ЕДЕМ В АРАЛКУМЫ

ЕДЕМ В АРАЛКУМЫПоездка в Аралкумы — вторая в каскаде майских командировок по трем пустыням Узбекистана и Китая. Сейчас никто и не вспомнит, кто первым назвал Аралкумами пустыню на осушенном дне Арала. Название прижилось. На самом ее краю расположен бывший рыбацкий поселок Казахдарья с населением около четырех тысяч человек. Старшее поколение пережило настоящую драму, ведь на глазах море уходило, дно обнажалось. Мягкий морской климат сменился на суховеи, пыльные бури. Дожди теперь в диковинку, осадков выпадает по минимуму. Трудно к этому привыкнуть.(Это продолжение. Начало см. Через три пустыни Узбекистана и Китая, Едем в Кызылкумы, Едем в Кызылкумы — 2)ЕДЕМ В АРАЛКУМЫПродолжение. Начало см. Через три пустыни, Едем в Кызылкумы, Едем в Кызылкумы -2

Поездка в Аралкумы — вторая в каскаде майских командировок по трем пустыням Узбекистана и Китая.

На самом краю пустыни Аралкум на осушенном дне Арала расположен бывший рыбацкий поселок Казахдарья с населением около четырех тысяч человек. Раньше жили морем, теперь главная забота – наступающие пески. Можно закрепить пески, посадить деревья, местным жителям освоить новые сферы деятельности? Ответ на этот вопрос ведется в рамках проекта ПРООН-ГЭФ-Правительства Узбекистана «Достижение стабильности экосистем на деградированных землях в Каракалпакстане и пустыне Кызылкум».

Закрепили пески на 4 гектарах. Еще бы…

Старшее поколение казахдарьинцев пережило настоящую драму, ведь на глазах море уходило, дно обнажалось. Мягкий морской климат сменился на суховеи, пыльные бури. Дожди теперь в диковинку, осадков выпадает по минимуму. Трудно к этому привыкнуть.

ЕДЕМ В АРАЛКУМЫЕДЕМ В АРАЛКУМЫВ Чимбае, что за тридцать километров от Казахдарьи, принято отовариваться. Отсюда везут в Казахдарью практически все — фрукты, овощи, нитки, иголки. Предлагают здесь и рассаду. До недавнего времени казахдарьинцы рассаду не покупали. \»Не земледельцы!\» Но с запуском проекта стали меняться приоритеты.

Об этом идет разговор в машине, пока едем от Чимбая до Казахдарьи. За окном время от времени мелькают ЕДЕМ В АРАЛКУМЫсаксаульники. По осени мне здесь уже приходилось бывать. Тогда местные жители собирали семена для посадок в пустыне и питомнике. Закрепление наступающих на поселок песков — важная часть проекта. Пробовали сажать семена, но сеянцы, выращенные из семян в питомнике, куда лучше приживаются. Через 5-6 лет сами начнут давать семена. Раньше считали, что \»без суеты, со временем новая пустыня так и так зарастет\». Уже лет сорок зарастает, а барханы между тем на поселок движутся.

По проекту посадки провели на нескольких гектарах. Не только саксаул сажали, но и кандым, черкез, голову медузы… В маловодные годы, казалось, все посохло. Но нынешний год выдался снежным. И полезли из высохших кусточков зеленые побеги. Опыт по закреплению песков проводится километрах в трех от поселка. ЕДЕМ В АРАЛКУМЫЗдесь опробованы разные виды механических защит из камыша на площади в четыре гектара. Многие из них основательно засыпало песком, но это не суть важно. Они свою миссию выполнили — под прикрытием мехзащит прижились пустынные растения. Это — один из итогов работы, начатой на пилотных участках в 2009 году.

Мне впервые довелось побывать в Казахдарье задолго до начала проекта — в 2004 году. Слышала, что несколько лет назад она процветала и как местный курорт. Отдыхающие и купались, и рыбачили. Но от этого морского изобилия ничего не осталось. Самым сильным впечатлением 2004 года было высохшее русло речки Казахдарьи — Амударьинской протоки, протекающей по поселку и впадающей в Жылтырбас, бывший залив Арала. В протоке — ни капли воды. Об огородах никто и не помышлял. Мы с местными лесоводами съездили тогда посмотреть на наступающие пески. Лесоводы говорили, что если пески не закрепить, то через несколько лет барханы приблизятся вплотную к поселку.
ЕДЕМ В АРАЛКУМЫ
ЕДЕМ В АРАЛКУМЫСейчас мы идем по тем самым пескам, покрытым зелеными кустами. Закрепить на четырех гектарах получилось! А нужен лес в районе поселка гектарах на пятистах. Кто оплатит эти работы, ведь проект заканчивается? Есть план у лесхоза, но идут дела ни шатко-ни валко. Штат невелик, труд тяжел, оплата скромна. Ожидать, что местные жители станут засаживать пустыню на энтузиазме, не приходится. Где вы, стимулы?

«Удочки» в Аралкумах

Энтузиазм нужен даже для возделывания собственного огорода. Не умели огородничать рыбаки. Рыбы наловить — это да, а фрукты-овощи… Предстояло осознать, что с уходом Арала нужны другие \»удочки\» — иные виды деятельности, приносящие доход, позволяющие достойно жить в изменившихся условиях.

ЕДЕМ В АРАЛКУМЫЕДЕМ В АРАЛКУМЫТакими \»удочками\» стали огороды и сады в усадьбах рыбаков. В рамках проекта в питомнике выращены сотни саженцев фруктовых и декоративных деревьев. Они оказались нарасхват. Эксперты проекта учили казахдарьинцев, как ухаживать. Для этого создали полевую школу. Проводили \»уроки\» на лучших участках, которые и прежде, благодаря близости к реке, поливались и обрабатывались. Эксперты предлагали новые для здешних мест засухоустойчиваые культуры, например, африканское сорго, топинамбур, и даже рецепты, по которым готовить из них еду.

Новым садам и огородам нужна вода. После тяжелого маловодья протока Казахдарья наполнилась. Вопрос, как подать поливную воду в отдаленные дворы? Подмогой стали насосы, закупленные из бюджета проекта. Чтобы ими пользоваться, казахдарьинцы создали пять групп водопотребителей. Эти кооперативы объединили более 80 семей, больницу и две школы. Действуют на основе договоров, орошается более восьми гектаров приусадебных участков.

ЕДЕМ В АРАЛКУМЫЕДЕМ В АРАЛКУМЫМы идем в больницу. В ее огромном дворе не росло ничего. Теперь набирают силу двести саженцев деревьев. В прошлом году вырастили здесь еще и картошку с луком, и нынче посадили. Цветы цветут. Почему среди растительности проплешины? С солончаком трудно справиться. \»Видели бы вы, как было\», — гордится посадками коллектив больницы.

Да, видели. И в школьных дворах наблюдали голый солончак, такой же, как за забором, и \»прутики\», которые, казалось, никогда не покроются листвой. На этот раз впечатлил преобразившийся школьный двор. Дети бегают среди зелени! Но мы оборачиваемся к дороге между учебным заведением и Аралкумами. По поджаренной земле идет с прогулки класс вместе с учительницей. Видно, у всех хорошее настроение. И ничего, что ветер задувает, и вокруг унылая голь. Им — ничего. Но мы приехали из Ташкента и глядим на это шествие со стороны. Кричать хочется: \»Эй, государство, стань поактивнее!\» Не мед детям расти среди песков и такыров. Лучше — в садах.

ЕДЕМ В АРАЛКУМЫЕДЕМ В АРАЛКУМЫ
ЕДЕМ В АРАЛКУМЫНаправляемся в один из казахдарьинских садов. За ним присматривает десятилетняя Перизад, выигравшая школьный конкурс \»Лучший зеленый двор\». Она говорит, что очень старалась, потому что у бабушки астма, а среди деревьев легче дышать. Когда деревья умножатся во дворах и в пустыне, наступит другая жизнь.

Наталия ШУЛЕПИНА
sreda.uz, 11.6.2012г
.
Продолжение см. Едем в Аралкумы -2


Добро пожаловать на канал SREDA.UZ в Telegram


0 комментариев на «“ЕДЕМ В АРАЛКУМЫ”»

  1. Umid Nazarkulov:

    Рассаду также начали выращивать и в парниках по примеру проектной теплицы. Год хороший, весной песок влажный. Пустынные растения будут расти более интенсивно, так как корни с каждым годом углубляются.

  2. галка:

    что действительно кактус сажают?
    это из Википедии—Астрофитум голова-медузы (лат. Astrophytum caput-medusae), или Дигитостигма капут-медуза (лат. Digitostigma caput-medusae) — это кактус из рода астрофитум, который открыли в 2002 году исследователи Карлос Г. Веласко Масиас (исп. Carlos Velazco) и Мануэль Неварес-де-лос-Рейес (исп. Manuel Nevarez)[1].
    Изначально для кактуса создали отдельный род — Digitostigma. Причиной этого стало то, что этот кактус не похож ни на один из ранее исследованных. Кроме того, это название рода достаточно хорошо описывает его внешний вид (digito stigma — крапчатые пальцы).
    Через несколько месяцев после открытия, учёный Дэвид Хант предлагает отнести растение к роду Астрофитум[2]. При этом он сохраняет название «голова-медузы» (caput-medusae). Цветки и семена кактуса действительно похожи на представителей рода Астрофитум, правда само растение существенно разнится по сравнению с известными Астрофитумами. Хант также отметил некоторые сходства с Ariocarpus agavoides и Leuchtenbergia principis.
    Места обитания — в основном полупустыни Мексики, на высоте 100—200 м над уровнем моря[1].
    [править]Биологическое описание

    Высота растения редко превышает 19 см. Растет в основном одиноко, кустится редко. Стебель цилиндрической формы, довольно короток, усыпан множеством щетинок, предположительно происходящих от остатков бугорков у основания. Сами щетинки окрашены в светло-кофейный цвет, иногда с красноватыми оттенками. Бугорки основания слегка похожи на листья, могут достигать в длину около 19 см, в ширину 2-5 мм.
    Корень растения по величине примерно равен надземной части растения, сам по себе довольно мясистый, веретенообразный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Еще статьи из Климат

Партнеры