Сто лет Национальному университету Узбекистана

21 апреля 2018 года исполняется сто лет со дня основания Национального университета Узбекистана имени Мирзо Улугбека. Прежнее название в советское время: Ташкентский Государственный университет (ТашГУ), до 1960 года носил название Средне-азиатский государственный университет (САГУ), до 1923 года носил название Туркестанский государственный университет (ТуркГУ).

 

ВУЗ является первым высшим светским учебным заведением не только в Узбекистане, но во всей Средней Азии. Более того, он является первым университетом на всем Среднем Востоке  (Тегеранский университет основан в 1934 году, Кабульский – в 1946, старейший в Средней Азии после Ташкентского – Самаркандский университет основан в 1927 году).

К сожалению, в славную историю университета в последнюю четверть его существования проникло немало фактов мифологического свойства, которые, очевидно, можно объяснить болезненным процессом становления исторической науки в независимом Узбекистане. Надо полагать, что несмотря на то, что всякая мифология живуча, но нынешний юбилей дает прекрасный повод хотя бы сократить ее присутствие в данной теме. 

Основание университета в Ташкенте является одним из самых ярких свидетельств огромного вклада русских 

людей, России в развитие разных сфер жизнедеятельности Узбекистана и других стран Средней Азии. В этом проявилась и подвижническая роль русской интеллигенции Туркестана, всегда с доброй отзывчивостью откликавшейся на чаяния местного коренного населения в деле совершенствования образования и культуры.

Высших учебных заведений до 1917 года в Туркестане не было. С начала XX века отдельные представители русских туркестанцев и научных российских кругов высказывали мысль о создании в Ташкенте высшего учебного заведения. Однако такие проекты не выходили за пределы благих пожеланий, поскольку не были подкреплены ни финансами, ни административными усилиями.

Летом 1917 года, после первого этапа российской революции, подобные проекты обрели конкретные черты: Временное правительство создало комиссию по организации университета в Ташкенте. Один из членов этой комиссии, академик В. В. Бартольд писал в Ташкент, что предполагается в Ташкенте в первую очередь открыть «историко-филологический [факультет], с несколькими кафедрами востоковедения. Министр [народного просвещения] Салазкин желал бы, чтобы этот… факультет начал действовать не позднее января 1918 года». 

В октябре министр Салазкин телеграммой уведомил Ташкентскую городскую думу, что «он в ближайшее время вносит проект Ташкентского университета с техническим факультетом на утверждение правительства». Даже глава Временного правительства А.Ф. Керенский в телеграмме Ташкентской городской думе сообщал, что он «рад возможности оказать содействие скорейшему открытию университета в Ташкенте». Однако октябрьско-ноябрьские процессы второго этапа революции остановили это дело. 

Но зато идея о туркестанском университете оживилась в Ташкенте. В ноябре 1917 года было принято III Краевым съездом Советов Туркестана решение об открытии в Ташкенте народного университета. В начале 1918 года оформилось даже два самостоятельных проекта по организации университета, исходивших, соответственно, из двух источников – от советских властей края и от созданного русской интеллигенцией Ташкента в феврале 1918 года Общества ревнителей высшего образования. Оно объединяло, в основном, членов общественных организаций научного и просветительского профиля, существовавших еще в дореволюционное время. Среди наиболее активных «ревнителей» – В. И. Романовский, Г. М. Сваричевский, А. В. Попов, Н. Г. Маллицкий, А. П. Шишов, А. В. Панков, М. И. Слоним, Р. Р. Шредер и другие. 

В начале и власти, и «ревнители» вели работу по созданию «своего» университета. Но вскоре они благоразумно объединили свои усилия, власти поддержали проект «Общества ревнителей».

21 апреля было объявлено о создании Туркестанского народного университета (ТНУ). Его первым ректором был избран Александр Васильевич Попов. Он был выпускником Петербургской Духовной академии и Петербургского университета. В Ташкенте Попов оказался в 1916 году и получил весьма широкую известность среди местной интеллигенции. В тот же день, 21 апреля, газета «Народный университет», орган нового учебного заведения, на некоторое время, в середине 1918 года, ставшая практически ведущей газетой края, сообщала о создании ТНУ: «Рожденный Великой Русской Революцией комиссариат народного образования организует… Туркестанский Народный Университет, опираясь в своей работе как на основу, на рабочую массу, на организованный рабочий класс, войдя в живую и тесную связь с рабочими организациями, зная, понимая и чувствуя нужды, интересы рабочего класса в области образования». 

Первоначально Туркестанский народный университет «представлял собой своеобразный учебный комбинат, включавший как вузовские формы обучения, так и школьные, а также профессиональные и любительские курсы».

Менее чем через месяц после открытия ТНУ  12 мая в старой части города Ташкента была организована его так называемая «мусульманская секция». На открытии секции, очевидно, специально приуроченном к дню торжественного заседания Совета депутатов по случаю провозглашения Федеративной Туркестанской республики, присутствовало практически все руководство советского Туркестана.

«Она [мусульманская секция], — писала тогда местная туркестанская газета, — именно как секция, отделение общетуркестанского университета является фактом и вместе символом истинно культурного сближения Европы и Азии, для которого могут найтись свои основания и в религиях обеих стран, так как лучшее в европейской культуре Запада согрето лучами солнца, взошедшего на Востоке». 

Известный еще с дореволюционных времен ташкентский мусульманский деятель А. Еникеев в начале июня 1918 года опубликовал статью, озаглавленную «Краткая история возникновения в Ташкенте мусульманской секции народного университета». Он писал: «Русские… показали… первый пример, создав народный университет. Эта добрая инициатива их в таком благом деле толкнула мусульман к мысли о необходимости и для них подобного учреждения». Далее Еникеев замечает, что мусульманская секция ТНУ, так же как и «русская», должна состоять из трех ступеней – низшей, средней и высшей. «Но в виду невозможности, – пишет он, – в данное время осуществить этот принцип, признано необходимым открыть пока только одну низшую ступень, как для мужчин, так и для женщин». В мусульманскую секцию стали по просьбе местного населения принимать детей школьного и дошкольного возраста, также были открыты четыре женские школы.

Следует заметить, что на процесс организации и становления университета в Ташкенте сильно влияла революционная эйфория, максимализм и нетерпение, следствием чего была обильная демагогия непрофессионалов. Деятели нового университета чрезмерно были увлечены идеей дать любое образование каждому гражданину. В таких условиях трудно говорить о высоком, истинно университетском уровне образования. Целью университета провозглашалось «научить каждого человека самостоятельной работе, помочь каждому разбираться во всех вопросах, которые ставит перед ним жизнь, научить его самостоятельному, разумному чтению книг и умению сознательно оценить каждое слово, привить и вырастить в человеке чувство красоты и любви к науке, вложить в него жажду к широкому самообразованию, открыть дорогу к самостоятельному творчеству, развивая личность каждого человека, его способности и таланты, дать ему возможность выработать свое собственное миропонимание… Здесь мы дадим и навыки знания по всякой профессии… Подростки, молодые и пожилые, рабочие и крестьяне, все — мужчины и женщины, записывайтесь и идите учиться в бесплатный, для всех доступный демократический ташкентский народный университет».

Экзаменов для поступления сначала не было, более того, не требовали и каких-либо документов о наличии вообще какого-то образования. Было стремление и попытки создать подобные «народные университеты» во многих других городах Туркестана. В пылу эйфории авторы подобных предложений, очевидно, не подумали, что если в Ташкенте, интеллектуальном центре края, не хватало специалистов, то каковы же были шансы найти их в других местах, с гораздо более скромными ресурсами по этой части? Специалистов не хватало даже для нормального функционирования открытых начальных школ. Многие из них пришлось закрывать. В так называемой «мусульманской секции» с обеспечением педагогическими кадрами начальных школ также были большие проблемы.

Для реорганизации этих школ была создана комиссия, членами которой являлись Еникеев и Кадыри. Ситуация осложнялась еще и тем, что не было единства среди активистов мусульманской секции относительно базовых принципов организации образования. Например, один из активных деятелей мусульманского просветительского движения, Мунаваркари Абдурашитханов, считал, что образование обязательно должно иметь конфессиональный характер и включать изучение Корана. Не все мусульманские деятели были согласны с этим. 

Уже осенью 1918 года Туркестанский университет был реорганизован и сохранен только в составе пяти факультетов. Вокруг университета объединилось около 60 человек преподавателей, главным образом, средних школ и специалистов.

Первые месяцы существования ТНУ показали, что для его полноценного функционирования необходима огромная дополнительная организационная работа, при которой недопустима поспешность в духе кавалерийской атаки. Университету требовалась в первую очередь кадровая помощь. Решить эту проблему в Ташкенте собственными силами было невозможно. 1919 год стал годом решения многообразных организационных дел. И эти дела решались не только в Ташкенте, но и в Москве, и в Петрограде. 

По указанию лидеров новой власти Наркомпрос РСФСР (Народный комиссариат просвещения) осенью 1918 г. вынес решение о создании специального “Организационного комитета Туркестанского государственного университета”. Председателем комитета был назначен профессор (потом академик) Иван Гаврилович Александров. А еще раньше, в мае 1918 года, правительство Туркестанской республики направило в Москву и Петроград специальную делегацию во главе с востоковедом А. А. Семеновым «для обсуждения вопроса о типе и характере Туркестанского университета, привлечения научно-педагогического персонала, сбора инвентаря и необходимой литературы».

Летом 1918 года в Москве состоялось созванное Наркомпросом РСФСР совещание по делам Ташкентского университета, в котором приняли участие представители вузов Москвы и Петрограда. На этом совещании было сформировано Оргбюро с московским и петроградским отделениями, которому поручалось определить потребности нового университета и меры по их удовлетворению.

К началу 1920 года организационные дела по Ташкентскому университету в Москве в целом завершились и встал вопрос о переброске кадров и оборудования в Ташкент. Этот процесс завершился осенью 1920 года. Определенную помощь в организации университета в Ташкенте оказали члены комиссии ВЦИК и СНК по делам Туркестана М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышев, а также Л. М. Каганович, бывший тогда председателем Ташгорсовета.

С прибытием большой группы профессоров и преподавателей из центральных российских вузов в истории университета в Ташкенте началась новая эра. Наконец-то дело строительства высшей школы в Средней Азии было поставлено на правильные рельсы, получило твердую основу.
7 сентября 1920 года руководитель Советского государства В. И. Ленин подписал декрет СНК РСФСР о Туркестанском университете. Стабильная его деятельность установилась с осени 1921 года. Большое значение имело постановление Совнаркома РСФСР от 22 ноября 1922 года, определившее организационную структуру университета, в составе факультетов: медицинского, физико-математического, сельскохозяйственного, инженерно-мелиоративного и общественных наук.

При университете был открыт рабочий факультет, просуществовавший до 1938 года и сыгравший большую роль в подготовке абитуриентов для университета. В 1924 году в университет был влит Туркестанский Восточный институт на правах факультета.

Реорганизация университета продолжалась неоднократно и в последующие годы, открывались новые факультеты, некоторые факультеты передавались в другие вузы, менялось и его название. Наконец, в соответствии с Указом Президента Узбекистана от 28 января 2000 года он получил нынешнее название – Национальный университет Узбекистана.

Юрий ФЛЫГИН

источник —


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Еще статьи из Образование

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Партнеры