью, и доставляющих ему немало хлопот.

Указатели на очередном перекрестке обещали нам встречу с Симбой (лев на языке суахили). Но как мы ни разглядывали места под каждым кустом и каждой акацией, увидеть льва нам не удалось. Время близилось к полудню, возможно, львы попрятались от солнца в небольшом лесу или у реки. Зато дорогу нам пересекает мама-гепард с тремя пушистыми детенышами. Детеныши торопятся за грациозно вышагивающей мамой, путаются у нее под ногами, кувыркаются, покусывая друг дружку на ходу. Гепарды или чита, как их называют здесь, резвейшие на Земле животные, в беге на короткие дистанции показывают результат лучше скаковых лошадей.

CAФАРИ В КЕНИИПерейдя дорогу, семейство отправилось в сторону леса, куда двинулись и мы в поисках Симбы—короля зверей. Раз его нет в саванне, значит он в лесу, — такова была наша логика. Лес был довольно густой, и разглядеть сквозь деревья и кустарники льва или хотя бы птиц не было возможности. Но с обезьянами повстречались. Семейство во главе с грозным папашей сидело на стволе поваленного дерева. Кто-то искал паразитов у себя или у соседа, кто-то удивленно смотрел по сторонам, кто-то мирно воевал, исподтишка кусая сидящего рядом врага, но боящегося перейти в атаку под грозным взглядом папаши.

Лес закончился, и дорога вывела нас к беседке, в которой прятались от солнца несколько рейнджеров с автоматами Калашникова. «Джамбо!» — первое слово, которое обычно слышишь в Кении при встрече, что значит «Привет!», затем «Карибу!» — «Добро пожаловать!».

Как же необычно видеть белозубого улыбающегося вооруженного человека, который приветствует тебя да еще говорит тебе «Карибу!». Но рейнджер по-дружески предложил нам прогуляться с ним по берегу реки, которая протекает между парком и масайской деревней, образуя естественную границу между людьми и дикой природой. Это не была просто прогулка, а довольно интересное путешествие по специально проложенной и оборудованной экологической тропе. Экологическая тропа начиналась здесь же, у беседки, со стенда, где была информация о том, сколько кого и чего водится в реке Атки (Athi), что крокодилы и бегемоты здесь соседствуют с черепахами и птицами, что всегда можно повстречать черного носорога. Как нам гордо заявил наш гид с автоматом, одна из особенностей парка — около 50 черных носорогов, которых, в отличие от других парков и заповедников, практически всегда можно увидеть в естественной среде обитания.

Не увидели. Гид сказал уже после прогулки, что, дескать, жарко, и носороги спят. Зато мы увидели глаза, спины и хвосты… крокодилов, погрузившихся в воду почти полностью. В мутной воде не сразу разберешь, где старые бревна, а где крокодилы, тем более, последние двигаться не хотели, видимо, заморенные полуденным солнцем. Но при этом они очень внимательно наблюдали за всем окружающим миром. Уверена, подойди кто поближе, резво сцапали бы и проглотили, не размышляя. Рейнджер-гид охотно рассказывал нам страшные случаи, которые по сей день происходят с масаями, живущими на противоположном берегу: то лев кого-то задерет, то крокодил кого-то проглотит.

Закончив прогулку по экотропе, мы немного посидели в беседке, расспрашивая остальных рейнджеров, где можно все же увидеть Симбу. Пересекли лес и оказались у маленького озерца. Его правильнее было бы назвать его большая лужа. Возможно, в сезон дождей она превращалась в большое озеро, о чем свидетельствовали заросли не то камыша, не то бамбука, издали не разберешь, а близко подъезжать мы не стали, боясь вспугнуть стаи многочисленных птиц у воды. В национальном парке Найроби зарегистрировано около 400 различных видов птиц — цапли, марабу, журавли, буйволовые скворцы…

Королем на озерце, конечно же, был, венценосный журавль. Его мы признали сразу. На голове горит пучок золотисто-желтых перьев как золотая корона, а перед самой короной черная шапочка, похожая на помпон, которая как бы сползает все время на лоб. Как истиный африканец, носит красивую ярко-красную сережку под клювом, почти на шее. Большие черно-серо-каштановые крылья венценосного красавца укрывает белоснежный платок — это кроющие перья журавлиного крыла. Он величественно вышагивает по озеру, выискивая что-то в воде, и не обращая внимания на наглых марабу, суетливых буйволовых скворцов и пришедших на водопой зебр.

CAФАРИ В КЕНИИ На следующем дорожном указателе значилось место для пикника, и мы свернули туда. Можно было выйти из машины, походить вокруг и пообедать. Рейнджеры были все время на виду, готовые не только ответить на твои вопросы, но и помочь распаковать поклажу с едой. Добрый народ, только вот все время ходят с автоматами. Всего по указателям мы насчитали шесть мест для пикников в парке. На стоянках для пикников продавались вода и напитки в пластиковых бутылках, но цены были выше, чем в городе. Бизнес он и в Африке бизнес.

Проехав главные ворота парка, остановились на стоянке. У стеллы в центре небольшого парка группа масайских женщин и мужчин пели свои песни и приплясывали. Песни, гортанные и ритмичные, сопровождались похлопываниями в ладоши и подпрыгиваниями. И, хотя мы устали, все же пританцовывая и хлопая в ритм, разделили общее веселье.

Первое в моей жизни сафари закончилось хорошо. Впереди еще столько открытий и новых путешествий по Кении, но в тот момент я еще ничего о них не знала, оглушенная увиденным.

Эльмира АЛЕЙНИКОВА
«Новости Узбекистана», № 4, 28.1.2010г.


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“CAФАРИ В КЕНИИ”»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Экотуризм

Партнеры