Дискуссии «небожителей», «троллей» и просто айтишников

«Вы уверяете, что года через три «виртуальная реальность» внедрится в разные сферы бизнеса, в туризм, спорт, обучение и в Узбекистане 16 миллионов человек станут пользователями этой технологии. Вы не преувеличиваете?» Этот вопрос и много других  обсудили на Startup Mix — 31.

Тридцать первый по счету, он, как обычно, собрал полный зал в университете ИНХА в Ташкенте. Аудитория по ходу училась  у продвинутых стартаперов и дружески «прессовала» их намеками типа «завирай, но не завирайся». А ей в ответ: «Хотите верьте, хотите нет, но мы, стартаперы, предчувствуем…»

Для разминки организаторы из IT-компании «Brand.uz» запустили предчувствия полегче.

================================

 

Интернет-магазин одежды и обуви собирается завоевывать рынок. Unimag.uz уже месяц как открыл сайт для on-line продаж. Договорился с магазинами-партерами (подключиться к магазину со своим товаром могут разные продавцы). Пока ни одной пары обуви не продал. Поэтому менеджера по развитию проекта Замиру Абдиеву забросали вопросами. «У вас есть опыт работы в торговле?» – «Десятилетний». «Допустим, я выбрал в вашем Интернет-магазине по фото обувь, курьер ее привез, а размер не подходит. Предусмотрены возврат и обмен?» – «Да, мы можем и три пары сразу прислать».

«Что заставит людей покупать у вас, когда привыкли доверять  зарубежным сайтам продаж?» — «Тем, кто интересуется товарами на сайте, дарим купон на первую покупку. Заманиваем и программой лояльности: за покупку начислим бонусные баллы. Оплата производится по платежным карточкам на нашу платформу. Мы перечисляем магазинам-партнерам полученную сумму за минусом пятнадцати процентов». Какие предчувствия? Проект раскрутится к осени.

 ==============================

 

Презентация следующего ташкентского стартапа – Ланч бокс – вызвала не меньшее оживление. Речь шла не о спорте, а о доставке обедов в боксе-коробке.

«Блюд в пакете несколько». Как фокусник, стартапер Умид Мирзаахмедов чуть ли не из воздуха поймал пакет и принялся извлекать содержимое. «В коробках – суп, салат, второе. Все емкости можно подогревать в микроволновке. Рассчитываем на тех, кто экономит обеденное время, чтобы «полазить» в Интернете.  В первый месяц у нас было около тридцати заказов. А сейчас ураза. Спад. Мы готовим заготовки для двух ресторанов. Но это не значит, что Ланч бокс – побочный продукт. Все продукты свежие».  Загадка стартаперу: «Угадайте, почему я вам ничего не закажу?» – «Особые предпочтения в еде?» – «У меня диабет». – «Разработаем меню для диабетчиков и предложим блюда на выбор».- «Вы считаете, что 25 тысяч сумов за обед – приемлемая цена?» – «Айтишники хорошо зарабатывают». – «Вы работаете в общепите. Если б снова начать?» – «Я бы лучше учился в школе и стал айтишником».

Предчувствие: амбициозные мальчишки станут лучше учиться в школе. А проект Умида Мирзаахмедова с его умением наладить контакт с клиентами быстро наберет обороты. Двести человек в зале – преимущественно из сферы информационных технологий и все — потенциальные заказчики обедов с доставкой в офис.

= ===============================

 То, что разминка закончилась, с началом презентации Александра Войнова из студии «Next Reality», в зале не сразу поняли. С широкой улыбкой он начал «грузить» фантастическими перспективами проекта Multicam 360. Но даже айтишная публика не вполне воспринимала  виртуальную, дополненную и смешанную реальности.

 

   «Я презентую не продукт, а бизнес-модель и ищу партнеров. Мы отстали от Запада. Там к 2020 году инвестиции в виртуально реальные продукты во всех сферах составят три миллиарда долларов. Мы ближе к странам СНГ. В России уже есть три сотни «виртуальщиков» и они объединились в Виртуальную ассоциацию. В Узбекистане в этом направлении работают всего три-четыре одиночки. Они выполняют съемки видеокамерами «Multicam 360» в разных ракурсах. Это и есть материал для технологии VR — виртуальной реальности.

 

«Охват этой технологией в 2020 году шестнадцати миллионов узбекистанцев – неизбежно. Кто еще не понял?

 VR – это не шаманство, а полезная практика. Пока — для фанатов, так как она требует соблюдения определенных стандартов, включая специальные очки и программные приложения. Но от разработки фильмов в 3G и компьютерных игр до VR небольшой шаг. Наша студия – первая в регионе с комплексным подходом к новым медиа. Мы предлагаем систему, решение, а снимать могут и наши cтудийные, и другие операторы. К примеру, свадьбу. Для просмотра годятся смартфон, компьютер, большой телевизор. В планах студии – снять ролик для звезды эстрады, чтобы по миру пойти. Думаете, нас не заметят? Заметят!»

«У вас в студии можно постажироваться?» – «Да».

 ================================= 

 

 

Далее последовала панельная дискуссия о применении технологии виртуальной/дополненной реальности для бизнеса Узбекистана, и к Войнову присоединился основатель компании «VRonica» Акмаль Салихов.

«Знакомый бизнесмен сказал: «Я хочу, чтобы мои продукты разговаривали. Можно?» А другой хочет видеть танцующую коровку на его молочных продуктах. И тоже получится. Обойдется дешевле при длинном продуктовом ряде. Можно сделать так, чтобы вся Nestle плясала…»

Вопрос из зала: «А для чего мне надо это на моем телефоне?» – «Люди должны захотеть иметь новое приложение. Наверняка, найдутся такие, кто станет смотреть коровок и свадьбы на мобильнике. Нам надо заботиться о юзере. Если ему неудобно, в массы съемка с обзором в 360 градусов не пойдет. Ну а если удобно, начнется бум. В мире внедрение этой технологии началось с вау-фактора в супермаркетах, когда увидели: «Вау!»

Мы можем сделать рекламное приложение для бизнеса, чтобы всем понятно. Допустим, в магазине изобилие товара (пусть это будут обои), но мало места. Нельзя все уместить. Покупатель надевает шлем с очками и все в виртуальной реальности просматривает по каталогу. Подходящее выберет глазом или сенсором. Первое, что приходит на ум: технология виртуальной реальности решает проблему пространства».

То, что эта IT-практика не запредельна, а уже востребована в Узбекистане, подтверждают два проекта Акмаля Салихова для выставок. Один из них – Узбекнефтегаза, строящего три крупных объекта. Их и демонстрировали в трехмерном измерении на выставке. VR-технология способна решать разные задачи. Репрезентативность, информативность, производство, бизнес, туризм, обучение – это все про нее.

«Допустим, студенты ирригационного института изучают устройство плотины. Кто их пустит на режимный объект? Проще надеть шлем и изучать. А какие виртуально реальные презентации можно делать!..»

 Мечтатели или реалисты? Себя Александр и Акмаль назвали рабочими лошадками и креативщиками. Участники стартап-микса возвысили их до небожителей. И это вызвало  продолжение дискуссии. «Мы не так далеко ушли. Кто в играх работает, быстро догонит нас. Эта технология не есть нечто уникальное. В ней вполне по силам разобраться, как во всем остальном. Простенький сайт сейчас сделает студент колледжа. А вот сложные задачи… Возможна трехмерная визуализация всего – аэропортов, промышленных объектов, вузовских городков. Шлемов в мире пять миллионов, а в Узбекистане совсем мало».

 Акмаль Салихов один такой продемонстрировал. И народ снова призадумался. Если шлемов мало, когда ждать взрыва VR-технологии в Узбекистане? Креативщики убеждали, что трех лет хватит на все-про все, и эти технологии вмиг станут частью жизни узбекистанцев.

================================ 

 «Каковы возможности  Linkedln и MailChimp для бизнеса?» — Ответам посвящена следующая презентация — Елены Селезневой из компании «Brand.uz».

 В жизнь узбекистанцев поистине вмиг вошли «Одноклассники», «Вконтакте», «Фэйсбук», «Телеграм», а для кого-то и Linkedln. Какие наметились прочные тенденции  в последнее время? Число сообщений, отправляемых по электронной почте падает, а в мессенджерах растет. И все же для бизнеса маркетинг по электронной почте важен. Как им пользоваться, чтобы клиенты не спустили отправителя «в корзину»? Вот несколько полезных советов от Елены Селезневой.

 

«Рассылочный сервис MailChimp имеет много достоинств. У него есть бесплатный стартовый план. Попробуйте, и вы увидите его преимущества, включая помощь онлайн-редактора. Дешевле работать с теми клиентами, которые уже есть. Какие письма могут быть интересны вашим клиентам? Анонсы, сообщения об акциях, спецпредложениях и распродажах. Подписка на рассылку – очень полезна. Подписываясь, клиент подтверждает, что готов к общению. MailChimp – самый продвинутый международный сервис со сбором статистики, аналитики, отчетности. Но в Узбекистане можно использовать для рекламы и популярные в народе мессенджеры и социальные сети. Важно – не пережать.

 

 

В Узбекистане пользователей Фэйсбука 800 тысяч человек,  а Linkedln – 120 тысяч. Преимущество второй социальной сети перед первой в том, что собирает профессиональную аудиторию, тогда как Фэйсбук становится, как во всем мире, сегментом приколов, шуток, троллей».

 ==================================

Настоящие тролли предстали перед участниками стартап-микса на завершающей его дискуссии о троллинге и способах его монетизации. В программе их анонсировали с улыбкой: «Евгений Скляревский – заслуженный тролль Узбекистана, Капитан Очевидность (Abdurashid Abdukarimov) –  aka bellamar, Умид Гафуров – основатель troll uz, Александр Уткин – главный критик facebook-группы «Клуб маркетинга и продаж».

Эта дискуссия ожидалась как десерт, когда легко «отпустить мозги», расслабиться и посмеяться. Что и случилось. Но был и накал страстей, как и положено в такой компании.

«Тролли – добрые или злые?» Ясно, почему такой возник вопрос. В сказках сказочные тролли – злые. В социальных сетях в полемиках довольно часто звучит: «Ну, ты (вы) тролль!..» И что это теперь значит? Евгений Скляревский, известный еще  и как гуру узбекского Интернета, как создатель ряда сайтов, включая популярный mytashkent.uz, про себя заметил, что он добрый тролль. «Хожу в Фэйсбук пошутить, чтобы зацепило, чтобы реагировали, чтобы не скучно». По его мнению, смысл слова «тролль» меняется. Это тот, кто «поднимает волну» в сети.

 

 

 Предприниматель Александр Уткин про свое хобби сказал, что никто маркетологов до него не критиковал. Вроде бы у нас в Узбекистане с этим все идеально. Но не идеально. И троллит он, дабы показать слабые стороны той или иной отрасли. 

Капитан Очевидность – он же Абдурашид Абдукаримов – представил себя как тролля, изгнанного из всех групп в социальных сетях. Но он правдолюбец. «Мама учила говорить правду, как бы ни было тяжело. Вот Володя Ульянов вопросы задавал. И я, как он». «У вас корона упала», — пошутил с соседнего стула Уткин, вызвав веселье аудитории, хорошо знакомой в Фэйсбуке с высказываниями Капитана Очевидность. «Ругал латиноманию, зато сейчас Ташкент латиноамериканские танцы танцует. Всех зацепил. Вот это троллинг!»

 Умид Гафуров знаменит в своей группе Troll uz. «Сначала завел страницу про Бухару. Понял, что юмор привлекает посетителей. Нужна Аския! Обсуждение в группе начал с 5-тысячной купюры. Сейчас подписчиков  75 тысяч. В группе мы троллим много социальных проблем под толстым слоем юмора. Абсолютно не связан с юмором резонансный случай гибели студента медицинского колледжа в Ташкенте. Меня он глубоко тронул. Разместил письмо матери. За сутки мои читатели сделали тринадцать тысяч перепостов! Вторая публикация была с призывом к СМИ обратить внимание. И СМИ обратили, и прокуратура».

 

 

 Лилию Николенко – администратора популярной группы «Потребитель.uz» –  участники попросили дать оценку троллям в ее группе. «На «Потребителе» их много. Целая когорта. Тролли провоцируют дискуссии. В правилах группы прописан легкий стеб. Но тролли появляются с истериками, кликушеством. Бороться не стоит. Надо вести тему до конца».

 

 

 

 

Вопрос ко всем троллям: «Вас много или мало?» –  «Кто провоцирует, мало. Остальные пишут скучно». –  «Можете заработать на этом?» ­–  «Никто не хочет платить».

 

Еще вопрос: «Для вас троллинг –  бизнес или черта характера?», «Тролль пишет в сети: «А на фига нам сотовые операторы?». А наверху думают… Какова ответственность тролля в таких случаях?»

 «Не боитесь задираться? Можно и штырь под ребра получить». Отвечая на этот вопрос, присутствующие тролли пошутили, что надо заниматься спортом и быстро бегать. А далее разговор в аудитории зашел о грани между провоцированием и оскорблением личности, должны или нет соблюдаться нормы морали, насколько далеко может зайти подтрунивание и может ли тролль гордиться тем, что он – хам. «За публичные оскорбления тролль рано или поздно должен ответить, как это предусмотрено законодательством, даже если он избрал роль юродивого. Есть мораль, есть культура. Кто вне – тот аморальный». Это мнение из зала.

С этой точкой зрения не все тролли согласились. Но модератор споры прекратил. И правильно. Есть социальные сети, где желающие доспорят. «Волны» в них вызывают общественную реакцию посильнее официальных СМИ. Это  новое явление. Закончив эту заметку, поспешу в Интернете открыть Фэйсбук: «Интересно, что там тролли намутили?»

Наталия ШУЛЕПИНА

Источник — «Новости Узбекистана»


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Обо всем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры