Как в Хорезме распоряжаются водой?

Это мы узнаем в ходе медиатура. Хорезмская область – одна из шести пилотных, в которых с 2016 года реализуется Программа Европейского Союза «Устойчивое управление водными ресурсами в сельской местности Узбекистана». Нас, журналистов, интересует вода —  питьевая и поливная, ее качество и количество, связь между экономным расходованием воды и ростом урожаев. 

Пролетая над Шаватом, проезжая над Амударьей

К Ургенчу самолет из Ташкента подлетает в сумерках.  Приковывает взгляд изгибающаяся лента канала. Это Шават, он прокопан из Амударьи в стародавние времена киркой да лопатой. Он самый что ни на есть пилотный проект XVII века. До появления землеройной техники появилось много других каналов и арыков, которые позволили расцвести Хорезмскому оазису. Копание и очистка были обязанностью мужчин. Двенадцать дней весной и столько же осенью они чистили каналы от ила, кто-то рыл, кто-то дамбу строил…

Шават в дневное время восхищает не меньше, чем в вечернее с самолета. В городе русло забетонировано, никаких потерь. Так в идеале должно быть и за пределами города, в сельской местности. В поездке нам многое предстоит  узнать и увидеть. Короче, в путь! 

У хорезмских водников, которые тоже в нашей команде, пока катит автобус, расспрашиваем про качество питьевой воды. В основном, она поступает по 110-километровому водоводу из Капарасского водохранилища — одного из трех емкостей большого Туямуюнского, расположенного на территории Туркменистана. Наполняется из Амударьи. Запустили насосную станцию в Капарасе в 2000 году. Массивную голубую трубу диаметром в 1200 мм, по которой питьевая вода доставляется в Хорезмскую область, мы видим практически всю поездку. Она выныривает то там, тот тут.

Соленая? Чем больше воды в реке, тем минерализация ниже. А вот мутность выше. Глинистая масса в реке весной 2019 года шла густая, как сметана из-за того, что выше по течению в горах Кашкадарьи и Сурхандарьи пролились дожди, пронеслись сели. Мутность в Амударье достигала 600 миллиграммов на литр. Сейчас – 150. Для полей, может, это и хорошо, а для питьевого водоснабжения не очень, когда труба несет глинистую муть. На очистных «сметана» проходит через фильтры, осветляется с помощью коагулянта.

Точно также очищается вода из Шавата. Ее стали использовать для питьевых и хозяйственных нужд с 2007 года, когда в Ургенче было построено новое водоочистное сооружение с системой фильтров. «В Шавате вода солонее, чем в Амударье: минерализация составляет 7 граммов соли на литр. Но приходится добирать,» — говорят специалисты.

Проезжая над Амударьей, видим полноводную реку с корабликами у причала. Такая она в 2019-м. Но все признают, что маловодья участились. Раньше случались раз в десять лет, а теперь: 2008, 2014, 2018 гг.  В  маловодный 2018-й территории в нижнем течении Амударьи, включая орошаемые земли Хорезма, недополучили 40 процентов своего лимита на вегетацию! 

Как приспособиться к дефициту? Сотрудники, обслуживающие водовод, ищут утечки и незаконные врезки и немного завидуют тем, кто попал в проект Европейского Союза.  Им известно про закупки оборудования и строительные работы. Рады за пилотный район, в который мы направляемся. А для себя мечтают о современном ультразвуковом трассатечеискателе. «Если будет, питьевую воду сможем доставлять  в целости и сохранности».

Приспособиться к дефициту поливной воды гораздо сложнее. Гидрометы составляют прогнозы по Амударье. Исходя из прогнозов, на межгосударственном уровне определяются лимиты для стран. Согласно лимитам на местном уровне ресурсами занимаются БУИСы (бассейновые управления ирригационных систем), УИСы (районный уровень) и АВП (ассоциации водопотребителей)  через систему магистральных каналов, подводящих каналов, арыков. 

«Пилоты» в Хорезме

«Почему из десятка районов Хорезмской области выбран Янгибазарский район?» Об этом спрашиваем сотрудников ПРООН в Узбекистане. Именно эта структура в партнерстве с Минводхозом страны реализует компонент 2 Программы Европейского Союза «Устойчивое управление водными ресурсами в сельской местности Узбекистана».  Цель  и название компонента-проекта идентичны: «Укрепление технического потенциала».  По Узбекистану в качестве пилотных областей выбраны Ферганская, Сурхандарьинская, Сырдарьинская, Самаркандская, Кашкадарьинская и Хорезмская.  Вот ответ про «пилоты»: «Для начала оценили потенциал и потребности бассейновых управлений ирригационных систем (БУИС). Как выбирали районы? Рекомендовали местные власти. В Хорезме — Янгибазарский. Здесь бесполезно бурить скважины, так как грунтовая вода соленая. Расчет только на ту, что в каналах. Поэтому сперва  изучили состояние ирригационных сетей». 

Сложнее всего с вододелением оказалось в Ассоциации водопотребителей «Бузкала». Она подвешена к каналу Бузяб. Здесь часто и жарко спорили из-за воды, не доходившей до концевых фермерских участков даже в многоводье, не говоря о маловодье.  Так  стала пилотом «Бузкала».

Что значит быть «пилотом»? Встать с колен, подняться и показать фермерам из других сообществ, как решать проблемы.

Ремонт помещения ассоциации, оснащение мебелью для пилотной ассоциации проплатил проект. Другие АВП могут это сделать в складчину, а также предпринять другие аналогичные шаги, если похожи на пилотную ассоциацию. Больше всего споров в «Бузкале» возникало о дележе лимитов подводящего канала. А ведь так повсеместно. Если нет измерительных приборов, нет информации, всегда есть сомнения. Как их разрешить? Специалисты проекта рекомендовали установить водомерные устройства.

Мы, журналисты,  хотим составить полное представление об АВП: «Когда создана?»- «Зарегистрировали «Бузкалу» в 2003-м, в 2010 перерегистрировали. Общая площадь — 2 тысячи 380 гектаров. Хлопком и зерном занимаются 15 фермеров, два фермера занимаются животноводством, восемь — рыбоводством. Еще  обслуживаем три села с частными садами и огородами. Концевые участки канала были проблемные. Но в 2018 году, несмотря на маловодье, воду смогли подать во все фермерские хозяйства». «Сколько воды нужно для поля?» За сезон, отвечают специалисты,  3300 кубов требуется для одного гектара клевера, 5100 — для одного гектара посевов кукурузы, 5500 — для хлопка, 3600 — для пшеницы. Допустим, у фермера сто гектаров, из них 50 га хлопка, 20 га пшеницы, остальное — сады, но у другого — иные культуры. Поэтому лимиты у всех разные, за  водоподачей следят гидротехники. Если маловодье, лимиты уменьшаются. 

«Как удалось выдержать маловодье без потерь?» Нам обещают, что многое станет ясным, когда проедем вдоль канала. А сейчас мы можем оценить транспорт — велосипеды и  мотоцикл с тележкой. Их уже два года как передал проект в ассоциацию. «Так обеспечили оперативность гидротехников».  Еще мы можем оценить оборудование. «Вот эти два комплекта опалубки водосливного устройства САНИИРИ тоже приобрел проект. В них заливаем бетон, затвердел — и водосливное устройство готово. Сколько проходит воды, видно на рейке. Мы уже построили 15 гидропостов  на подводящем канале, еще столько же сделаем. Прослужат лет сорок. На арыки стационарные устройства не нужны. Здесь применяем переносные трапециевидные конструкции из металла с известным сечением (водомерные устройства Томсона и Чиполетти). И они у нас благодаря проекту.»  

Дренажная добавка к Дарьялык-орна

Дарьялык — красивое и звучное название одного из старых русел Амударьи. Канал в Янгибазарском районе хоть и называется так же (орна- канал), но отношения к нему не имеет. Находится на левобережье реки, и управляется из левобережного Бассейнового управления ирригационных систем. Добавить объемы в канал, когда все по лимитам, БУИС не имеет права. Какой выход нашли для «Бузкалы»? 

Автобус с журналистами тормозит у дренажного коллектора. Вот и разгадка. Проектом установлены трансформаторная подстанция и два насоса, которые качают воду, дренирующую с полей. Соленость низкая. Поэтому ее можно смешивать с амударьинской, текущей по Дарьялык-орна, и подпитывать концевые участки.

Подпитка, а еще прочистка около семи километров Бузяпа стали спасением в маловодье 2018 года. Эти меры улучшили водообеспеченность 610,5 га девяти фермерских хозяйств,  подвешенных к каналу.

Речь идет не только о полях. О садах и огородах тоже. В качестве пилотного выбрано село Кадрият. Водопровод есть далеко не в каждом селе. В Кадрият водопровод протянут. Но поливной воды остро не хватало: какие тут огороды, когда поля сохнут. Между тем в селе — около пятисот дворов. Надо ли говорить, что значит приусадебный участок  для сельских жителей? Женщины носили воду ведрами… А теперь о переменах в связи с проектом. «Поливной водой, — говорят жители, — мы обеспечены. Получаем ее три дня в неделю. Создаем запас и используем капельное орошение. Совсем другое дело!»

Наша журналистская команда находится в зоне канала Дарьялык. Но его мы еще не видели. В отличие от Бузяпа, который управляется Ассоциацией водопотребителей, Дарьялык — канал государственный, подчинен Управлению ирригационных систем. Этот большой канал, вероятно, в большей степени страдает от потерь воды. Тут знакомая проблема — отсутствие учета. Не исключено, что воду приворовывают, что она дренирует, русло заиливается. О бетонных основаниях по всей длине канала только мечтать. В рамках  Программы ЕС «Устойчивое управление водными ресурсами в сельской местности Узбекистан» бетонирование русла не осилить из-за цены вопроса. Но что реально сделать, то сделано — бетонные основания мостиков и сами мостики для измерения потока. Их девять. Мы увидим три из них. Увидим и какая между ними разница. 

Мостики не для пешеходов

Первый мостик — через канал Боголон.  Для замеров воды сделано бетонное основание и установлена рейка. Это самый простой способ  определить, какие объемы идут по каналу. Он совсем короткий — в полтора километра. Конечно, по мостику можно перейти на другую сторону. Но его предназначение иное — гидротехническое. Об этом говорит и специалист: «Точное измерение необходимо для эффективного управления». Вода поступает из Дарьялыка. Рейка с делениями. Издалека видно, на какой цифре уровень.

Как сказывают в сказках: «Это диво еще не диво. Главное — впереди». Нам говорят про электронные вертушки и доплеры, иначе говоря — про внедрение электроники в водоучет.  Еще говорят про создание единой энергосистемы в Янгибазарском районе, которая объединит больше двух десятков насосных станций. Хороша информация. Но лучше один раз увидеть…

Перед тем, как сесть в автобус и отправиться на следующие объекты, добегаем до хлопкового поля, до яблоневого сада. Проверяем: «Влагой запаслись?»

Трудно отказаться, когда местные жительницы у края сада приглашают к дастархану: «Арбуз, лепешка?»  

Автобус подает сигналы,  призывая поспешить. От простого быта отправляемся туда, где электроника.

Окончание см. Хорезм, 2 часть

Наталия ШУЛЕПИНА,

фото автора

SREDA.UZ


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Репортер.uz

Партнеры