От угольного разреза до древнего Илака, или Что мы увидели в Ахангаранской долине

Эта поездка запомнится как самый прекрасный экспромт. «Едем туда, не знаем куда!» Примерно так звучало приглашение поучаствовать в поездке в Ахангаранскую долину. Впрочем, несколько объектов были обещаны. «Мы увидим Ангренский угольный разрез, спрятанный вдали от трасс таинственный комплекс раннего средневековья Кархана, древнее городище Суюртепа… Экскурсию проведет профессионал, сам исследовавший эти места, очень колоритная личность».  

Наш гид Константин Андреевич Крахмаль пишет докторскую диссертацию и буквально назавтра после поездки отбывает в Ферганскую долину ради продолжения исследований.  Его интересуют памятники эпохи раннего средневековья. Нас познакомит с теми, что открыты в Ахангаранской долине.

Маршрут начинается с экскурса в развитие промышленности. Кое-что об этом я и сама могу рассказать. Доводилось бывать и на Ангренской ГРЭС (ныне ТЭС), и на Новоангренской. C Новоангренской в конце восьмидесятых годов, когда строилась, делала репортаж. А через пару десятков лет мы с группой журналистов и экологов выезжали сюда осмотреть золошлакоотвалы.  Объем их увеличивался и под них в окрестностях электростанции отводились новые площади. Внешне — озера, но мертвые. 

Трубы тепловых электростанций и похожие на шахматные фигуры градирни мы будем наблюдать и фотографировать из разных точек  в течение всего однодневного путешествия. На Ангренской ТЭС периодически проводятся реконструкции. Вот и недавно сообщалось о реконструкции китайскими партнерами энергоблока, работающего на высокозольном ангренском угле. Ангренская тепловая электростанция продолжает оставаться основным загрязнителем атмосферного воздуха.  Уголь действительно высокозольный, и смог из-за него на всю долину. 

Нагляден еще один экологический минус. Резервуары для нефти и нефтепродуктов построены в русле реки.  Про утечки-протечки ничего не знаем. Такая информация не обнародуется. Еще недавно сюда двигалась нескончаемая вереница цистерн из Ферганской долины. Тяжелая техника вносила свой вклад в загрязнение воздуха. В 2016 году через Камчикский перевал построена железнодорожная линия Пап-Ангрен, и теперь грузы везут по ней.  

Наблюдаем, как вдоль реки Ангрен, давшей имя угольному разрезу и городу, идут поезда из Ферганской долины.  Река берет начало на южных склонах Чаткальского хребта на высоте 2710 метров  над уровнем моря.  Заметим, что у нее есть и второе имя — Ахангаран.  Водохранилище на реке получило название — Ахангаранское. Название от таджикского слова охангарон (кузнецы).  С давних лет жители на ее берегах занимались кузнечным ремеслом, поставляли оружие и другие металлические изделия на рынки Средней Азии.

Водохранилище расположено у восточной окраины Ангрена, выше угольного разреза. Было построено для сезонного регулирования реки. Заполнено в 1989 году. Длина водохранилища, когда заполнено, — 8,5 км. Но по осени  оно пустовато. Вдали виднеется плотина высотой в сто метров и длиной в 1350 метров. Любопытно, что ниже плотины речку не разглядеть. Она бежит несколько километров по трубам под землей.

Ангренское буроугольное месторождение было открыто в 1933 году. В 1940 году там стали строить шахту, а в 1941 году – сам разрез.С разрезом связано имя Григория Степановича Чикрызова. Он предложил методику прогнозирования угольных месторождений на закрытых площадках. Но лично для него поиск угля под вскрышными породами едва не кончился плачевно. Обвинялся в диверсии, ведь моментального результата не получил. На работу возили под конвоем. Когда его прогнозы оправдались, был награжден Сталинской премией. Строительство разреза, прекращенное в годы войны,  возобновилось в 1945 году, объект достроен в 1948-м. 

Мы подъехали к разрезу, очевидно,  с тыла. В мои прошлые журналистские поездки разрез поразил масштабами. Обзор  с «тыла» поначалу разочаровал. Масштаб не тот.  


Наша группа быстро оценила своеобразие момента. Рассматривала колючую проволоку, которая, наверное, со времен ГУЛАГа. Надо бы поклониться этой земле. Сколько пота и слез на ней пролито ради  угля. Рабочие, а в Великую Отечественную войну 1941-45 годов, в основном, женщины, добывали уголь в шахте несмотря на тяжкий труд, малярию, отсутствие бытовых условий.

Про смог узнаем, что он обычно висит над долиной,  очищается воздух после дождей. Очевидно, что экологическая составляющая у предприятий до сих пор не в приоритете.  С одной стороны Кураминский хребет, с другой — Чаткальский, а между ними промышленные объекты. Это и Ангренский угольный разрез, и тепловые электростанции, производящие около десяти процентов всей электроэнергии Узбекистана, Ахангаранский цементный завод, подразделения Алмалыкского горно-металлургического комбината и еще ряд предприятий, после распада большой страны захиревшие, а сейчас набирающие обороты.  А сопровождают процесс выбросы загрязняющих веществ в атмосферу.    

Пересекаем по мосту реку, с него и любуемся открывающимся простором. Далее наш путь проляжет по предгорьям и склонам Кураминского хребта. Уточним, что у реки есть третье название — Культушкан. Наконец, четвертое, самое древнее, — Илак. Так же называлось государственное образование в период раннего средневековья до монгольского нашествия на территории нынешней Ташкентской области и северной части Согдийской области Таджикистана.

Гнезда аистов практически на всех столбах. Привольно птицам в пойме реки. Гнезда сейчас пустые, а молодняк и взрослые  аисты в небе. 

Остановка у кишлака Гушсой. Ничем непримечателен, если бы не «колонны». Они из далекого прошлого. Наш гид-историк напоминает, что  археологические исследования Ахангаранской долины начаты археологом и востоковедом Михаилом Евгеньевичем Массоном в 1928 году. Он и положил начало научному изучению истории Илака.

Происхождение колонн — рукотворное. Относятся к эпохе раннего средневековья. Назначение неизвестно. Может быть, культовое.  Находятся довольно компактно на территории кладбища «Семгурон» кишлака Гушсой.

Мы заглянули в дом.

Гид сказал, что внутри в углу хранится еще один артефакт. До него добрались искусствоведы из нашей команды. Верим на слово: искусствоведов  артефакт удивил.

В 2007 году археологи обнаружили по правую сторону от дороги, которая соединяет Санам и Телау, древнее городище Суюртепа.

Мы находимся во внутренней части городища.  Южная сторона окружена цепью курганов, их более тридцати.  Вероятно, и под ними найдутся остатки сооружений. Вся площадь города оценивается в двести гектаров. Как в него подавалась вода? По широкому и глубокому каналу. 

Первые раскопки археологическая группа начала проводить в 2007 году. А в 2012 году здесь проводила раскопки крупная исследовательская экспедиция.

Предполагается, что поселение имело значение столичного города. Возможно, что оно имеет отношение к городу Тункету — центральному городу древней Илаки.

Может быть,  здесь  и пролегал канал, питавший город?

Канала  давно нет.  Прогулка по древнему городищу похожа, скорее, на прогулку по пустыне. А в оазисе у реки в дымке дым.

Тема обеспечения населения водой вставала за поездку не раз. Питание у Ахангаранской долины — снего-дождевое. Местный житель, когда мы остановились у колодца, пояснил, что этот колодец выкопал сам. «Семнадцать метров», — сообщил он с гордостью и предложил напиться.

Эту цистерну с водой мы увидели у древнего городища Кархана.  На взгляд горожанина — прикольно. Но как быть без воды местным, если к осени все ручьи высохли?!

К городищу Кархана дорога пролегала среди разноцветных склонов. Вот и здесь один склон красный, другой — зеленый.  Цветные подсказки, где медь, где железо. Кураминский хребет богат полезными ископаемыми. Потому и жили здесь люди с незапамятных времен.

Дорога тоже появилась не просто так. Проложена к руднику. Раньше рудокопы передвигались по тропам. Что за интерес был копать пещеры? Можно строить догадки. Не исключено, что здесь путники останавливались перед входом в древний город. Мы тоже по этой причине остановились. Осмотрели пещеры, в какие-то из них попробовали залезть. 

К древнему городищу Кархана от пещер спускаемся пешком.

Наверное, и под строящимися домами был древний город. А строятся дома потому, что место стало притягательным благодаря автотранспорту. Приезжают сюда и паломники, и туристы. Дома — для них. Провалы в горе — входы в храмовую гору. 

 Для меня  и спутников посещение Карханы вроде культурного шока. Не знали и не ожидали. Поражены.

В подземном храме несколько входов и несколько залов, есть переходы с «этажа» на «этаж».

Храм был на территории города.  Нам повезло его увидеть неиспорченным неумелой реставрацией, примеров которой предостаточно.  Он еще в том виде, в каком находился столетия.

Охраняется ли исторический памятник государством согласно законодательству Узбекистана? Трудно сказать.  У археологов недостаточно финансирования. Вероятнее всего, стройка на территории городища — самодеятельность. Как принято с недавних пор  в стране приговаривать: «Любая бизнес хороша». 

На обратном пути делаем остановку ради марсианского пейзажа. Красная планета. Дорога изрезала склоны. Плоские горы — это отвалы  отработанной породы.  Будут ли они когда-нибудь рекультивированы? Пожалуй, нет. Станут частью пейзажа. 

Частью пейзажа стали карьеры вокруг Алмалыка. Один из них оказался для нас нечаянным открытием. Кто-то здесь бывал, а дорогу забыл. «Едем туда, не знаем куда!» Бирюзовое озеро в карьере искали и нашли. На этом путевые зарисовки заканчиваются. В Ахангаранской долине быстро темнело. Нас ждала дорога в Ташкент.

Напоследок короткое видеоинтервью о поездке по некоторым историческим местам Ахангаранской долины. Кандидат исторических наук Константин Андреевич Крахмаль подводит итог поездки. «Где мы были?» 

Наталия ШУЛЕПИНА

Фото автора

Источник —livingasia.online/2020/10/19/

 

 


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Еще статьи из Репортер.uz

Партнеры