Впечатления об Арале и Приаралье. Наш первый маршрут — в Междуречье

Группа журналистов побывала на Западном Арале и в Приаралье.
  
 
Четыре дня мы преодолевали по шестьсот километров, в основном, по грунтовке с ухабами, по Устюрту и Аралкумам. Каждый день заслуживает отдельного рассказа. Главным в маршруте первого дня стало Междуреченское водохранилище, где заканчивается Амударья. Но начнем сначала. Утро, подлетаем к Нукусу. 
 
 
От каналов близ столицы Каракалпакстана глаз не оторвать.  Вот этот, что на фото, магистральный. Забирая воду в Амударье, течет по извилистому руслу и раздает воду другим оросительным каналам. Орошаемая площадь — полмиллиона гектаров, пустыни — 80 процентов территории Каракалпакстана. А сама республика охватывает 37 процентов территории Узбекистана. 
 
 
Рассмотрим карту. Сперва  проследим  за той «ниточкой», что протянулась от Термеза через Карши,  Бухару и Нукус выходит к казахстанскому Бейнеу, — это автотрасса, возрожденный Великий шелковый путь. Присмотримся к другой, той «нитке», что сливается с границей у Термеза, выходит к Туркменабаду, снова совпадает с границей. Далее — чего гадать, это и есть Амударья — река добегает до Нукуса и, не добегая до моря, обрывается.
 
В поездке мы увидим, где. Восточнее Кунграда, в Междуречье, между двумя рукавами Амударьи, построена дамба Междуреченского водохранилища длиной едва ли не в полсотни километров. Решение остановить реку у дамбы, заполнить естественную междуреченскую впадину и подпитывать амударьинской водой бывшие заливы — Жылтырбас, Муйнакский и Рыбачье — было принято в 1994-м. Проект «Создание малых локальных водоемов по береговой линии моря в дельте» вошел в первую Программу действий в  бассейне Аральского моря, одобренную президентами пяти стран Центральной Азии.
 
Вторая фаза проекта предусмотрена Постановлением Кабинета Министров РУз от 3 мая 2018 года.  Задача — увеличить емкость более чем в два раза. Для этого требуется реконструировать дамбу, устроить водосливные сооружения, прочистить каналы… Стоимость работ оценивается в 400 млн.долларов. Что там, в Междуреченском, в маловодный 2021 год – реконструируют, строят, чистят? К нему направляемся, загрузившись во внедорожники. 
 
Едва выехав из Нукуса, тормозим у Амударьи.
  
 
Амударья по объему воды близка Нилу. Мы  сравниваем ее с магистральным каналом Кызкенткен, который только что миновали, и замечаем: «А ведь канал полноводней». На берегах реки — барханы. Она обмелела донельзя. Про прежнюю ширину реки у Нукуса наш водитель Жолдасбай говорит, что была с километр. Там, вдали, различаем крыши поселка. Он находился на берегу. И паромы ходили через реку. Увидим ли в Междуреченском водохранилище воду?  «Летом оно высохло. Там даже трава пробилась на наносах». 
 
                       
Едем в направлении Кунграда. Вдоль трассы растет туранга. Ее еще называют разнолистным тополем. Удивительное дерево с листьями разной формы. Семена созревают в июле. Пойма Амударьи была вся в зарослях туранги. После июньского половодья  семена падали во влажную почву. И продолжался жизненный цикл до бесконечности. Так казалось туранге, приноровившейся к летним паводкам. Туранга вдоль дороги подпитывается не рекой, а каналами, проложенными для орошения.
 
 
Вдоль трассы оживленная придорожная торговля.  Мы наслышаны, что каракалпакские дыни самые сладкие.  Обращаем внимание на синюю бочку на крыше легковушки. Бочек самой разной формы и размеров за время пути мы увидим множество. Воду здесь запасают. Чем северней, тем она дефицитней. Из Амударьи пить нельзя: загрязнена дренажными стоками, соленая.
 
 
Чем занимаются местные жители? Где есть поливная вода, земледелием. Скот разводят везде. Рыболовство и охота там, где озера. Еще и для смягчения климата нужны дамба и полное Междуреченское водохранилище. В дамбе устроены водовыпуски в ветланды-озера. Но мы видим закрытые водовыпуски, сухие затворы и пустые каналы. 
 
 
Местные жители утверждают, что в шестидесятые годы прошлого века сток из Амударьи в Арал составлял 35 кубокилометров. Так и по данным водников. А вот как в последнее десятилетие. Общий приток воды в Южное Приаралье составил 47,23 км3. Водники особо подчеркивают: «Не в Арал, и за десять лет». В среднем приток — 4,72 км3 в год. По отдельным годам величина изменяется. Максимальный приток в Южное Приаралье зафиксирован в 2017 году — 10 кубокилометров. Минимальный в 0,5 км3 — в 2018-м. В итоге таких вариаций годового притока нарушается гидрологическая устойчивость водоемов. Они осолоняются, сохнут. Страдают фауна и флора. Рыба не выдерживает высокой минерализации, а она подскакивает до 15 мг на литр. И нынешний год такой.
  
 
«Мы ждем Амударью», — говорит аксакал из соседнего поселка Порлытау.  Он знает, что река длинная, более двух тысяч километров. Ее истоки — на афганском Памире. Все страны ниже по течению пользуются ею, берут свою долю, а может, и больше, чем надо. Не щадят. Тысячу километров река течет по территории Узбекистана. И тоже города и поселки берут свою долю, а может, и больше. Самая полноводная в Центральной Азии река не то что до Арала, до низовий не доходит. 
 
 
Кипчакдарья и есть одно из русел Аму, огибающих Междуреченское понижение.  Летом 2021 года русло Кипчакдарьи пересохло. И по осени берег оголен, но люди повеселели: скоту и диким животным есть где напиться. До Акдарьи — второго рукава — мы не доедем. А вот дамбу, и что за ней, осмотрим.
  
 
Бетонные блоки дамбы должны сдерживать напор половодья и ветровой волны. Емкость Междуреченского, как уже говорилось, невелика — 0,2 кубокилометра. В планах увеличить ее до 0,44 кубокилометра. На схеме Агентства МФСА указаны запланированные объекты и работы.
 
 
Слева голубая жилка — протока Кипчакдарья, синяя справа — Амударья или, как ее называют в низовьях, Акдарья. Если увеличить емкость водохранилища-регулятора, то подпитывать заливы-озера удастся и в маловодье. Финансирование ожидается. А пока по дну едва заполненного Междуреченского гоняет на велосипеде веселый парнишка, пасущий овец. 
 
 
Дорога — дамба. По другую ее сторону белесые плесы сигналят о сильном засолении.
 
  
За соленым озерком виднеется водонапорная башня поселка. Пролетели пеликаны. Мы спешим к Муйнаку. Он примечателен не только тем, что райцентр.  Раньше находился на берегу Аральского моря, теперь — на краю пустыни  Аралкум. О нем знает мировое сообщество. Здесь даже генеральный секретарь ООН побывал.
 
 
 Наша команда на въезде в городок.
 
 
В Муйнак из Кунграда ведет отличная автотрасса. На центральной улице построены двухэтажные дома и установлены современные фонари. И все это сделано за последние пару-тройку лет. Чтобы увидеть жизнь простых людей не с фасада, надо свернуть в боковые улочки.  
 
 
В одном из дворов  у нас перекус. Поближе к кухне бочка и ведро, как положено в каракалпакских дворах.
 
 
А вот еще двор. Здесь пробурена скважина, которая попала на линзу пресной воды. Повезло. Хозяин включает насос и закачивает чистую воду во фляги.
  
 
И в этом домохозяйстве везение. Глава семьи демонстрирует нам, журналистам: «В колодце пресная вода!» Насоса нет, из колодца достает ее ведром. В цистерну закачивается покупная из канала.  Она не лучшего качества, с натяжкой годится для бытовых нужд.  Так далеко не во всех дворах. Бурили артезианские скважины многие, и многие, увы, натыкались на соленый горизонт. Водопроводная вода подается в дома муйнакцев два раза в сутки по три часа. 
 
 
Водовод Кунград-Муйнак протянут в 2017 году, чтобы обеспечить питьевой водой муйнакцев и соседний поселок Учсай. 
 
 
В Нукус и Кунград питьевой водовод из Туямуюнского водохранилища проложен в конце восьмидесятых годов прошлого века. Оно выше по течению Амударьи, там чище. У Кунграда мы проезжали мимо насосной станции. И трубу видели над каналами. Но в Муйнаке по-прежнему ограничения. Как готовится питьевая вода? 
  
 
Накопителей несколько. Они огорожены забором и укрыты  от людских глаз. Наверху есть наблюдательные колодцы. Дефицит из-за того, что расстояние от Кунграда до Муйнака солидное — 101 километр. Раньше, до прокладки водопровода, питьевая вода поступала из Кунграда по каналу. И занимал ход шесть дней. Потом она попадала в отстойники. Ее и пили. В маловодье 2001 года канал высох. Сложилась чрезвычайная ситуация.  Говорю, об этом, как очевидец, той осенью приезжала сюда.
 
Теперь есть водопровод. Но пользуются водой из него менее половины населения.  У кунградской насосной станции не хватает мощности. Нужна еще одна насосная, чтобы стабильно обеспечивать 25 тысяч человек.
 
 
Еще один пункт нашей программы — посещение Муйнакского рыбоконсервного завода. Был комбинат — легенда, перерабатывавший пять процентов всей рыбы в СССР. Трудились на нем сотни рабочих и специалистов. Легенды больше нет. От прежнего  практически ничего не осталось. Надо заметить что на старом рыбоконсервном комбинате автор этих строк тоже побывала в 2001 году. Тогда удивили огромные пустующие цеха. Они выглядели старыми и заброшенными.  Мы подъезжаем к частному предприятию по переработке рыбы. Красиво, аккуратно, современно. И пусто.
 
 
 В ожидании руководства осматриваем территорию. Гусеничная техника удивила. «Для чего?» — «Сети перевозить, по  береговым топям проезжать». Идем в цех. В нем импортное оборудование, все сверкает, консервная продукция демонстрируется. И ни одного человека, кроме директора и нас, журналистов.
 
  
«В 2021 году сохнут озера и  пруды. Нет рыбы. Нет работы. Удручает, что верховья не думают о низовьях».
 
  
 Про былые путины на Арале нам рассказал старый рыбак. 
 
 
«Каким было Аральское море?» О нем можно узнать из рассказов стариков и в музее Арала. Музей недавно построен, находится рядом с бывшим пирсом.
 
   
Склон горы раньше был крутым берегом, и о него плескались волны. На берегу находился пирс. Когда Арал в конце шестидесятых годов прошлого века стал отступать, к нему копали каналы, чтобы суда уплывали и возвращались. А потом они замерли на осушенном дне моря. Специально подтянуты поближе. Кладбище кораблей политикам, туристам и журналистам помогает осознать проблему.
 
 
На следующий день мы проедем по Устюрту вдоль Западного Арала по накатанным и не накатанным колеям,  спидометры намотают сотни километров.  Что увидим — об этом в следующей публикации.

Несколько слов благодарности большому проекту, организовавшему экспедицию. 

Данная публикация размещена в рамках проекта «Содействие в трансграничном освещении экологических вопросов в Центральной Азии», реализуемого Международным центром журналистики MediaNet в сотрудничестве с международной организацией по медийному развитию DW Akademie при финансировании Федерального министерства иностранных дел Германии (Auswärtiges Amt).

 
Наталия ШУЛЕПИНА
Продолжение следует.
Источник — nuz.uz
 
 
Здесь ссылки на весь цикл:

2. Впечатления об Арале и Приаралье. Дорога к мысу Актумсук 

 3. Впечатления об Арале и Приаралье. Путь к ветланду Судочьему, солончаку Барсакельмес и далее к Нукусу

http://sreda.uz/rubriki/voda/aral-amudaryia-mejdurechie-muinak/

Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


2 комментария на «“Впечатления об Арале и Приаралье. Наш первый маршрут — в Междуречье”»

  1. К:

    Очень печальная судьба у Аральского моря. К сожалению, нет политической воли к его восстановлению. В отличие от Казахстана.

    • Насрулло:

      Тут не воли, тут возможности нет к восстановлению. При Союзе тут проживало 15 лям. И Воду забирали на каналы. А сейчас 35 лям. Воды ещё больше нужно для каналов.
      Отрадно, что хотя бы саксаульники сажают. Уже вроде как 1,7 млн. га засадили. Даже если 50% прижиётся, будет огромная пустынно-лесная зона

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

 

Еще статьи из Репортер.uz

Партнеры