Пыльный день в брызгах водопада Сангардак

  1.  Медиа-экспедиция в Сурхандарью

Ее ориентирами стали природные объекты Сурхандарьинской области. Участвовали ташкентские журналисты, а также российская съемочная группа из Санкт-Петербурга.

Окончание. Начало см. В окрестностях Байсуна К каменным тропам-оврингам.

 

===================================================================

 

В каждый переезд из пункта «А» в пункт «Б» и другие пункты мы вглядывались в придорожные сюжеты, рассматривали дома с камнями на крышах, речные русла с водой и без. Такие же картины наблюдали по пути из Байсунского в Сариасийский район.

 

 

Проехав город Денау, отметили про себя, что обзор ограничен, контуры смазаны. Пыль спустилась на долину. Дует ветер-афганец. И не возникает вопросов, зачем камнями придавливают кровлю.

 

 

Когда экспедиция свернула с трассы в ущелье, прояснило.

 

 

На склонах удивляли желтые эремурусы вместо привычных близ Ташкента бело-розовых и фисташковые деревья с кисточками зеленых костянок.

 

 

Здесь, в Сурхандарье, в середине прошлого века отбирались лучшие формы фисташек для посадки вокруг Каттакурганского водохранилища, что под Самаркандом. Костянки дали всходы, пустили корни. Фисташковые посадки на трех тысячах гектаров закрепили богару и спасли водохранилище от пылевых заносов.

 

 

Вероятно, потому, что в самой Сурхандарье фисташку порядком извели, весь день из-за пыли мы практически не видели хребты, обрамляющие долину. В ущелье – другое дело. Чем выше в горы, тем свежее воздух.

 

 

Крутая дорога привела в кишлак Нилу. Журналисты получили наказ не разбегаться по кишлаку, а организованно спуститься к мечети. «За ее воротами – уникальный природный объект».

 

 

Очень трудно «построить» журналистов, особенно, когда не время молитвы и вход закрыт. Тут же все и разбежались.

 

 

Прямо под ногами — бетонная дренажная система, отводящая дождевые стоки из кишлака. Судя по трубкам, спущенным из дворов, в нее попадают и просто стоки. По вертикали горной улицы машине не проехать. По ней семенят ишачки с поклажей.

 

 

Спускаемся за ишачком и попадаем к водопроводу, у которого собрались женщины и девочки. Мальчишки тоже вертятся здесь, но как зрители, а не водоносы. Мальчишки при виде фотообъектива разлетаются пулями в разные стороны.

 

 

Местные жительницы относятся к съемке спокойно и даже с интересом. Из трубы наполняют ведра, фляги. Видимо, вода из родника. Ту, что набрали – в дома, остальное стекает в бетонный лоток.

 

 

Кишлак не маленький. Но это вовсе не значит, что дома рядом. Какие-то расположены компактно, очевидно, здесь центр, другие разбросаны по склону.

 

 

К ним и везут фляги с водой на ишачках. Иду за одним из них, и чувствую себя львом Бонифацием из мультфильма, приехавшим к бабушке на каникулы.

 

 

 Ребятня бежит следом, и при каждой моей попытке сделать кадр со смехом разлетается. Чем дальше идем, тем компания больше, и всем нам веселее. Наконец к нам присоединяются коллеги-фотографы. Есть фото пацанов!

 

 

А вот и девчонки.

 

 

В этой игре мы чуть не забыли про природный объект. Вход в ворота мечети открыт. Сюда по кривым улочкам идут аксакалы. Час неурочный, но быстро разнеслась весть, что гости приехали из Ташкента и Питера. Здороваемся.

 

 

На уникальный природный объект указывать не надо, он налицо. Такой чинары, что в глубине двора, мы никогда не видели. Кто-то утверждает, что окружность дерева двадцать пять метров и лет, наверное, ему за тысячу. Мечеть рядом с ним не случайно. Есть легенда, что идет наказ из поколения в поколение: «Берегите чинару».

 

 

Федор из Питера (он — ключевая фигура в будущем фильме россиян) продолжает делиться с будущими зрителями, как здорово убежать из города, например, в кишлак Нилу. Остальные участники экспедиции — за кадром, но все абсолютно с ним согласны. «Как здорово!»

 

 

Участники экспедиции остались бы здесь пожить, если бы не маршрут. Иной раз, мы, журналисты, посмеиваемся, когда в рейтинге стран по индексу счастья Узбекистан оказывается на первых позициях. Но тут не сомневаемся. Ни сутолоки, ни суеты.

 

 

Cъемка продолжается. Операторы пригласили юных наездников на ишаках, остальные мальчишки и девчонки прибежали за компанию: «Попадем в телевизор!».

 

 

Который раз проводники Шароф и Ильхом призывают занять места в машинах. Опять кто-то увлекся съемкой за дувалом, и в двух шагах от машин их считают потерявшимися. «Надо спешить! Иначе вы не увидите…»

Мы не раз ломали программу. И действительно сожалеем: что-то в программе упустили. Но есть образы, мимо которых люди с фото- и видеокамерами просто не могут проехать. Хандиза – именно такой.

 

 

Хандиза – название месторождения полиметаллических руд. Памятник разведчикам недр и горнодобытчикам поставлен несколько десятилетий назад. Он все еще могуч, хоть и обветшал. Если по справедливости, рассуждали мы у подножия, памятник заслуживает того, чтобы его отреставрировали. Памятник – символ. Общие разведанные запасы месторождения Хандиза составляют около 1,5 млн. тонн цинка, 700 тыс. тонн свинца, 180 тыс. тонн меди и 2,3 тыс. тонн серебра. Ведется его активная разработка. Поэтому здесь проложена не просто хорошая, а отличная для горного региона автомобильная дорога.

 

 

Река, вдоль которой едем, совсем недавно пострадала. Пару недель назад по ней пронесся грязекаменный поток. Так случается едва ли не каждый год. Сели обрушиваются из саев, вытекающих из ущелья Зардолю. Этой весной сель спровоцировали обильные осадки. Грязью и камнями затопило двенадцать километров дороги.

 

 

Эти двенадцать километров на пути к водопаду Сангардак очищены без промедления.  Он стал притягательным туристическим объектом. Еще год назад к водопаду вела узкая тропинка. Сейчас это место обустроено. И то сказать, такой водопад — второй в Узбекистане. Утверждают, что общая его высота — полтораста метров.

 

 

Ворота открыты, и у ворот идет торговля по мелочи. Если вы ходите набрать чудодейственной воды, тогда приобретайте пластмассовые емкости. Лучше это сделать на обратном пути, чтобы вверх — налегке.

 

 

Вверх – значит, к мириадам брызг. Их даже не чувствуешь, в них входишь, как в дождливое облако.

 

 

Коллег-телевизионщиков за шумом водопада не слышно, да и не очень видно. Что они в очередной раз наговаривают будущим зрителям? Можно предположить: «Водопад Сангардак – то место, где каждый человек чувствует себя счастливым».

 

 

Мы наблюдали, как к водопаду подъезжали частные автомобили и экскурсионные автобусы. Люди во все глаза глядели на летящие струи, вдыхали пропитанный брызгами воздух и поднимались по ступенькам все выше. Редко увидишь столько смеющихся людей, одновременно убежавших из города.

 

 

Самые практичные набирали воду в емкости. До Ташкента и Питера далеко, и мы ее просто похлебали. Зато набрали журналистский фактаж для видеофильмов и репортажей.

 

 

Шумит Сангардакдарья — река, в которую впадает водопад.

 

 

Возвращаемся в Байсун. До него нам ехать километров двести. Никак не стихает ветер. Из-за пыли кажется, что дело к ночи. С изумлением наблюдаем, как на тусклом небосклоне появляется то одна, то другая сторона Луны. «Так не бывает!» И точно так не бывает, когда солнцу еще далеко до заката. Наконец, оно прорезалось целиком, но оказалось блеклым, как Луна…

 

 

Наутро мы уезжали в Ташкент.  Ветер стих. Часа четыре мы неотрывно смотрели в окна поезда на ландшафты.

 

 

Необычны, и если бы мы не видели своими глазами, в эти природные объекты, как и в те, другие, из предыдущих дней медиа-экспедиции, не очень бы верилось. Но вот фоторепортаж, и это все Сурхандарья.

 

 

=========================

Участники медиа-экспедиции выражают признательность за ее организацию Госкомэкологии РУз, Региональному экологическому центру Центральный Азии и проекту UzWaterAware.

 

Наталия ШУЛЕПИНА

 SREDA.UZ, 20.6.2-18г.

 

 

 

 

Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


Один комментарий на «“Пыльный день в брызгах водопада Сангардак”»

  1. Энтузиаст:

    Хочется в Байсун!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Репортер.uz

Партнеры