Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товарищества

Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товариществаЭтот материал не про экологию, а про любимый дом. С верхотуры открывается потрясающая панорама Ташкента.Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товариществаС верхотуры дома, в котором живу, открывается потрясающая панорама Ташкента. Все б хорошо, но в любимом доме в самом центре столицы — холодрыга. В моей квартире половина стояков холодная уже три недели. Нынче предстояло состыковать сантехников, которым десять месяцев не платит зарплату наше однодомное ТЧСЖ, двух хозяев 18-го технического этажа (кто его продал в частные руки вместе с нашими коммуникациями?) и жильцов.

Один из хозяев технического этажа, от которого зависит очень важный кран для выпуска воздуха из системы отопления, опоздал \»на стыковку\», приехал, когда сантехники уже ушли. Так же не удалось состыковаться три дня назад. В тот раз он предложил: «В любом случае пойдемте под крышу, посмотрите. Я не виноват, что у вас холодно». Мы позвали еще одного из мерзнущих соседей и поднялись наверх. Там практически улица. От угла до угла тянется ничем не закрытый оконный проем. Не удивительно, что в дождь заливает тех, кто под ним. Но трубы отопления заизолированы, нет претензий.

Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товарищества Обладатель половины техэтажа дал дельный совет: «Ищите причину в квартирах». Мы договорились на субботу, чтобы и сантехники пришли, и жильцы всех этажей обеспечили доступ к стоякам. Ну, и конечно, чтобы был доступ к коммуникациям на приватизированном техническом. Для информации повесили объявление у лифта.

Теперь поподробнее о главном сантехническом дне. В ожидании «верхов» вместе с сантехниками мы начали обход. На вертикали трехкомнатных квартир обнаружили заваренный стояк. Хозяин квартиры пояснил: «Когда потекла батарея год или два назад, так решил проблему».

С другим абсолютно холодным стояком в трехкомнатных разбирались с трудом. На одном из нижних этажей дверь открыла максимально утепленная родственница владелицы квартиры. «Десять лет здесь бываю, и зимой всегда холодно». Завела в необитаемое помещение, где очень морозно. «Где стояк?» Сантехники его не нашли. Эстетики ради он закрыт стеновой панелью жильцами-предшественниками. А может, тоже заварен. Для точного диагноза надо вскрывать стену и часть пола, если хозяйка даст «добро».

После нескольких телефонных переговоров подъехал второй самый верхний хозяин и его сотоварищи. Хозяин оказался лоялен. Не найдя в красиво оформленном пентхаузе мой злосчастный кухонный стояк, он пообещал через два-три дня пригласить плотника и стену, за которую упрятаны коммуникации, вскрыть.

Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товарищества На этом фото из окна — соседние дома-близнецы.

Мне неведомо, какие еще в сантехнический обход были закручены или раскручены вентили, но к вечеру батареи из теплых превратились в горячие. Пусть не целиком, частично, из-за гуляющего по системе воздуха, но уже веселее. Если через два-три дня сантехники доведут начатое до победного финала, то половина дома точно согреется. И тогда настанет очередь другой половины, если и там найдется кто-нибудь настырный, вроде меня.

Логично, что возникает вопрос про руководство товарищества частных собственников жилья. Кто в правлении? Неизвестно. Люди отнекиваются. Деятельность по дому не оплачиваемая. Вопрос об оплате за труд в товариществе никем и никогда не поднимался. Такое решение, чтобы председатель товарищества вознаграждался за труд на общее благо, может принять общее собрание жильцов. Так — по закону. Но не было ни одного собрания с кворумом.

Впрочем, находятся люди, желающие порулить. Один из них, молодой парень, снимающий в доме квартиру, став председателем, что по закону о товариществе собственников жилья — нонсенс, придумал удивительное название из нескольких слов, включая «Джоин проперти». Сам он давно исчез, оставив на память однодомному товариществу невнятное заграничное имя.

Кто хочет товариществом порулить, тот и становится рулевым, собирая подписи под протоколом. Последняя власть в доме – мама-домком, дочь – председатель и нанятая ими директор. Дочь быстро отошла от дел, а точнее, в дела и не входила. У нее — маленький ребенок, а тут и второй декретный отпуск подоспел. Печать передали директору. Без согласия общего собрания собственников жилья (деньги немаленькие) директор взяла кредит в полтора десятка миллионов сумов, в частности, на замену деревянных окон на лестнице на пластиковые. Деньги потрачены, кредит надо возвращать, качество работы — жуть.

С началом декрета и отказом от председательства дочки домкома несколько человек собрались и выбрали нового председателя. Не потому, что он хотел порулить, а потому, что живет на семнадцатом этаже. Его топит, он больше всех страдает от неработающего лифта и от холода в квартире. В общем, возложили ответственность, хотя нет у него возможности заниматься коммунальными делами.

Полтора месяца по весне и он, и все другие ходили на свои этажи по лестнице. Встали оба лифта. Домком и директор утверждали, что за счет платежей жильцов-плательщиков рассчитываются за кредит, из-за неплатежей жильцов-неплательщиков платить компании, обслуживающей лифт, нечем. Они вывешивали списки должников и судились.

Не оправдываю соседа-бизнесмена, содержащего в нашем же доме Интернет-кафе. Накопил долг по квартплате за две квартиры миллиона на два. Какой долг за нежилое помещение, неизвестно. Вероятно, договора нет. На суд с ним улетело практически все время домкома и директора. Сперва от него добивались, как от жильца, внесения денег на содержание дома. Пока судебный исполнитель не стал описывать компьютеры в Интернет-кафе, судебное решение сосед не исполнял. Как заплатил, один лифт запустили.

Другой суд с ним же и его супругой тянулся многие месяцы. От них хотели открытия аварийного выхода, давно ставшего частью Интернет-кафе, да они не хотели. Избегали судебных исполнителей, писали в суд возражения. Кто продал часть первого этажа с коммуникациями – общее имущество жильцов дома – под частное предприятие, интересный вопрос. Он отложен для следующего судебного процесса. Тем временем нагрянула осень.

Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товариществаВосемнадцатый этаж отгородился от остальных.

К осени домком продала жилье и выехала. Директор сказала, что из-за неплатежей жильцов ни она, ни бухгалтер, ни сантехники зарплату не получают, и нашим домом она больше не занимается: «Проводите собрание и забирайте печать». Бухгалтер в который раз вывесила список неплательщиков, насчитав общую сумму неплатежей в пять с половиной миллионов сумов. Неплательщики пригрозили, что никогда не заплатят, так как в доме нет порядка – лифт аварийный, постоянно застревает, второй тоже аварийный, не работает, отопление черти какое…

Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товарищества Вид из окна на рассвете.

Какого ожидать развития событий? Есть надежда, что тепло в квартирах появится. Лифт, очевидно, чаще будет стоять, чем ездить. Актуальной остается тема открытия замурованного запасного прохода. С ним связана пожаробезопасность и просто безопасность дома на правительственной трассе. Но все устали от судебных дел. Нынешнему председателю не до судов, он надеется провести отчетно-выборное собрание жильцов с кворумом, избранием легитимного правления и председателя, а дальше будь что будет.

Чему я радуюсь? Тому, что джакузи, нечаянно обнаруженная в ходе сантехнической операции на техническом восемнадцатом, не над моей кухней. Нас разделяет этаж. Бедные соседи.

——————————————————

P.S. Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товарищества Наша восемнадцатиэтажка — одна из восьми экспериментальных высоток, построенных в восьмидесятые годы на площади Хамида Алимджана. Соблюдение баланса на этажах — одно из условий устойчивости дома в зоне высокой сейсмичности. Есть ли сейчас баланс, никто не знает. Людей свела с ума \»частная собственность\». \»Мое!\» — на разных этажах одни стены снесены, другие возведены. Балконы утяжелены кирпичом. Наверное, Госархстройнадзор мог бы проверить дом на устойчивость. А то ведь тряхнет посильнее — и все частная собственность рискует оказаться в одной куче, если устойчивость утрачена.

Еще есть опасность пожаров. Два мы уже пережили. Один был ночью. Страшно. С тех пор, а случилось это лет пятнадцать назад, многие выехали. Старожилам подзабылось, а новые жильцы опасность недооценивают. Нагрузка на электросети растет, особенно при отсутствии отопления, когда все включают мощные обогреватели.

Многоэтажное хозяйство — очень сложное. С реформой коммунального хозяйства государство переложило управление на собственников жилья. Что делать, если управлять не получается?

Наталия ШУЛЕПИНА
sreda.uz


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Город и село

0 комментариев на «“Джакузи над кухней и другие прелести однодомного товарищества”»

  1. Reader:

    Наталья, посетите те же дома напротив, и вы поймете что и как надо делать чтобы не было этого беспредела

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры